Андрей Кигим: «Принципы социальной политики должны быть прозрачными»

Совсем недавно Андрей Кигим был Президентом Всероссийского союза страховщиков. Сегодня он возглавляет государственную структуру – Фонд социального страхования РФ. Тем самым он получил возможность посмотреть на одни и те же проблемы с разных точек зрения. При этом его позиция по наиболее принципиальным вопросам осталась неизменной.

– Существует довольно устойчивая точка зрения, что Фонд социального страхования – структура несамостоятельная, его основная функция – распределение бюджетных средств и не более того. Это действительно так?

– Лишь отчасти. В результате административной реформы у нас в стране были достаточно чётко определены полномочия государственных органов исполнительной власти. Министерства отвечают за проведение государственной политики и за подготовку нормативно-правовых актов. Агентства выполняют определённые социальные функции, возложенные на них государством, службы выполняют надзорные функции. Фонд как бы совмещает обе эти функции – он осуществляет обеспечение по обязательному социальному страхованию, а также надзор за страхователями по соблюдению ими требований законодательства, регулирующего данную сферу общественной жизни. Мы самостоятельны в рамках наших полномочий. Но, естественно, Министерство труда и социальной защиты – наша головная организация, свои действия мы согласовываем с ним, и это нормальная практика.

Надо подчеркнуть, что есть Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. №601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления». Он побуждает нас работать лучше, совершенствовать формы и методы своей деятельности.

«Министерство труда и социальной защиты –
наша головная организация, свои действия мы согласовываем с ним, и это нормальная практика»

– Тогда какие изменения происходят в основных направлениях вашей работы? Положение о Фонде социального страхования, которое по-прежнему является для вас регламентирующим документом, было принято почти 20 лет назад…

– За это время в Положение не раз вносились и будут вноситься изменения и дополнения. Что касается изменений в нашей работе, уже произошедших или готовящихся, то давайте попробуем посмотреть на то, как именно Фонд выполняет сегодня свои задачи.

Первая – работа с теми, кто стал жертвой нечастного случая на производстве. Это наш традиционный вид деятельности, основанный на страховых принципах. Существуют классы профессиональных рисков, страховые тарифы, которые каждый раз уточняются, и система работает достаточно стабильно.

Что точно нужно здесь изменить? Мы видим, что по некоторым другим видам обязательного страхования, в которых страховщиками выступают страховые организации, выплата в случае смерти застрахованного лица в результате наступления страхового случая может достигать 2 млн рублей. Сегодня в нашем Фонде страховая выплата в случае смерти застрахованного «оценивается» в 76 699,80 руб. Конечно, наступил момент, когда нужно поднимать эту цифру хотя бы до миллиона рублей.

Второе направление – оценка условий труда. Безусловно, нужно стремиться к тому, чтобы у нас как можно меньше работников становились инвалидами вследствие производственных травм. Для этого необходимо, как это принято в цивилизованных странах, разработать и запустить специальные программы по оценке условий труда. А для тех, кто всё-таки стал инвалидом на производстве, нужны программы по их реабилитации (в том числе профессиональной). Конкретный пример могу привести на основе сюжета в одной из телевизионных программ. В Германии рабочий на промышленном предприятии, управлявший электропогрузчиком, лишился обеих рук. Трагедия? Конечно. Но для этого рабочего изготовили такие протезы, что он и сегодня работает на том же предприятии и по-прежнему управляет такой же машиной. Он не ушёл с работы, а адаптировался к новой ситуации. Это очень важная вещь: сделать так, чтобы те, кто стал инвалидом на производстве (мы пока не можем распространить это на всех), не выпадали из привычной среды, оставались членами активной части общества.

Это важная социальная функция. Я думаю, что здесь мы с работодателями сможем какой-то компромисс найти.

«Работа с теми, кто стал жертвой нечастного случая на производстве. Это наш традиционный вид деятельности, основанный на страховых принципах»

– А в чём проблема? Существуют какие-то противоречия?

– Не в этом дело. Необходимо просто изменить своё отношение к проблеме, понять её важность. И здесь, во-первых, как раз государство в лице нашего Фонда должно показать, что сегодня от рутинной работы (собрали – выплатили), нужно перейти к решению другой задачи – как не допустить возникновения таких случаев. По крайней мере, свести риск до минимума. Второе – подумать, как экономически поощрить те предприятия, которые соблюдают требования трудового законодательства в части охраны труда и понудить недобросовестных работодателей к соблюдению этих требований. Третье – то, о чём мы говорили: как человека, который всё-таки стал инвалидом, адаптировать к новым условиям жизни.

И мне кажется, что многие представители предпринимательского сообщества сегодня готовы к совместной работе в этом направлении. Вообще, я думаю, что у Фонда миновал этап развития, когда нужно было заниматься исключительно финансовой устойчивостью. Пора переходить к развитию «человеческого фактора».

Третье направление нашей работы – администрирование взносов. Мы это делаем достаточно профессионально.

Четвёртое направление – выполнение части госфункций. Это связано как с выплатами по нетрудоспособности, так и с различными разовыми социальными выплатами. Здесь существуют две модели. Одна – страховая, а вторая связана с выполнением функций агента со стороны государства.

Кигим«Сегодня в нашем Фонде
страховая выплата
в случае смерти застрахованного «оценивается» в
76 699,80 руб
»

– То есть как раз с распределением средств…

– Не только. Чтобы нагрузка на бизнес была обоснованной, нужно решить несколько вопросов. Первый и, безусловно, самый важный – организовать полноценный учёт социальных обязательств. Если государство не знает, кому и сколько оно должно денег, то невозможно правильно рассчитать расходы, а, исходя из этого, и тарифы. И в итоге в пожарном порядке начинается увеличение нагрузки на бизнес. Поэтому, чтобы эта нагрузка была плановой и расчётной, нужно выверить социальные обязательства. А второй момент – мы должны перейти к публичному обсуждению тарифной политики. Опыт «Открытого правительства» показывает, что это можно и нужно делать.

В Государственной Думе сейчас рассматривается проект Федерального закона «Об актуарной деятельности в Российской Федерации». Я как руководитель Фонда его поддерживаю и считаю, что должен показывать общественности, работодателям, профсоюзам, какие у меня обязательства и как, исходя из чего я устанавливаю каждый конкретный тариф.

Наконец, ещё одно направление нашей деятельности – назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности и в связи с материнством. Вроде бы механизмы здесь давно отработаны, но мы пытаемся их оптимизировать. Сейчас в ряде регионов проводим эксперимент. Цель эксперимента – отработка механизма назначения и выплаты пособий застрахованным лицам (работникам) страховщиком (территориальными органами Фонда). Хотим посмотреть, как работодатели отреагируют на такую схему: уплата страховых взносов страхователями в полном объёме (без зачёта расходов на выплату пособий) и назначение и выплата пособий застрахованным лицам территориальными органами Фонда. Сегодня работодатели сами осуществляют выплаты своим сотрудникам из средств обязательного социального страхования, а потом производят с Фондом взаимозачёт. Это для нас принципиальный вопрос: что сделать – сохранить систему взаимозачёта, при которой предприятие выполняет для нас агентскую функцию, или перейти на иную систему, когда Фонд выступает как страховщик.

– Хорошо уже то, что в данном случае вы не ставите работодателей перед фактом, а стараетесь учесть их мнение…

– Конечно. Важно, чтобы этот эксперимент, его ход, его результаты обсуждались всеми участниками. И чтобы решение принималось взвешенное, обоснованное. В конце года мы подведём итоги этого эксперимента, сделаем выводы.

– Одна из задач Фонда формулируется так: «обеспечение мер, обеспечивающих финансовую устойчивость ФСС». Какие меры имеются в виду, за счёт чего достигается финансовая устойчивость?

– Первая мера для обеспечения финансовой устойчивости – вопрос актуарных расчётов. Вторая – эффективное использование резервного фонда путём размещения его, например, не только на депозитах. Вы мне установите план инвестиций в госбумаги, и я их вложу. Вы тогда в другом месте сократите нагрузку на госдолг. А с другой стороны, вы будете видеть мои активы и то, что они направлены только на ликвидность.

По моему мнению, для обеспечения финансовой устойчивости нужно перейти на пятилетний период расчёта тарифов, как это делают на Западе. И четвёртое: я считаю, что государство должно быть кредитором последней руки. Если всё-таки, несмотря на все расчёты, возник дефицит, то его должно покрывать государство. Это очевидная вещь.

«Думаю, что у Фонда миновал этап развития, когда нужно было заниматься исключительно финансовой устойчивостью. Пора переходить к развитию ‘‘человеческого фактора’’»

Но самое главное – поддержать закон «Об актуарной деятельности в РФ». И чтобы работодатели его поддержали. Ещё когда я был Президентом ВСС, мы с Александром Николаевичем Шохиным уйму времени потратили на хождение по министерствам и ведомствам, когда было принято решение на 2% увеличить нагрузку на бизнес для того, чтобы оплатить реформу здравоохранения. Тогда за 2 года очень большие деньги списали с промышленников на эти цели. И я постоянно от лица страховщиков говорил о том, что расходы на три фонда – пенсионный, медицинский и социальный – должны быть понятны и прозрачны. Чтобы их утверждала хотя бы Российская трёхсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. И сейчас, будучи государственным служащим, придерживаюсь той же точки зрения.

– Интересный момент: совсем недавно вы возглавляли Союз страховщиков – объединение бизнеса. Сейчас работаете в той же страховой сфере, но уже в качестве чиновника. На одни и те же вещи смотрите уже с «другой колокольни»…

– Когда я пришёл в Фонд, у меня спрашивали, изменилось ли моё отношение к законопроекту об актуарной деятельности. Не изменилось. В качестве Президента ВСС я высказывал свою точку зрения по вопросам страхования, за которую мне сейчас не стыдно. И сейчас я эти же принципы продолжаю поддерживать уже как чиновник. Потому что принципы социальной политики должны быть прозрачными. Нельзя, пересев из одного кресла в другое, поменяв работу, менять взгляды.

 


 

IMG 4251WebКигим Андрей Степанович,

Председатель Фонда социального страхования РФ, член Правления РСПП.

Родился 30 октября 1957  г. в  г. Липецке.

Окончил геологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и институт повышения квалификации Финансовой академии при Правительстве РФ по специальности «банковское дело».

C 1991 по 1998  г. работал на различных должностях в Сбербанке.

С 1998  г. работал в компании «Росгосстрах» в качестве финансового директора, затем – первым заместителем председателя правления «Росгосстраха».

С 2000  г. – заместитель руководителя Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству.

С 2001  г. – заместитель Министра природных ресурсов России.

С 2003  г. – заместитель руководителя Аппарата Правительства РФ.

С 2004  г. – президент Российского союза автостраховщиков (РСА).

С 2007  г. – президент Национального союза страховщиков ответственности (НССО).

С 2009  г. дважды избирался на пост Президента Всероссийского союза страховщиков (ВСС).

С марта 2013  г. – Председатель Фонда социального страхования РФ.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости