Ирина и Игорь Хохловы: «Нам интересно друг с другом»

Ирина и Игорь Хохловы: «Нам интересно друг с другом»

Дом как основа семьи. Семья как источник силы, заботы и поддержки. Любовь как годы, прожитые вместе, как стимул двигаться вперед, строить жизнь и карьеру, воспитывать детей. Взаимопонимание, преданность, доверие, близкие люди, которые всегда помогут и поймут...

Ирина: У нас в семье все называют друг друга только полными именами. Мода эта пошла от того, что меня всегда звали только Ирина, и мне нравилось, чтобы имя было ёмкое, звучное, мелодичное, чтоб уж как позвать, так позвать! Поэтому дети у нас Николай, Изабель, Стефания и Арсений – и никак иначе. Однажды, когда Изабель было лет 6, кто-то позвонил Николаю и сказал: «Здравствуйте, можно Колю?», она ответила: «Здравствуйте, таких у нас нет».

Изабель: Я понятия не имела, что это одно и то же имя.

Ирина: Вообще, я очень верю в силу имени, что оно влияет на судьбу, поэтому никогда не хотела звать детей на сюсюкающий лад. Это же известная теория, например, об этом писал Лосский в своем исследовании «Трактата о Божественных именах». Поэтому в ожидании каждого ребёнка я тщательно придумывала ему имя. И для меня это была уже не обезличенная история – я знала, кого я жду.

Елена: А откуда взялось имя Изабель, как вы его придумали?

Ирина: Мы летели на Маврикий и познакомились с парой французов, у них был медовый месяц. Её звали Изабель, и она была очень милой – хохотушкой и болтушкой. Это было лет 19 назад, но мы дружим до сих пор. Мне тогда очень понравилось её имя. Его приятно было произносить... Но Изабель Хохлова, особенно Изабель Игоревна Хохлова – это, конечно, смешно. Мы понимаем весь абсурд этой комбинации, но нам очень нравится это имя.

«В ожидании каждого ребёнка я тщательно придумывала ему имя.
И для меня это была уже не обезличенная история – я знала, кого я жду
»
Семья

Елена: А тебе уютно с твоим именем?

Изабель: Да, мне нравится.

Елена: Сколько лет вашему старшему сыну?

Ирина: Ему 25 лет. У нас был очень ранний брак, но это длинная история...

Елена: Расскажите, пожалуйста.

Игорь: Мы познакомились в лагере комсомольского актива...

Ирина: Туда посылали секретарей комсомольских организаций. Я училась в школе, переходила в 9 класс, мне было 15 лет, а Игорь уже был студентом...

Игорь: Я закончил 1 курс Бауманского института.

Ирина: Там было очень весело. Можно сказать, что там собиралась вся молодёжная интеллектуальная элита – умные, дерзкие, пытливые, которым до всего, по-хорошему, было дело. Мы познакомились, начали встречаться и спустя год уже точно знали, что хотим пожениться. Но, конечно, всё это было не вовремя. А ждать мы уже не могли и, когда мне исполнилось 17 лет, пришли к моим родителям.

Игорь: Ирина была в 10 классе!

Ирина: При этом я была отличница, секретарь комсомольской организации, никаких ветров в голове у меня никогда не было. И вдруг мы говорим моим родителям, что хотим пожениться! Ситуация усугублялась тем, что они готовились к отъезду в загранкомандировку на год. А как ждать целый год в 17 лет?! (Смеются.)

Елена: Игорь, а вам сколько было лет?

Игорь: 19 в тот момент, когда мы принимали это решение.

Ирина: И мой папа тогда сказал судьбоносную фразу: «Если яблоко созрело, не дай ему упасть».

Елена: То есть родители вас поддержали?

Ирина: Да, они сказали: женитесь! Но как? Никаких возможностей у нас не было, и мы пошли по инстанциям. Первым шагом был райисполком. Там нам сказали: без проблем – заявления от родителей, справку о беременности... Я говорю: я не беременна. Они: а тогда что? Отвечаем: мы любим друг друга! В ответ – дружный хохот: «Ой, смотрите, они любят друг друга!!! Идите-ка отсюда!»

Не зная, что делать, мы пошли дальше – в горисполком, там нас вообще не стали слушать, и мы вернулись обратно в райисполком. Стали искать лазейки, поступил звонок из органов, где служил мой папа, – во внешней разведке, как-то кому-то мы понравились, и невозможное стало возможным. Председатель райисполкома, а им, кстати, оказался Шанцев Валерий Павлинович, завизировал наше заявление, и нам разрешили пожениться!

IMG 4064 web«У нас очень схожие базовые ценности.
Нам интересно друг с другом, мы одинаково себе представляем, как нам жить, где нам жить, как отдыхать, у нас одинаковые взгляды на образование и воспитание детей
»

Елена: Игорь, как вы могли в таком молодом возрасте принять такое зрелое решение, пройти все эти трудности?

Игорь: Ну, наверное, это склад характера такой. Мне очень нравилась Ирина. Я, встречаясь с ней, нафантазировал себе нашу дальнейшую жизнь. И нам было интересно попытаться преодолеть все препятствия.

Ирина: Меня часто спрашивают: а как бы ты теперь поступила со своими детьми? Сложный вопрос, но самый важный опыт, который я вынесла, – надо быть внимательными по отношению к своим детям, ведь ты вершишь их судьбы. И можешь вершить со знаком плюс, а можешь – со знаком минус. И это огромная ответственность. Сейчас, глядя на нас, моя мама говорит: «Как страшно, что мы могли бы сказать “нет”»!

Елена: Существует привычное мнение: семья – довольно хрупкая конструкция, её нужно выстраивать, поддерживать, работать над отношениями. Вы так рано начали жить вместе. Были ли какие-то серьёзные трудности?

Игорь: Серьёзных – нет. Когда мы начинали жить в браке, были, конечно, какие-то неудачные моменты в поведении, но...

Ирина (подхватывает): Но ничего такого. Вот нас спрашивают: как вы притирались? Честно, вот честно – я даже не понимаю, о чём идёт речь. Мы как-то даже особо и не ссорились...

Игорь: Потому, видимо, что у нас очень схожие базовые ценности. Нам интересно друг с другом, мы одинаково себе представляем, как нам жить, где нам жить, как отдыхать, у нас одинаковые взгляды на образование и воспитание детей.

Ирина: Да, и у нас никогда не было выяснений отношений.

Игорь: Кроме того, для многих становятся испытанием ранние дети, часто это разрушает отношения. Нам, наоборот, это помогло...

Ирина: Хотя, конечно, это было сложно – появление Николая. Я родила его в начале 2 курса. Я училась тогда в инязе.

Игорь: А в 25, когда нам было столько же лет, сколько сейчас Николаю, мы уже планировали второго ребёнка.

Игорь: В это время мы себя уже полностью обеспечивали, жили на Рублёвке.

Елена: Вы оба работали?

Ирина: Да, мы закончили институты. Игорь раньше, я позже. В это время началась перестройка, и мы активно оказались вовлечены в бизнес. У нас был альянс, мы работали вместе бок о бок. Тут, конечно, можно было переругаться. (Улыбается.)

Елена: Совместная работа, по-вашему, мешает семейной жизни?

Игорь: Нам помогала, потому что мы работали в сингапурской компании, можно сказать, во вражеском окружении. Я был единственным русским топ-менеджером, и окружающая среда была довольно жёсткой. И Ирина просто закрывала мои тылы, без неё всё было бы гораздо сложней.

Ирина: Это была реальная, большая и очень серьёзная работа. Я занималась пиаром и рекламой, мы привлекали очень крупных клиентов.

Елена: И вы практически не расставались?

Ирина: Не то слово! Мы всё время были вместе. Вместе ехали на работу. Постоянно что-то обсуждали – жизнь, дела... Могли и поругаться, так как у нас бывали тактические разногласия в рабочих моментах. Но когда мы входили в офис, никто об этом догадаться не мог, это было табу. Мы научились никогда не выяснять отношения на людях и всегда иметь «красивое лицо».

Игорь: Мы были командой. Стояли друг за друга. И это был наш общий успех. Мы не были конкурентами по отношению друг к другу никогда.

Ирина: А потом мне это надоело. Это жёсткая работа, ты всё время боец, это накладывает отпечаток на твой характер. И я закончила этот этап и пошла работать в иняз. Там, конечно, платили 3 копейки, но у меня уже были финансовые тылы, и мне очень нравилось преподавать, у меня был прекрасный предмет, новый – язык массмедиа. Там я проработала лет 10. В тот период у нас родилась Изабель, а потом, когда появилась Стефания, это стало сложно совмещать. Моя работа с точки зрения денег была в чистом виде хобби. Но у меня, помимо неё, есть много других увлечений: мы активные театралы, часто ходим на выставки, много путешествуем и т.д. И я приняла решение оставить работу.

Семья «Самый важный опыт, который я вынесла, – надо быть внимательными по отношению к своим детям, ведь ты вершишь их судьбы»

Елена: Как у вас распределяются роли в семье? Патриархат? Матриархат? Или равноправие?

Ирина: Вчера девочки нам устроили отчётный концерт – они обе занимаются музыкой. Изабель музицировала, и они исполняли известную детскую песенку «Папа может всё что угодно...» Там есть такие слова: «папа, конечно, главный, если мамы дома нет». Вот ответ на ваш вопрос. (Все смеются.)

Елена: Вы применяете какие-то новые технологии в воспитании?

Игорь: На мой взгляд, у нас ничего не поменялось в базовых подходах к воспитанию. Меня родители водили на «Князя Игоря» в 10-летнем возрасте, и мы водим своих детей... Есть некий багаж книг, фильмов. Подходы одни и те же. Нужно трудиться, развиваться, нужно познавать мир. Сейчас мы уезжаем отдыхать на лето, и я готовлю детям серьёзный запас DVD, аудиокниг, радиоспектаклей – классические вещи в прекрасном исполнении. Наши дети очень благодарные слушатели, для них приятно это делать. Они с большим удовольствием всё это воспринимают.

Семья «Cейчас мир предоставляет огромные возможности – учёба, работа, дети разлетаются, мы живём даже на разных континентах.
И для нас это страх из страхов – остаться одним
»

Елена: То есть дети принимают ваши ценности, и у вас нет конфликта отцов и детей?

Ирина: Просто нет никакой ломки, им это интересно.

Игорь: Но мы не хотим, чтоб кто-то думал, что мы какие-то уникальные. Вот Стефания занимается сейчас на Николиной горе – наши друзья организовали там образовательный курс у себя в доме.

Ирина: Введение в живопись.

Игорь: Они собрали группу из никологорских детей и с ними занимаются, приглашают живописцев, психологов. У них у самих...

Ирина: …пятеро детей.

Игорь: Так что наш случай совсем не уникален.

Елена: Скажите, а в вас это откуда – желание и умение строить большую семью?

Игорь: Я был один в семье, и мне всегда хотелось иметь брата или сестру. Я завидовал семьям, где было несколько детей. Конечно, для меня очень важным моментом была возможность достойно обеспечить свою семью. А когда эта возможность есть, материальные проблемы решены, проще организовать и реализовать всё, что ты задумывал.

Ирина: Я всегда считала, что я правильная. (Смеётся.) И в моём понимании правильно – это прочная семья с детьми. И есть ещё одна причина. Я росла в семье с сестрой, но случилась трагедия, и она ушла из жизни. И у меня с детства был страх непоправимой утраты для родителей и твёрдая решимость, что детей, даже с этой точки зрения, должно быть не меньше двух. Об этом не принято и страшно говорить, но у меня было так, и я всегда об этом думаю. И ещё, сейчас мир предоставляет огромные возможности – учёба, работа, дети разлетаются, мы живём даже на разных континентах. И для нас это страх из страхов – остаться одним. Вот мы пришли домой с мужем, а у нас в доме тишина! Не слышно детских голосов... Для меня это неприемлемо!

Игорь: Ну да, вот Николай сейчас работает в Азии, Изабель собирается учиться в Англии в ближайшее время, и если бы у нас не было Стефании и Арсения, мы бы остались одни!

Ирина: Это грустно. И не потому, что нам с Игорем нечем заняться вдвоём, нет! Знаете, желание отдавать – в этом столько радости! Если у тебя есть что отдать и ты видишь потом обратную благодарную реакцию – это замечательно! Ты видишь, как дети растут, как они меняются... Я не нахожу удовольствия в том, чтобы просто жить для себя.

Ну, конечно, Игорь прав, очень важно, что у меня много помощников. Я всегда могу найти время уединиться, заняться собой и тем, что мне интересно. Я просто говорю: «Меня дома нет!» Правда, это не всегда срабатывает. Если в этот момент я нужна детям, они возражают: «Как это нет, ты же есть!» (Смеётся.)

Елена: Трудно было отпустить Николая? В каком возрасте он впервые надолго уехал?

Ирина: В общем, нет. Впервые надолго он уехал в 21 год, после окончания института, в Англию.

Игорь: Он вышел на рынок труда в самый разгар кризиса 2008–2009 годов. Закончил финансовую академию и мечтал быть финансовым банкиром, стажировался в серьёзных банках. Но кризис внёс грубые коррективы в его идеальную картину мира. Он не смог найти работу. И мы помогли ему уехать в Англию получать master’s degree, что он успешно и сделал. Далее были стажировки в J.P. Morgan и Goldman Sachs, и вот несколько лет назад он получил предложение от очень успешной компании, которая занимается стартапами и интернет-проектами, это более интересная работа, хорошие деньги, путешествия по миру...

Ирина: Но ему было сложнее уехать, чем нам его отпустить. Нам даже пришлось его чуть-чуть подтолкнуть.

Игорь: К этому моменту он уже отработал в московских проектах этой компании. И ему предложили новый проект, полный аналог «Амазона» в восточной Азии – Бангкок, Сайгон, Индонезия, Малайзия.

Семья
«Я был один в семье,
и мне всегда хотелось
иметь брата или сестру.
Я завидовал семьям,
где было несколько детей
»

Елена: Изабель, ты едешь учиться в Англию. По какому направлению?

Изабель: Пока в планах у меня два направления – менеджмент и искусствоведение. Не знаю ещё, как это объединить, но хочу двигаться в этом направлении.

Елена: Ты задумывалась, как ты там будешь одна?

Изабель: Я хорошо нахожу общий язык с людьми, у меня очень хороший английский, поэтому, думаю, у меня не будет проблем с общением. Кроме того, у меня там много друзей, я хорошо знаю Лондон, мы часто ездили туда, когда там учился Николай.

Игорь: Я за неё не волнуюсь, потому что она суперструктурированная, не по годам серьёзная...

Ирина: ...зрелая.

Игорь: …умная, с правильной системой координат, ну и потом Англия – это не так далеко, 3 часа полёта, и мы вместе.

Елена: Существует мнение, что те, у кого было золотое, беспроблемное детство, нередко во взрослом возрасте оказываются гораздо менее устойчивыми к стрессам. Считаете ли вы, что ребёнку необходим опыт самостоятельного преодоления трудностей?

Игорь: Понимая это, мы всегда стараемся, чтоб наши дети были социализированы. Мы балуем детей сердечным теплом, но это не означает, что они не нагружены массой вещей, которые делают их самостоятельными личностями.

У нас все дети ходили в детский сад, и не потому, что нам не хотелось ими заниматься, а потому что важно, чтоб они росли в коллективе. Дома их ждёт тепло и поддержка, но они знают, что вне дома довольно жёсткая среда, в итоге каждый из них – лидер. Вот пример Стефании – она пришла в первый класс не самой лучшей ученицей, а сейчас, к концу года, она не только первая в учёбе, но и безусловный лидер в коллективе.

Елена: Как вы думаете, что вам помогает прежде всего в процессе воспитания?

Ирина: У нас православная семья, и прежде всего это все базовые ценности православных людей.

Елена: Как вы к этому пришли?

Ирина: В моей семье это было всегда. Обе мои бабушки были верующими. Конечно, нельзя было быть в то время открыто верующим – и общество давило, и папа был на службе, и я – в комсомоле, но основные ценности в доме всегда звучали, присутствовали и воспитывались. Сейчас к этому возвращаются, и наша семья не исключение.

Можно сказать, что это базис. Потом семейные ценности – это главное. Человеческие отношения, любовь между мужем и женой, любовь к своим детям. Понимание того, что семья всегда тебя примет, защитит, спасёт.

Игорь: Затем понятие того, что каждый на своём уровне обязан самосовершенствоваться и трудиться...

Ирина: Ну это же так естественно!

Елена: Не для всех.

Ирина: Чувство прекрасного – театр, книги...

Игорь: Книги – это же не просто набор знаков, это всегда какой-то message. И выбирая, давая книгу ребёнку в руки, ты даёшь направление, передаёшь свою систему ценностей.

«Книги – это же не просто набор знаков, это всегда какой-то message. Давая книгу ребёнку в руки, ты даёшь направление, передаёшь свою систему ценностей»

Елена: Ваши рекомендации часто находят отклик в детях?

Игорь: Не всегда, но находят.

Ирина: Вот Стефания сейчас зачитывается Гайдаром. Она любит «Тимура и его команду». Во-первых, потому что Тимур красивый в кино (улыбается), ну и просто потому что книга интересная. Она уже прочитала «Чука и Гека», «Голубую чашку», «Горячий камень»...

Игорь: Недавно я привёз от родителей собрание сочинений, жуткий дефицит советского времени – «Библиотеку приключений», 20 томов. И «Великие открытия XX века».

Ирина: Но Изабель, например, в силу своего характера не очень увлекается приключенческой литературой. Вот это всё не про неё...

Игорь: Её ни Жюль Верн, ни Тур Хейердал не интересуют! Как можно не любить «Двадцать тысяч лье под водой»?!

Елена: Невозможная скучища! (Все смеются.)

Ирина: Мне кажется, это просто характер, разница в восприятии. Я дала ей Арбузова – просто зачитывается. Вампилов, Айтматов, Розов – вот это её. С удовольствием прочла Франсуазу Саган.

Изабель: Я очень люблю театр, мне это привили родители с самого раннего детства. Мне очень нравится балет. Из драматических актрис очень люблю Пегову. Недавно смотрела несколько спектаклей с её участием. Сейчас в Москве очень много нового в театральной жизни, и я стараюсь ничего не пропускать.

Елена: Книги, спектакли оказывают на тебя влияние?

Изабель: Да. Театр в меньшей степени, а книги очень сильно меня захватывают, я не могу просто прочитать и забыть, ещё долго нахожусь под впечатлением, обдумываю прочитанное.

Ирина: У нас есть традиция – каждый вечер мы всей семьей собираемся за ужином и обмениваемся впечатлениями дня. И мы обсуждаем прочитанную книгу, или конфликт в классе, или любые другие события...

Елена: То есть вы всегда находите время для того, чтобы быть в курсе событий друг друга?

Ирина: Обязательно. И если у ребёнка внутри есть какой-то конфликт, его что-то тревожит или, наоборот, ему что-то интересно, важно, это обязательно нужно выслушать и разобрать. Конечно же, с позиций нашей семьи. Хотя я часто говорю: это может быть и по-другому, но у нас так.

Ребёнок должен знать, что в жизни бывает всякое – подлость, несправедливость. Он должен знать разные стороны жизни, но уметь делать выбор, исходя из своих жизненных ценностей.

Вообще, я считаю, воспитывать надо в мирное время. В период «военных действий» надо помогать.

Елена: Вы близки с детьми? Вы чувствуете, что они нуждаются в вас, что они с вами откровенны, им важно ваше мнение?

Семья«Мы балуем детей сердечным теплом, но это не означает, что они не нагружены массой вещей, которые делают их самостоятельными личностями»

Игорь: Абсолютно!

Елена: Изабель, как думаешь, это так?

Изабель: Да, конечно, мы очень близки.

Елена: Родители часто тебе помогают в жизни?

Изабель: Всегда.

Елена: Ты готова им многое доверить, всегда можешь на них положиться?

Изабель: Да. Семья – это неотъемлемая часть моей жизни, то, без чего мне бы было очень сложно преодолевать все жизненные трудности. Я всегда знаю, что меня здесь поддержат, помогут.

Елена: А часто требуется помощь и поддержка?

Изабель: Достаточно. Правда, скорее не в прямом смысле помощь, чаще нужен совет. К друзьям обращаться за советом не очень правильно, они думают так же, как и я. Здесь нужны родители.

Ирина: И не только девочкам. В последнее время наш старший сын просто вернулся в семью! Несмотря на то, что он далеко, он в курсе всех наших дел, ему важно обсудить с нами даже самые мелкие нюансы – отношения с друзьями, личную жизнь. И это очень ценно для нас.

Игорь: И в профессиональном плане любые серьёзные шаги он прежде всего обсуждает со мной.

Изабель: У меня с братом очень близкие отношения. Сейчас он очень далеко, приедет только через 7 месяцев, и я, конечно, очень скучаю.

Елена: А он?

Изабель: Он тоже скучает, но ему очень нравится его новая жизнь. Он говорит, что это просто другой мир! Но мы часто общаемся по скайпу, много переписываемся – поддерживаем связь.

СемьяСемья

Семья

«Семья – это неотъемлемая часть моей жизни, то, без чего мне бы было очень сложно преодолевать все жизненные трудности»

Елена: А со Стефанией вы дружны?

Изабель: Да, конечно, но мы немного не совпадаем характерами. Она очень творческий человек, много творит, выдумывает, а я вообще не про это. Я очень прямолинейна, у меня всё должно быть по полочкам, всё на местах. В этом мне немного сложно с ней. С братом я больше на одной волне. Я знаю всех его друзей, и мне всегда комфортно с людьми, которые старше меня.

Игорь: Стефания не похожа на старших детей, она другая – может часами сидеть рисовать, лепить, вышивать, одновременно слушать свою любимую музыку или аудиокнигу.

Елена: Дети учат вас, заставляют вас меняться?

Игорь: Конечно!

Ирина: Мы стали другими – мягче, мудрее, и больше юмора появилось в решении всех возникающих проблем. Нам ничего не давалось просто так. Всегда были испытания, проверка – достойны или нет. И в этих испытаниях ковались наша стойкость, терпение, доверие, преданность друг другу. Мы всегда поддерживаем друг друга, что бы ни было! И если когда-нибудь я позвоню Игорю и скажу, что мне плохо (это бывает крайне редко, вообще-то я стойкий оловянный солдатик), он бросит всё и прилетит! И это потрясающе, ведь мы живём вместе уже 27 лет! Это порой нелегко даётся, но я это очень ценю! И делаю всё ради этого! Ведь это самое прекрасное в жизни – любить, воспитывать детей, открывать мир вместе с ними... Читать в четвёртый раз «Винни-Пуха» и «Карлсона», в 23-й раз ходить на «Щелкунчика» в декабре... Строить дом, создавать семейные традиции!.. Всё это не так просто, но это удивительное творчество!

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости