Улучшение деловой среды – главная цель совместной работы бизнеса и государства

С 18 по 22 марта 2013 г. Российский союз промышленников и предпринимателей провёл ежегодную Неделю российского бизнеса – ключевое мероприятие, на котором обсуждаются актуальные экономические проблемы и формируются предложения по важнейшим направлениям взаимодействия государства и деловых кругов.

Представители бизнеса и власти обсудили вопросы инвестиционного климата, налоговой и финансовой систем, инновационной политики и торговли, контрольно-надзорной деятельности и технического регулирования, кадрового потенциала и производительности труда, экологической и промышленной безопасности. В рамках Недели российского бизнеса состоялись Всероссийский форум саморегулируемых организаций, серии других мероприятий, среди которых важнейшую роль играли конференции и круглые столы по тематике «Деловой двадцатки» в рамках председательства РСПП в этом международном бизнес-клубе.

Участниками мероприятий по традиции стали заместители Председателя Правительства РФ, представители Администрации Президента РФ и Федерального Собрания РФ, руководители ключевых министерств и ведомств, члены Бюро и Правления РСПП, руководители региональных отделений и отраслевых объединений РСПП.

Ключевым мероприятием Недели российского бизнеса стал очередной, ХХ съезд РСПП.

С докладом на съезде выступил Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев. Основными спикерами форума стали Президент РСПП Александр Шохин, председатель Комитета РСПП по профессиональному обучению и профессиональным квалификациям, член Бюро Правления РСПП Анатолий Карачинский, председатель регионального объединения работодателей «Московская конфедерация промышленников и предпринимателей», член Правления РСПП Елена Панина, президент «ОПОРы России» Александр Бречалов, губернатор Тульской области, член Правления РСПП Владимир Груздев.

Предлагаем вашему вниманию тезисы выступления на съезде Президента РСПП Александра Шохина.

Для Российского союза промышленников и предпринимателей повышение качества деловой среды является одним из важнейших направлений взаимодействия с органами власти.

Оценки динамики делового климата за прошедший год довольно сдержанные. Опрос РСПП, данные Всемирного банка или статистика дают схожие результаты – прогресс есть, но незначительный.

Если посмотреть на список проблем, то это либо чистая зона ответственности государства, либо вопросы «совместного» ведения. Проблемы государства – высокие административные барьеры, высокие налоги и страховые платежи, низкое качество государственного правления, незащищённость прав собственности, инфляция, коррупция.

Конечно, коррупция – двусторонний процесс: один даёт взятку, другой её берёт. Но делает её возможным и весьма распространённым вариантом решения проблем бизнеса, в первую очередь, «дырявая» нормативная база, оставляющая возможности для «усмотрения» чиновника, отсюда неоднозначные толкования в правоприменении и судебных разбирательствах.

До сих пор идут споры о доле монетарной и немонетарной составляющей в инфляции, но никто не будет отрицать, что тарифы вносят значительный вклад в темпы роста цен.

С учётом анализа ключевых проблем бизнес-сообщества сформулирована Повестка дня РСПП на 2013–2015 гг. и на период до 2018 г. У нас получилось 13 ключевых направлений взаимодействия государства и бизнеса, на которых остановлюсь подробнее.

Главная проблема для бизнеса – нехватка квалифицированных кадров. Вопрос, «кто будет работать на 25 млн рабочих мест», остаётся открытым.

Работодатели и их объединения готовы взять на себя часть функций по повышению качества человеческого капитала – это разработка профессиональных стандартов, расширение программ корпоративного профессионального образования, независимая оценка качества программ профподготовки, но нужна адекватная поддержка со стороны государства. Почему нельзя относить на себестоимость расходы на обучение тех, кто не работает в компании, но обучается в её учебном центре и будет востребован на местном рынке труда?

При этом решение задачи создания и модернизации рабочих мест – это производная от улучшения делового климата и стимулирования инвестиционной активности.

Кстати, есть непростой статистический вопрос – если мы выведем с рынка 10 млн «плохих» рабочих мест (а такая задача может быть решена в ближайшие годы), то сколько нам надо создать высокотехнологичных – 15 или 35 млн? От ответа на этот вопрос зависят и наши действия. Да и в целом было бы хорошо перейти с подсчёта высокотехнологичных мест «в штуках» на оценку их доли в общем числе рабочих мест.

Создание рабочих мест и нехватка квалифицированных кадров – не чисто российская проблема. В соответствии с оценками для сохранения текущего уровня занятости в мире необходимо создать за 15 лет 600 млн рабочих мест.


008rsppmon 6000


Говоря о глобальных темах, не могу не сказать о том, что в период председательства в «Двадцатке» задача РСПП как координатора B20 – защитить глобальные интересы российского бизнеса, это распространяется и на другие «мировые клубы» – G8 и БРИКС, на наши отношения с ЕС.

Реализуются меры по адаптации экономики России к функционированию в условиях членства в ВТО. Но хотя Россия уже с августа прошлого года является членом организации, есть ощущение, что многие предприниматели и чиновники всё ещё не понимают, что в связи с этим надо делать. Особенно в ситуации, когда часть внешнеэкономических функций ушла на наднациональный уровень, к Евразийской экономической комиссии.

Нельзя в этой связи не вспомнить и о среднем уровне фискальной нагрузки. По оценкам Всемирного банка, в Казахстане он почти в 2 раза ниже, чем в России, а предпринимательский климат у нас не в 2 раза лучше, так что перекрыть эту разницу нечем.

Формулировка «мы надеемся (а не “мы обещаем”), что до 2016 г. налоговая нагрузка не увеличится» в устах профильных чиновников заставляет бизнес нервничать. Особенно если есть не только обещания, но и гарантированный рост нагрузки в рамках системы социального страхования.

Мы понимаем, что одного закона о специальной оценке условий труда недостаточно для того, чтобы снизить эту нагрузку. Нужны стимулы, иначе фискальную нагрузку не удержать, поскольку есть и другие факторы – в десятки раз завышены платежи по обязательному страхованию ответственности владельцев опасных объектов, новая пенсионная формула увеличивает нагрузку на работодателей ещё на 4%.

Мы приветствуем решение по налогу на имущество в части нового оборудования, но этого мало. Бизнесу нужна новая инвестиционная льгота, да и расширить перечень НИОКР, расходы на которые относятся на себестоимость с коэффициентом 1,5, было бы неплохо.

Главное, чтобы система стимулов работала и была востребована бизнесом. При активном участии РСПП в 2009 г. был принят закон об энергосбережении и повышении энергетической эффективности. Прошло достаточно много времени, но система стимулов заработала в весьма ограниченном объёме.

Необходимо переходить к универсальным льготам, аналогично налогу на имущество. Зачем отдельно стимулировать приобретение энергоэффективного и инновационного оборудования, если можно дать льготу инвестиционному проекту?

Нагрузка «на найм» растёт в условиях, когда своё, уже начатое дело оказалось не самым привлекательным занятием для индивидуальных предпринимателей и самозанятого населения из-за резкого роста взносов в пенсионный фонд.


010 web600


 

Никто не оспаривает правоту подхода «меньше заплатил – меньше получил», но должны быть варианты выбора размеров страховых взносов, а значит, и будущей пенсии. Их три.

Первый. Самозанятые освобождаются от обязанности уплачивать страховые взносы (но не лишаются права это делать). В этом случае они смогут претендовать на социальную пенсию/пенсию по инвалидности.

Второй. Увеличение стоимости страхового года до уровня, достаточного, чтобы при определённом стаже выплачивать самозанятым пенсию на уровне прожиточного минимума пенсионера.

Третий. Создание специальной пенсионной системы для самозанятого населения с преобладанием накопительной компоненты.

Отдельный вопрос – накопительная часть пенсионной системы. Если стоит задача создать в стране дополнительный источник длинных денег – необходимы одни решения, если минимизировать в краткосрочной перспективе дефицит в Пенсионном фонде – абсолютно другие. Для бизнеса, особенно реализующего долгосрочные, особенно инфраструктурные проекты, очевидно, ближе первый вариант.

Решать вопросы дефицита Пенсионного фонда в условиях корректировки пенсионной реформы надо за счёт иных источников финансирования, включая приватизацию. А льготы отраслям и категориям, не зарабатывающим полноценных пенсионных прав, надо финансировать за счёт целевых субсидий федерального бюджета.

Финансовая сфера, которая должна обеспечить средства для инвестиционной активности, пока не лучшим образом справляется со своими обязанностями, хотя качество банковской инфраструктуры оценивается достаточно высоко.

Вопрос – где компании могут сейчас взять деньги для реализации масштабных проектов с длительными сроками окупаемости? На российском рынке длинных и дешёвых денег мало, на мировом рынке «штормит», да и ситуация на Кипре добавила волнений.

Для среднего бизнеса ситуация ещё хуже. В январе средневзвешенная ставка по рублёвым кредитам нефинансовым организациям сроком до 1 года составляла 8,8%. Но это не та ставка, по которой может «занять деньги» малый или средний бизнес. Только лучшие заёмщики (а это десятки компаний) могут на неё рассчитывать.

Правда, не стоит во всем обвинять банкиров. У РСПП несколько тем для обсуждения.

В повестке дня – совершенствование системы рефинансирования кредитных организаций, повышение оперативности доступа к ресурсам Банка России, совместные с государством инвестиционные программы (синдицированное кредитование, выдача госгарантий под инвестиционные проекты), создание механизма государственной регистрации залога движимого имущества.

Традиционно сложный вопрос и для финансовой сферы, и для экономики в целом – высокий уровень присутствия государства в экономике. Причём в ряде случаев госкомпании продолжают экспансию. Мы предлагаем три радикальных решения.

Во-первых, изменить подход к формированию программы приватизации: если бизнес выразил готовность купить нестратегическое предприятие, оно идёт на приватизацию.

Во-вторых, ввести прямое ограничение для госкорпораций и компаний с государственным участием на учреждение и вхождение в уставный капитал дочерних организаций, если с задачей производства необходимых товаров или услуг справляются частные компании.

В-третьих, направить средства от приватизации в Фонд национального благосостояния, что позволило бы создать «подушку безопасности» для проводимой пенсионной реформы.

Не менее сложный вопрос – формат государственного контроля. Есть общее понимание, что существующая система контроля и надзора неэффективна. Она создаёт избыточную нагрузку на бизнес, не обеспечивая требуемого уровня безопасности. Мы предлагаем переходить на декларирование соответствия, независимый технический и экологический аудит, финансовые гарантии и финансовую ответственность промпредприятий.

Велась активная работа на всех доступных для бизнеса площадках по ключевым направлениям госрегулирования. Удалось достичь компромисса по промышленной безопасности, а вот в сфере совершенствования экологического законодательства пока продолжается дискуссия.


012web 600 mon


Главное – не повторить ошибок системы страхования ответственности владельцев опасных объектов, когда рост нагрузки оказался чрезмерно высоким. Кстати, в этом вопросе нужно установить правило – не фиксировать цифры на все времена, а ввести механизм ежегодного утверждения ставок, как для государственных внебюджетных фондов.

Система технического регулирования изначально развивалась по принципам открытости и публичности. Бизнес участвовал в разработке и совершенствовании базового законодательства и технических регламентов.

После перехода этих функций на наднациональный уровень положительную практику в целом удалось сохранить. Естественно, остались вопросы – необходимо «допринимать» наднациональные технические регламенты и стандарты, завершить работу по созданию законодательной основы системы стандартизации и аккредитации РФ и ряд других вопросов.

Состоялось первое заседание Консультативного совета Евразийской экономической комиссии по взаимодействию с белорусско-казахстанско-российским бизнес-сообществом.

Многие принципы, которые мы отработали на национальном уровне (в том числе в области технического регулирования), будут использованы в ТС и ЕЭК.

«Зона» большой обеспокоенности бизнеса – совершенствование корпоративного законодательства в условиях, когда меняется гражданское законодательство.

Необходимо радикально повысить качество корпоративного управления в компаниях, в том числе через законодательное регулирование института независимых директоров и уточнение процедур формирования советов директоров, определение чётких правил корпоративных поглощений.

При этом мы считаем, что нет необходимости радикально менять подходы в принципах корпоративного управления – пусть сами компании решают, необходимо ли им делить вопросы стратегического управления и контроля за деятельностью исполнительных органов между наблюдательным советом и советом директоров или отдавать все функции совету директоров.

В целом при правке гражданского законодательства хотелось бы, чтобы соблюдался принцип «не навреди».

Многое уже сделано для повышения эффективности судебной системы. Качество арбитражных судов высоко оценивается компаниями – около 80% опрошенных РСПП компаний считает эффективным обратиться для защиты своих интересов в суд, даже если речь идёт об органах власти (хотя здесь оптимизма несколько меньше).

Есть один непростой вопрос, связанный с административным судопроизводством. Не должно возникать «серых зон» при определении подсудности дела и ситуаций, когда по однотипным делам в рамках двух судебных систем (арбитражной и административной) будут приниматься разные решения.

У РСПП также есть ряд предложений по развитию третейского судопроизводства, в частности включение третейского суда в единый государственный реестр третейских судов как условие его легитимности, закрепление права создания постоянно действующих третейских судов за общероссийскими объединениями работодателей, ТПП, биржами и ряд других решений.

В целом роль бизнес-сообщества в диалоге с органами власти явно нуждается в корректировке. Успешность механизма оценки регулирующего воздействия не должна восприниматься как полное решение проблем.

Пока бизнес не допущен к формализованному обсуждению ставок налогов. Законопроекты, вносимые в Думу не через Правительство РФ, а другими субъектами законодательной инициативы, также не подпадают под ОРВ. Несмотря на установленное правительством требование обсуждения проектов некоторых видов стратегических документов, они могут быть приняты, даже если заведомо известно, что публичной дискуссии не было. Об этом свидетельствует опыт принятия ряда госпрограмм.

Нужен постепенный переход к комплексной экспертизе проектов нормативных правовых актов, включая антикоррупционную экспертизу в сочетании с постепенным расширением сферы экспертизы на все вопросы, касающиеся предпринимательского сообщества. В условиях, когда законопроект «О государственном стратегическом планировании» пока не принят во втором чтении, можно было бы аналогичную норму ввести для формализованной экспертизы стратегических документов.


014monitoring 600


Что касается взаимодействия бизнеса и власти при подготовке проектов госпрограмм, то есть и положительный, и негативный опыт. В одних случаях предприниматели были вовлечены в подготовку документа на ранних стадиях, в других – РСПП получал проект документа за несколько дней до заседания Правительства РФ с просьбой дать заключение, желательно положительное.

Очевидно, что схему взаимодействия на стадии подготовки, реализации и мониторинга госпрограмм необходимо выстраивать заново. Нельзя забывать о ещё одной важной теме – инкорпорированности в госпрограммы стратегий развития конкретных отраслей экономики.

Это не все темы, которые обсуждались в ходе мероприятий Недели российского бизнеса. Тематика Недели, с одной стороны, определена в соответствии с майскими указами Президента РФ и Основными направлениями деятельности Правительства РФ до 2018 г., с другой – направлениями работы «Деловой двадцатки», с третьей – ключевыми проблемами бизнес-сообщества.

Инвестиционные планы компаний на этот год в конце прошлого были достаточно оптимистичными. Понятно, что нестабильность на мировых рынках уже подкорректировала инвестпрограммы, но дальнейшая их судьба зависит уже от действий государства.

В целом диалог бизнеса и власти выстраивается, хотя на разных направлениях неодинаково эффективно. Без создания условий для развития компаний, формирования благоприятного делового климата существующие инвестиционные планы компаний окажутся благими намерениями. Допустить этого нельзя. В этом наша обязанность и ответственность.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости
Другие материалы в этой категории: Индекс деловой среды в марте »