Игорь Юргенс: «Есть шанс для начала конструктивного диалога»

В июне текущего года Игорь Юргенс практически единогласно был избран на пост Президента Всероссийского союза страховщиков и почти одновременно возглавил Комиссию РСПП по страховой деятельности. С этими событиями многие члены страхового сообщества связывают свои надежды на консолидацию рядов, а также на начало конструктивного диалога с регулирующими государственными органами.

– Недавно вы возглавили Союз страховщиков, которым уже руководили в течение 4 лет на рубеже тысячелетий. Какие принципиальные изменения произошли в Союзе, в страховом сообществе в целом с того времени?

– Техника страхового дела изменилась, усложнилась, новые кадры подросли. Объёмы страхования выросли существенным образом. Возникли обязательные виды страхования, которые позволили страховщикам, образно выражаясь, войти в каждый дом, а также на крупные предприятия. В целом класс страховщиков повысился. Но одновременно возникли сложности регулирования, усилилась конкуренция на страховом рынке.

Не совсем отработана (как, впрочем, и на других финансовых рынках, в других секторах) та часть, которую я бы назвал отношением между потребителем и производителем услуг.

Должного доверия не возникло. С этим, конечно, надо что-то делать. Похоже, проблема носит системный характер. Это отражение общей тенденции в нашем обществе, где уровень доверия и к властям, и к производителям не очень высок...

– Но, судя по всевозможным опросам, банкам всё-таки доверяют больше, чем страховщикам. В чём тут дело?

– С моей точки зрения, тут две основные причины. Конечно, многие претензии к страховщикам вполне справедливы: можно и нужно повысить качество услуг, оптимизировать сроки выплат, решить ещё целый ряд вопросов. Но я не могу сказать, что с государственным регулированием нет проблем. Их немало.

«Сейчас основная причина того, что страховщики не вызывают доверия у населения, – это ОСАГО»

Например, сейчас основная причина того, что страховщики не вызывают доверия у населения, – это ОСАГО. Государство директивно повышает размер выплат в случае аварий – заставляет страховщиков платить всё больше. При этом тарифы ограничивает, исходя из своих представлений о социальной справедливости.

И страховщикам, и представителям госструктур нужно достичь консенсуса в этом вопросе, вместе искать «золотую середину», в результате чего страховые компании получат возможность, с одной стороны, не потерять прибыльность, но, с другой, полностью отвечать за происходящее на дорогах.

– Совсем недавно, заступая на пост Президента ВСС, вы заявляли, что приложите все силы для начала диалога с властью…

– Да. Абсолютно точно.

– Вы к диалогу готовы. А власть?

– Начало положено. Когда подходил к концу мой второй президентский срок в ВСС, в 2002 году, без ложной скромности могу сказать, что совместными усилиями взаимоотношения между страховщиком и надзирающим органом в лице Федеральной службы страхового надзора были вполне конструктивными. Вплоть до того, что они и размещались в одном здании, по обоюдному согласию. Наши совещания носили ежедневный характер. Всё это сказывалось на степени доверия и соответствующем уровне регулирования. Мы старались, естественно, на доверие отвечать доверием.

Что-то произошло за 10 лет. Сейчас делать глубокий анализ этого «что-то» рановато, потому что я совсем недавно возглавил ВСС. Но что бы ни происходило и почему бы ни разладились эти конструктивные отношения – у нас сейчас есть уникальный шанс поправить ситуацию и поставить дело на правильную основу. Потому что сейчас полностью меняется парадигма регулирования. В стране создан мегарегулятор. К его руководству пришла одна из самых грамотных, квалифицированных и твёрдых женщин-экономистов – Эльвира Набиуллина.

Поэтому у нас, на мой взгляд, появился абсолютно уникальный шанс для налаживания конструктивного диалога. Чем и займёмся. Первые контакты на этом уровне внушают оптимизм.

– Несколько слов о правовом поле, в котором сегодня вынуждены работать страховщики. Оно нуждается в каких-то корректировках, актуализации?

– Безусловно, нуждается. В связи с тем, что растут риски, которые и в обществе, и в корпоративной области становятся всё более существенными. Возникают обязательные виды страхования, где нужен особый контроль за страховщиками и корпорациями… Есть и другие причины.

«Россия вступает в международную глобальную сферу регулирования. Поэтому все процессы, связанные со страхованием и перестрахованием, будут регулироваться, в том числе и по международным правилам»

Базовый Закон «Об организации страхового дела» и сопутствующие ему правовые акты (по автострахованию, агрострахованию, страхованию особо опасных производственных объектов) нуждаются в постоянном мониторинге и корректировке. Это – один срез.

Второй, не менее, а потенциально и более важный, – это тот факт, что Россия вступает в международную глобальную сферу регулирования. ВТО – это первый шаг. На будущий год мы, даст бог, вступаем в Организацию экономического сотрудничества и развития. В целом наш экономический комплекс становится частью глобального. Поэтому все процессы, связанные со страхованием и перестрахованием, будут регулироваться, в том числе и по международным правилам. И, как следствие, необходим, конечно, не полный, но значительный пересмотр национального законодательства и правового поля. Этим сейчас займёмся.

– По сути, речь идёт о гармонизации нашего законодательства с международными нормативно-правовыми документами?

– Безусловно. Конечно, каждая национальная юрисдикция будет иметь свои национальные особенности. Но будет и общее. У всех уже на слуху, скажем, «Базель III» для банков, в том числе для российских. Это международные правила. Создан так называемый FSB – Financial Stability Board. Он наблюдает за крупнейшими финансовыми игроками, банками сейчас, в первую очередь. Но его действие распространится и на крупные страховые компании.

Стандарт Solvency II («Платёжеспособность II») будет применяться к крупнейшим страховым компаниям – мировым и, конечно, российским. Грядёт переход на международные стандарты финансовой отчётности. Следовательно, нужно корректировать российскую систему бухгалтерского учёта.

Так что непочатый край работы в двух плоскостях, как мы с вами уже говорили. Первый – наш, отечественный, второй – по гармонизации с международными документами.

 

IMG 6647 web

«Количество и “качество” полномочий зависит прежде всего от степени цивилизованности и ответственности рынка»

– Какое-то время ВСС находился на перепутье: оставаться «обычным» союзом или стать отраслевым СРО. Этот вопрос решён?

– В принципе решён. В Государственной Думе на стадии второго чтения находится Закон «О саморегулируемых организациях на финансовых рынках». Уже нет вариантов – надо становиться саморегулируемой организацией. Насколько новый статус пойдёт на пользу делу – это во многом будет зависеть как от нас самих, от нашей степени ответственности и готовности, так и от мегарегулятора.

Главный вопрос – какие полномочия нам будут делегированы. Это зависит от соответствующего департамента или подразделения Центробанка. Переговоры по этому вопросу ведутся. Пока мы встречаем полное понимание того, что по мере созревания среды часть тех функций, которые выполнял когда-то регулятор, может выполнять сообщество с должным уровнем ответственности и профессионализма.

– Это, конечно, ключевой вопрос. Если не будет достаточных полномочий, то статус СРО просто теряет смысл…

– Количество и «качество» полномочий зависит прежде всего от степени цивилизованности и ответственности рынка. Он (этот рынок) и она (наша организация) должны доказать регулятору, что они и ответственны, и профессиональны. Я думаю, что мы это сможем сделать.

– Помимо Всероссийского союза страховщиков, вы совсем недавно возглавили Комиссию РСПП по страховой деятельности. Можно ли говорить о том, что они будут взаимодействовать?

– Безусловно, можно и нужно. Одно дело, когда сами страховщики занимаются профессиональными юридическими делами, арбитражем и всем остальным. Другое дело, когда акционеры (а в целом ряде случаев – собственники), которых иногда менеджмент не видит месяцами, собираются и говорят о том, как страхование вписывается в жизнь предпринимательского сообщества, каковы общевидовые правила корпоративного управления и т.д. и т.п.

Возникают ещё и очень конкретные вопросы. Вы их прекрасно помните: какие, например, резкие споры были вокруг Закона «О страховании особо опасных производственных объектов». РСПП довольно долго был против него. В какой-то степени я мог понять, почему. С другой стороны, после трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС вопрос сам собой отпал: другого варианта уже просто не было.

«Рост самосознания предпринимательского класса ощущается как в РСПП, так и в ВСС»

Такого рода вопросы намного конструктивнее решать и обсуждать в Комиссии РСПП по страховой деятельности, потому что это стык интересов отрасли страхования и промышленного сообщества.

Мы эту возможность собираемся использовать в полной мере. Думаю, что целый ряд зарубежных коллег просто будет завидовать такому способу предварительной экспертизы.

– Вообще, комитеты, комиссии РСПП – как правило, площадки диалога бизнеса и власти. Но, что касается вопросов страхования, здесь, судя по моим впечатлениям, споры идут между бизнесами.

– Это абсолютно правильное впечатление. И чем точнее мы уловим интересы всех сторон, сбалансируем их и выйдем на власть с консолидированным решением – тем лучше будет и власти, и нам.

– Естественно, иначе у власти появится возможность реагировать так: «Сначала договоритесь между собой, а потом ко мне обращайтесь».

– Вот у нас появляется механизм, как это делать, – договариваться. Это очень цивилизованный и правильный механизм.

– У вас возникло впечатление, что Всероссийский союз страховщиков стал за последние годы силой гораздо более авторитетной и значимой, чем в начале нулевых?

– С одной стороны, рост самосознания предпринимательского класса ощущается как в РСПП, так и в ВСС. В то же время тенденции, связанные с различными видами регулирования и законодательного оформления, привели к тому, что до моего прихода ВСС фактически распался на пять союзов по основным направлениям страхования.

Сейчас они вновь объединяются. Это было основным условием моего согласия возглавить ВСС. Президенты отраслевых союзов готовы стать вице-президентами ВСС. Соответственно, мы идём к консолидации. Эта консолидация, вкупе с Законом «О саморегулировании», даёт нам тот самый уникальный шанс, который усиливается реальными надеждами на конструктивный диалог с мегарегулятором. Это даёт мне право дать положительный ответ на ваш последний вопрос.


 

Юргенс Игорь Юрьевич,
член Правления РСПП,
президент Всероссийского союза страховщиков.

9E0X1048 web

Родился 6 ноября 1952 г. в г. Москве.
В 1974 г. окончил МГУ им. М.В. Ломоносова по кафедре экономики зарубежных стран и был распределён в международный отдел ВЦСПС, где проработал 16 лет.
В 1980–1985 гг. – работа в Департаменте внешних сношений ООН по вопросам образования, науки и культуры.
В 1990–1992 гг. – руководящие должности в Совете ВКП.
В 1996–1997 гг. – председатель правления страховой компании «МЕСКО».
В 1998–2002 гг. – Президент ВСС.
С февраля 2000 г. – председатель Совета партнёрства Московского клуба кредиторов (МКК).
С ноября 2000 г. – член Бюро Правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).
В 2001–2005 гг. – вице-президент – исполнительный секретарь РСПП.
В 2005–2008 гг. – председатель совета директоров ООО «Ренессанс Кредит».
В марте 2008 г. стал председателем правления Института современного развития (ИНСОР).
Председатель Комиссии РСПП по страховой деятельности.
В июне 2013 г. вновь избран Президентом ВСС.
К.э.н., профессор Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ).
Женат, имеет дочь и внука.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости