Личность с главным редактором

Истинные ценности и жизненные принципы Азамата Цебоева и Наташи Спириной-Цебоевой

Выбор, который мы делаем в жизни, дети, которые заставляют нас меняться и расти, родители, которые всегда рады нам любым, близкие люди, семейные традиции, ценность человеческих отношений, доверие, уважение, внимание и в основе всего любовь. Всё это о многодетной семье Цебоевых, с представителями которой поговорила Елена Быстрова.

Елена: Ты когда-нибудь предполагала, что у тебя будет трое детей?

Наталья: НИКОГДА! Для меня это самое большое удивление. Это было скорее как чудо. Все вокруг только думали, решали, заводить детей или делать карьеру. Президент ещё не обещал никаких льгот. А у нас уже было трое детей! Это было одновременно и счастьем, и стимулом строить свой бизнес.

Елена: Трудно было совмещать бизнес и счастье?

Наталья: Я с 6 лет занимаюсь плаванием. Сама потребовала отдать меня в бассейн. В 9 лет уже участвовала в областных соревнованиях. Ну а позже, в Москве, стала чемпионкой по зимнему марафонскому плаванию. В моём бассейне висел лозунг, слова Суворова: «Тяжело в учении, легко в бою». Я в этом бассейне тренировалась 5 лет, каждый день, и на каждой тренировке проплывала по 7 км. Можешь представить, сколько раз я этот лозунг читала! (Смеётся.) И теперь это по жизни работает!

Елена: В последние годы в Москве появилось очень много молодых, активных семей, в которых три и даже четыре ребёнка. С чем это связано, как вы думаете?

Азамат: Не знаю, стало больше уверенности в будущем, может быть...

Елена: У вас стало больше уверенности?

Азамат: У нас это не было связано с уверенностью в будущем. Просто так получилось. Мне кажется, что рождение детей не стоит планировать. Есть вещи, которые должны случаться сами собой.

Елена: Было ли ощущение какой- то внутренней перестройки с появлением детей? Ответственность за их будущее, чувство страха – хватит ли сил? Переход на какой-то новый уровень взросления?

Азамат: Мне до сих пор сложно себя осознавать взрослым. Но иногда я ловлю себя на том, что веду себя с детьми так же, как мои родители, и очень удивляюсь.

Елена: Вы даёте детям расти свободно?

Азамат: Полной свободы быть не может, она должна быть ограничена какими-то рамками. Иначе ребёнок останавливается в развитии и превращается в овощ, который только и знает, что часами сидеть с айпадом... Кстати, айпад – это и есть великая русская мечта. Это же во всех сказках прослеживается – ничего не делать и быть одновременно погружённым в огромный прекрасный мир через такой вот портал. И всё. Больше ничего не надо. Не нужна ни водка, ни наркотики, нужно лишь погружение в волшебный мир. Мы видим, как много вокруг молодых людей, которым Интернет вполне заменяет реальность.

Елена: А как избежать этого?

Азамат: Не знаю... Только лишать, ограничивать. И главное – предлагать альтернативу. Спорт, творчество, что угодно. Раньше читали книжки, например. Сейчас с этим похуже...

Елена: Не читают?

Азамат: Мало. С трудом...

Елена: У вас все дети ходят в одну школу?

Азамат: Да. Это и нам удобно, и им – круговая оборона. В школе они себя чувствуют нормально. Правда, им не с чем сравнивать. Но я вижу, что школа сильно изменилась по сравнению с тем, что было раньше. Туда пришло новое поколение учителей – они больше нацелены на результат и меньше на процесс. Поэтому имеют обыкновение не столько учить, сколько спрашивать. Давать задание и спрашивать. А дети не все способны самостоятельно овладеть процессом.

Елена: То есть процесс обучения перекладывается на плечи родителей?

Азамат: Да. Или требуется большое количество репетиторов. Хотя в нашей школе тон пока ещё задают те учителя, которые работают по старинке. Они пытаются максимально игнорировать «проклятие ЕГЭ» и, хотя бы в то время, когда не нужно к нему готовиться, дать детям ощущение учебного процесса. Но в общем и целом создаётся очень странная картина намеренного вытеснения.... Хотя нет, вряд ли даже намеренного...

Елена: Неосознанного?

Азамат: Да, как многое у нас в стране делается... Нормальный подход к образованию вытесняется из общеобразовательных школ в частные. И это очень печальная тенденция. Я не уверен, что и в частных школах, поскольку это более закрытая система, мы получим на выходе высокий уровень образования. Потому что частные школы у нас всегда ориентированы на родителей. Для них главный критерий, чтобы родители были довольны.

Елена: Родители, которые содержат эти школы...

Азамат: Конечно. И, хотя там к детям более внимательный подход, я не уверен, что это положительно сказывается на результате. Вообще, я не знаю, что сегодня может повлиять на результат.

Елена: Возможно, как ты сам сказал, более активное участие родителей в процессе обучения детей? А у тебя какая была школа?

Азамат: Да, у нас была очень мощная школа, просто потрясающая. Я учился в городе Орджоникидзе, ныне – Владикавказ. Это была школа с традициями, к тому времени ей было уже 100 лет. В ней ещё Вахтангов успел поучиться. В неё хотел попасть весь город. Поступить в школу можно было только после тщательного собеседования. А было это ещё в 1970-х! В школе был очень сильный преподавательский состав. Был очень хороший английский. Настолько хороший, что вступительный экзамен в МГУ я сдал без всякой подготовки, со свистом...

Елена: Но школа – это не только знания, которые ты получаешь. Очень важен вопрос эмоционального фона, личностных качеств, которые либо развиваются, либо ломаются в человеке не без помощи учителей. Как с этим было?

Азамат: У нас были отличные учителя. Со многими остались отношения и после окончания школы. Два преподавателя – по литературе и по математике – действительно оказали на меня очень сильное влияние. Я даже долго не мог выбрать – метался между литературой и математикой.

Елена: И куда ты поступил в итоге?

Азамат: В МГУ на юридический. Честно говоря, я хотел на исторический, но перепутал корпуса. А ещё раз стоять огромную очередь на подачу документов не было никакого желания.

Елена: Но юриспруденция так ничего и не приобрела в твоём лице.

Азамат: Да, но, может, это и к лучшему. Потому что я был бы очень ревностным законником и от меня всем вокруг были бы одни проблемы.

Елена: А как дела с учителями у твоих детей?

Азамат: В начальной школе – точно есть. Дальше сложно пока судить. Но есть люди за рамками школы, которые, конечно же, оказывают на них большое влияние. Например, есть Владислав Кирпичёв, который преподает нашим детям в архитектурной студии ЭДАС – вот это настоящая ролевая модель. У мальчиков авторитетом является их тренер по карате. У Мии – девушка-художник, с которой Мия занимается. Сейчас они собираются делать мультфильм – Мия придумала характеры, персонажей, и они вместе их рисуют, пишут сценарий. И это общение – очень важный опыт.

Наташа приносит фотографии из семейного архива. Большие снимки, тронутые временем, но бережно сохранённые, – на них молодые красавцы в черкесках и папахах, с боевой статью, горящими глазами и лихо закрученными усами.

Елена: У тебя большая семья была?

Азамат: Нет, я один ребёнок в семье.

Наталья: Но в Осетии двоюродные воспринимаются как родные.

Азамат: Ну да, в этом смысле у меня было человек 12 родных братьев и сестёр. И если родители уезжали куда-то по работе, я просто жил у них.

Елена: То есть был самостоятельным с детства?

Азамат: Да. У нас же тогда была совсем другая степень свободы. Меня в 1 классе в школу провожали только в первые 3 дня. Тогда это было не принято.

Елена: Я смотрю на эти фотографии и просто не могу поверить, что это реальные люди. Они похожи на героев старых фильмов.

Азамат: Это мой дед, отец моего отца. Он родился в 1885 году. На его жизнь пришлись все великие потрясения ХХ века. До революции он объехал полмира от Японии до Аргентины. В 1905 году уехал в Америку, но решил вернуться – захотелось домой. На обратном пути на корабле он всё проиграл в карты. Пришлось продать всё до последнего – часы, одежду и даже чемодан, чтобы вернуться в Америку. Там он ещё лет 5 работал, восстанавливал потерянное. И только потом уехал в Россию.

Елена: И как здесь сложилась его судьба?

Азамат: Приехав в Осетию, он купил землю, скот, был довольно зажиточным человеком, но потом во время коллективизации подарил всё советской власти, чтобы сохранить семью. Дед был довольно жёстким человеком, всю семью держал в строгости.

Елена: А твой отец продолжал эту традицию?

Азамат: Он был со мной довольно строг. Поэтому я не перестаю удивляться, когда вижу, как он теперь нянчится с внуками, сколько им позволяет!

Елена: А дети знают историю вашей семьи, им это интересно?

Азамат: Да, они смотрят фотографии, мы им рассказываем, и бабушки с дедушками рассказывают – дети у них гостят летом. У моих во Владикавказе и у Наташиных в Сарове. Поэтому у них есть представление и о нашей большой семье, и о том, какая наша страна большая... И разная.

Мы продолжаем смотреть фотографии.

Азамат: Это мамин брат – он погиб на Малой Земле в апреле 43-го. А это старший брат отца, он пропал без вести в в 42-м. Года 3–4 назад Министерство обороны открыло портал «Мемориал» – это объединённая база данных, куда заносят всех, кто погиб на войне. Я пытался его искать. Не нашёл. Но, что интересно, одних Цебоевых, погибших в Великой Отечественной, там нашлось 50 человек! Огромная цифра в масштабах одной семьи!

Елена: Я знаю, что в твоей семье есть героическая история уже нашего времени. Расскажи, пожалуйста, о ней и о том, как её узнали дети, как на них это повлияло?

Азамат: У меня в семье много военных. Мой двоюродный старший брат воевал, начиная с Афганистана, учился в академии, потом была первая чеченская война. Во время второй он был уже заместителем командующего 58-й армией. Он жил во Владикавказе и летал на войну, как на работу. Беслан – Моздок – Грозный. Его вертолёт сбили. Брат погиб. Дети знали об этом. Однажды мы пошли с ними в музей Российской армии, и оказалось, что там ему посвящён целый стенд – история, фотографии, личные вещи, ордена.

Это очень важный пример для детей. Они знают, помнят о нём. Мальчики хотят в армии служить, и мы не собираемся их «отмазывать».

Елена: А ты не боишься за них?

Азамат: Нет.

Наталья: Их можно научить играть на трубе или на барабанах. Чтобы могли в оркестре служить. (Все смеются.) Ну а если серьёзно, что мы им скажем: «Ты в армию не пойдёшь, потому что родители тебя откупят»?! Мы не можем им сказать: «вы не должны служить в армии». Нельзя вот здесь придерживаться принципов, а здесь – уже нет.

Азамат: Конечно, если они поступят в институты и будут учиться – это другое дело.

Елена: Где бы ты хотел видеть в будущем своих детей – здесь или в какой-то другой стране?

Азамат: Это должен быть их выбор. Наше дело их вырастить, научить отличать плохое от хорошего, а где им в будущем жить – это полностью их выбор.

Елена: Тебе приходилось сталкиваться с тем, что то, что ты хочешь для своих детей, и то, что важно им самим, – это совершенно разные вещи? Бывало так, что ты встречал их сопротивление и вынужден был принять его?

Азамат: Конечно, мы часто хотим воплотить в них какие-то свои планы, а у них совсем другие желания. Мы строим себе некую идеальную картину и хотим от детей слишком многого. В один момент мы хотим, чтоб они были живыми, весёлыми, в другой – чтоб они нас не доставали, не шумели и так далее. А это ведь одни и те же люди, от которых мы требуем взаимоисключающих вещей. С другой стороны, детям часто бывает лень что-то делать – пойти на выставку, узнать что-то новое. И в этом случае, я считаю, не надо уступать, нужно настоять на своём. И если я вижу, что причина сопротивления в том, что им просто лень, я стараюсь их переубеждать. Как правило, в результате они остаются довольны.

Елена: Ты авторитет для своих детей?

Азамат: Думаю, да... За неимением пока более серьёзных авторитетов.

Елена: Как ты видишь свою роль в жизни детей? Ты будешь их опекать или оторвёшь от сердца и отпустишь на свободу?

Азамат: Я не знаю пока. Меня родители очень сильно опекали. Четвёрка в школе уже была трагедией. Мой отец хотел от меня только лучшего. Я со своими не такой. Хочется, конечно, чтоб они хорошо учились, но у них ещё масса других задач, и это не менее важно. Дети, которые только зубрят, вырастают неравномерно развитыми и у них много проблем в жизни. У меня нет стопроцентного рецепта, как правильно воспитывать детей. Я считаю, что нужно быть готовым ко всему. Никогда не знаешь, что и когда может пригодиться.

Елена: Счастливое детство, заботливая семья дают возможность легче жить или, наоборот, дети из неблагополучных семей более жизнеспособны?

Азамат: Неизвестно, кстати... Недавно была выставка на Винзаводе – «Госзаказ», и в центре площади стояла композиция Ростана Тавасиева – смешная плюшевая скульптура, лошадка, а на ней крокодил. Дед Ростана – известный на всю страну скульптор-монументалист, автор памятника Салавату Юлаеву, у нас, помню, вся Осетия им гордилась, как родным. И вот Ростан, видимо, под давлением славы своего деда, чтобы как-то от него отстроиться, что ли, все свои работы делает из плюша. У деда – Салават Юлаев 10 метров высотой, 40 тонн весом, а у внука – плюшевый крокодил на лошадке. Это очень, мне кажется, символичная история.

Елена: У вас есть непреложные ценности, которые вы обязательно хотели бы своим детям передать?

Азамат: Мне хотелось бы, чтоб у них были принципы, которых они придерживались бы даже в самых сложных жизненных ситуациях. Это важно, чтоб у человека были принципы.

Наталья: Мы их учим: умейте говорить «нет»!

Азамат: Да, это очень важно.

Наталья: Ещё мы учим тому, что в жизни будут разные ситуации, но они должны знать: что бы ни случилось, родители всегда будут их надёжной стеной, всегда будут за них. Очень важно, чтобы дети это знали.

Азамат: Это не означает вседозволенности. Но мы хотим их научить тому, что в трудной ситуации мы всегда их примем и постараемся помочь.

Наталья: И я хочу, чтоб они знали, что всегда существует родственная связь, что родители в критический момент даже не узнают, а просто почувствуют... и будут рядом.

Елена: В твоей семье так было?

Наталья: Ну, всякое бывало, конечно, особенно в подростковом возрасте, но то, что родители никогда не запугивали нас, давали свободу творческому развитию – это точно. Они поддерживали нашу тягу к знаниям и уважали наше человеческое достоинство. Я только с появлением своих детей поняла, насколько важными были некоторые воспитательные моменты, когда мои родители давали нам даже не свободу, а самостоятельность, позволяли найти себя, не ломали, не давили своим авторитетом. Дети для нас – это огромный источник энергии и информации. Мы благодаря им столько открыли для себя, стольким важным вещам научились. Начиная с простых примеров – дети заставили Азамата бросить курить, меня поставили на коньки. У меня много лет были права, но я не водила машину. Дети заставили меня сесть за руль, подбадривали, что я самый лучший гонщик. Они всё время мотивируют нас.

Азамат: Нельзя воспитать правильных детей, когда ты сам ведёшь неправильный образ жизни... И, осознавая это, ты меняешься...

Наталья: Я была вынуждена учить историю, потому что они росли и начинали задавать всё больше вопросов, в которых я «плавала». Дети стали учиться музыке, и Азамат сам сел за фортепиано. Лео стал заниматься архитектурой, и мы открыли для себя кучу интересных вещей. Нам интересно вместе. Когда у наших детей появилась строгая няня, мы с удивлением увидели, что дети с готовностью и даже с благодарностью подчиняются дисциплине. Поэтому моя настольная книга – «Пока ваш подросток не свёл вас с ума». (Смеётся.) Для демократичных родителей тоже нужны ориентиры, чтобы не заигрывать и не бояться жёстких непопулярных мер.

Елена: А как вы наказываете детей?

Наталья: Лишаем чего-то.

Елена: По мере того как дети взрослеют, появляются всё новые проблемы и тревоги...

Наталья: Да, мы с Азаматом уже договорились, что он будет по клубам с детьми ходить, когда время придёт. (Смеётся.) Или придётся освоить смежную специальность – стать клубным промоутером, например... Ну а вообще, я в этих случаях вспоминаю сказку «Спящая красавица». Ведь она не просто так укололась веретеном – не из-за заклятья злой волшебницы. Случилось то, чего больше всего боялись родители. Если у нас есть страхи, они реализуются. Должна быть установка на то, что всё будет хорошо.

Елена: Есть ли у тебя чёткое понимание того, какое «хорошо» ты хотела бы для своих детей? Что в твоём понимании «хорошо»?

Наталья: Ну уж точно это не новая машина и не квартира в центре. Я хочу, чтоб они были яркими и интересными людьми. Мы стараемся показать им ценность человеческих отношений. Я хочу, чтобы у них были счастливые семьи и чтобы рядом с каждым был по-настоящему близкий человек, чтоб они друг друга поддерживали... Всё остальное в этом случае легче достигается.

Елена: Вы часто ссоритесь?

Азамат: Бывает иногда.

Наталья: Когда мы ссоримся с Азаматом, я всегда стараюсь при детях извиниться, чтоб они знали, что взрослые, даже ссорясь, могут относиться друг к другу уважительно. Это важно для детей, ведь мы сейчас для них целый мир. Ведь если родители твои не могут договориться, то на кого вообще можно надеяться? И вот так, под пристальным вниманием детей, мы и сами мудреем и взрослеем.

Елена: Вы всё выстроили вместе с нуля – и семью, и бизнес. Вы вместе уже много лет. Это сложно?

Наталья: Я думаю, по-другому и невозможно было бы. В бизнесе я часто придумываю какую-то идею, но это ещё полуфабрикат, а Азамат доводит её до совершенства, и так мы вместе её реализуем. А в семейной жизни я ловлю вдохновение, когда смотрю на родителей Азамата. Они 50 лет вместе, и в их отношениях столько тепла, взаимного уважения!.. Они поддерживают друг друга, никогда друг на друга не давят. Вообще, я поняла, что если в другом человеке тебя что-то раздражает, то это твои проблемы, надо искать причины в себе. Ну и конечно, в какой-то момент у нас были такие мысли: сосредоточиться на бизнесе, а всё остальное отложить до лучших времён, но потом мы поняли, что семья – это то, что у нас хорошо получается. Мы получаем удовольствие от общения с детьми и от того, что мы вместе.

Азамат: Часто люди думают, что деньги решают всё. Но это не так: очень важно, чтобы у тебя было время, которое ты проводишь с близкими людьми.

Елена: Ваш жизненный опыт помогает в бизнесе?

Наталья: Конечно. После рождения детей мы сделали новый проект – журнал «Кидс». Он легко пошёл, потому что мы были в теме. И вокруг нас собрался огромный круг людей, которых волновали те же проблемы воспитания, что и нас. А это вещи, в которых надо разбираться самому, потому что ни одна самая высокооплачиваемая няня за тебя эти проблемы не решит. И нет здесь универсальных методик, только твой собственный опыт, твои пробы и ошибки.

Елена: Дети интересуются вашей работой?

Наталья: Более того, они иногда даже подсказывают какие-то решения. Знают всех наших сотрудников, наши проекты, хотя одновременно и расстраиваются, когда мы слишком много времени проводим на работе. Очень часто задают нам вопрос: «вам что важнее – мы или работа?» И мы понимаем, что как бы сложна и важна ни была работа, мы должны оставлять достаточно времени для детей. И мы выкраиваем это время, чтобы успеть спросить, как у них дела, или рассказать им историю из их детства, или просто о чём-то важном поговорить. Они слушают и запоминают, им это интересно.

Елена: Как вы объясняете детям, что работать необходимо?

Наталья: Мы стараемся дать им понять, что деньги не берутся из воздуха и, чтобы купить что-то или поехать отдыхать, надо работать. С другой стороны, мы учим их легче относиться к вещам, не делать из колбасы культа. Но как бы ты ни учил детей, что бы ни говорил им, воспитываешь прежде всего своим примером. Понятно, что не всё получается. У нас же в первый раз трое детей, раньше не было такого опыта.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости