Личность с главным редактором

«УС-620»: «Мы умеем строить сложные объекты»

«Сохраняя лучшие традиции прошлого, мы строим будущее сейчас!»
УС-620 Этот слоган как нельзя лучше характеризует работу Группы компаний «Управление Строительства – 620», которая объединяет предприятия, работающие в сфере строительства транспортной инфраструктуры, жилищно-гражданского, промышленного строительства, производства строительных материалов и сложного технологического оборудования. Об истории «УС-620», сегодняшнем дне Группы компаний, перспективах развития рассказывают председатель совета директоров «Управления Строительства – 620» Михаил Гельман и члены совета директоров Марина Никитина и Михаил Медведев.

Евгения Шохина: «УС-620» имеет полувековую историю, как так получилось, что именно вы решили развивать это предприятие?

Марина: История предприятия действительно давняя. В 1961 году были поставлены новые масштабные государственные задачи: строительство Института микробиологии, Института физики, Ускорителя протонов – подземного спецобъекта, аналог которого – CERN – сегодня построен в Швейцарии. Всё имело гриф «совершенно секретно», в связи с чем и возникла потребность в специализированной строительной структуре. В итоге в рамках Министерства среднего машиностроения создаётся «Управление Строительства – 620», которое размещается в городе Протвино Московской области. Тогда еще был не город, а почтовый ящик с номером. О предприятии мало говорили, но это была мощная структура, с большим количеством строительно-монтажных управлений, со своими проектными мощностями и заводами. Потом наступили 1990-е. В 1993 году подразделения принимают решение приватизироваться, и от Управления остаётся фактически только завод железобетонных изделий. Как вы понимаете, этого недостаточно для того, чтобы решать масштабные государственные задачи, для которых создавалась структура. Постепенно «Управление Строительства – 620» утратило свои позиции в условиях рынка и к 2003 году стало несостоятельным. Началась процедура банкротства, в рамках которой и были приобретены несколько заводов, а фактически стен.

Гельман

«В нашем партнёрстве у каждого есть выделенная зона ответственности, и мы прекрасно дополняем друг друга»

Михаил Гельман: Мы увидели, что всё оборудование старое, изношенное, коллектив высокопрофессиональный, но, мягко говоря, очень немолодой. На одном из заводов стояли ещё послевоенные компрессоры. Первое, что мы сделали, – поменяли их. Купили восемь штук новых. Потратили какую-то совершенно баснословную по тем временам сумму, но всё окупилось за 4 месяца. За счёт автоматизации процессов мы смогли сократить количество ручного труда, повысить производительность и оптимизировать затраты на персонал.

Марина: Когда в первый год в городе пошли слухи о новых владельцах «Управления Строительства – 620», к нам присматривались и считали, что мы долго не задержимся. К тому же девушка в таком неженском бизнесе – это было так нетипично. Я много встречалась с действующим на тот момент руководством города, пытаясь донести мысль, что мы не продадим завод ни при каких условиях, мы будем его развивать.

Евгения Шохина: Когда мэр города Протвино поверил, что у девушки вполне серьёзные намерения, он вам чем-то помогал?

Михаил Гельман: Да, мы постоянно чувствовали заинтересованность местной власти в развитии нашего предприятия. И хотя в тот момент заказов от города не было, всегда на встречах с городским руководством мы видели радость за наши успехи. Ведь наши предприятия – это налоги в бюджет, это рабочие места, в какой-то степени показатель того, что Протвино живёт. К тому же мы стараемся поддерживать городские праздники, спортивные секции. Это наш дом, мы стараемся сделать его лучше.

Евгения Шохина: А как вообще с госорганами коммуницируете? Приходится ли с их представителями в баню, например, ходить?

Михаил Гельман: Баня, к счастью, уже перестала являться решающим фактором в принятии решений, сейчас больше ценится профессионализм, опыт и, конечно, умение работать на результат.

Евгения Шохина: Хотелось бы уточнить слово «мы». Вас трое. Как вы оказались в одной лодке?

Михаил Гельман: Исторически так случилось. В какой-то момент наши жизненные пути сошлись в одной точке, и мы решили: «нужно, чтобы эти заводы были, развивались, нам это интересно, и мы будем этим заниматься». В нашем партнёрстве у каждого есть выделенная зона ответственности, и мы прекрасно дополняем друг друга.

 

«Мы с осторожностью, маленькими шагами шли вперёд, рассчитывая только на свои силы, потому что для нас это был совершенно новый бизнес»

Никитина

 

Марина: На момент нашего знакомства с Михаилом Гельманом у него уже был опыт управления промышленным предприятием. С приходом Михаила, собственно, и началась новая история «УС-620», появилось понимание, с чего надо начинать: мы начали обновлять фонды, закупать новое оборудование, планировать развитие. Сегодня Михаил Гельман занимается стратегическим развитием Группы компаний, а также курирует все производственные вопросы.

Михаил Медведев присоединился к нам чуть позже. Он пришёл работать в структуру руководителем одного из проектов. Через некоторое время мы поняли, что находимся на одной волне, и у Михаила появилось желание полностью присоединиться к нам уже в качестве партнёра. Мы его в этом желании поддержали. Сейчас Михаил курирует коммерческие вопросы.

Ну и я занимаюсь вопросами управления фондами, активами и общими организационными вопросами.

Евгения Шохина: На начальном этапе приходилось ли привлекать какие-то заёмные средства?

Марина: Нет! (Смеётся.) Мы использовали только те средства, которые поступали от текущих заказов. Мы понимаем, что развитие было не таким быстрым, как могло бы быть при привлечении заёмных средств. Мы с осторожностью, маленькими шагами шли вперёд, рассчитывая только на свои силы, потому что для нас это был совершенно новый бизнес.

Михаил Гельман: Сейчас к нам пришла уверенность, что как структура мы опять возродились. Теперь, кроме основных производств, у нас есть и строительное направление, и архитектурно-проектная студия, и современное оборудование, и профессиональный молодой коллектив, способный вселять жизнь в объекты, реализовывать масштабные задачи, выходить на площадку и создавать, причём теперь уже неважно, маленький это объект или крупный производственный комплекс.

Евгения Шохина: Марина, каким бизнесом вы занимались до этого?

Марина: До этого я закончила аспирантуру, защитила диссертацию на тему приватизации государственных муниципальных предприятий. Именно этим я и занималась. Поэтому я знала, что делать с недвижимостью, какой она живёт жизнью, а вот что делать с заводом? Тут, конечно, Михаил Гельман взял на себя функцию развития и продвижения предприятия.

Евгения Шохина: В течение «нового периода» как удавалось привлекать заказы, помогал ли советский бренд?

УС-620

Михаил Гельман: На строительной выставке в 2005 году, в которой наша компания принимала участие, мы с неожиданностью обнаружили, что нас узнают, а аббревиатура «УС-620» ассоциируется с Минатомом, из которого мы и вышли. Эта старая память как о предприятии общесоюзного значения позволяла нам какое-то время привлекать заказы. Но к определённому моменту стало понятно, что просто развивать наши производства недостаточно, что рынок металлоконструкций и стандартных изделий из железобетона существует по принципу «низкой цены» и это может завести нас в тупик. Производственных предприятий строительного комплекса оказалось довольно много, и они, конкурируя между собой, были вынуждены снижать цены на свою продукцию до уровня себестоимости. Стало понятно, что надо выходить на рынок с проектами, где мы могли бы выступать генеральным подрядчиком: проектировать, производить и строить.

Михаил Медведев: Сильно изменил ситуацию и кризис 2008 года. Рынок частного коммерческого заказчика почти умер, мы вынуждены были остановить производство по большей части уже размещённых контрактов в связи с прекращением финансирования. Единственным заказчиком, удержавшимся на плаву, осталось государство. Собственно, в рамках госзаказа мы и начали работать, победив в нескольких конкурсах на проектирование и строительство. Это помогло развить строительную компанию, ранее специализирующуюся только на монтаже.

Михаил Гельман: Ситуация, сложившаяся на рынке, и подтолкнула нас к принятию новой стратегии развития предприятия. Мы поняли, что строительная компания должна быть ведущей, а мощности заводов должны закрывать потребность в большинстве материалов, необходимых для реализации объектов.

IMG 3357 web

«Поэтому я знала, что делать с недвижимостью,
какой она живёт жизнью, а вот что делать с заводом?»

Евгения Шохина: При смене стратегии вам пришлось привлекать новых высококвалифицированных специалистов, где вы их искали?

Марина: Ни для кого не секрет, что высококвалифицированные кадры – одна из самых больших проблем отрасли. На сегодняшний день у нас сформирован профессиональный HR-отдел, и кого-то мы переманивали с рынка, а в каких-то случаях нам везло и мы находили профессионалов через знакомых по рекомендациям.

 

«Было бы здорово, если бы девочки прониклись этой темой и, когда подрастут, захотели бы “искать себя” в рамках “Управления Строительства – 620”»

Михаил Гельман: Многих специалистов удалось «вырастить» внутри компании. Например, арматурный цех вырос в завод металлоконструкций, и руководитель арматурного цеха, собственно, этот завод и возглавил. Надо сказать, что развитие компании произошло достаточно быстро. За 2 года из одного завода железобетонных изделий мы выросли в серьёзную структуру.

Михаил Медведев: Кстати, хочется добавить, что в этом году наши предприятия, входящие в «Управление Строительства – 620», отмечают 10-летие своего объединения в Группу компаний. Своего рода первый серьёзный юбилей.

Евгения Шохина: Как вы считаете, насколько важно иметь в структуре проектировщиков?

Михаил Гельман: Наше архитектурно-проектное бюро – это бизнес-единица, обеспечивающая строителей техническими решениями. Сегодня на рынке ситуация такова, что при работе над любым объектом у заказчика уже есть независимый институт, который занимается проектированием этого объекта. Гораздо эффективнее, если в структуре строительной компании есть своя архитектурно-проектная студия, учитывающая на этапе разработки проекта технологические возможности предприятий-изготовителей материалов для строительства.

Михаил Медведев: Сейчас заказчик отдаёт деньги ни с кем не аффилированному проектному бюро. Оно проектирует и закладывает те решения, которые для него ближе с точки зрения ментальности и опыта. Потом это всё передаётся на производство строителям, которые выясняют, что так делать не умеют. Всё переделывается. Потом строители, в свою очередь, передают заказ на заводы-производители. Они говорят: «А у нас такой технологии нет». Опять всё переделывается. Уже двойная потеря средств для заказчика.

Марина: И сроки!

Михаил Медведев: Поэтому от момента идеи до момента её реализации заказчик теряет колоссальное количество собственных средств только в силу неэффективности прохождения этих этапов. Нет сквозной идеологии и системы контроля. А у нас всё учтено, все процессы взаимосвязаны.

Марина: А в дальнейшем мы планируем ещё и создание эксплуатирующей компании. Незначительное удорожание на этапе проектирования или строительства может привести к серьёзному сокращению эксплуатационных расходов.

Михаил Медведев: Например, сейчас все говорят об энергоэффективности зданий, задача по сокращению затрат тепловой энергии поставлена на государственном уровне. Определённые конструктивные элементы, например фасадов, на начальном этапе приведут к увеличению сметы, но сокращение издержек на эксплуатацию и уровень комфорта для лиц, в чьём пользовании находится объект, окупят данные расходы буквально за сезон. К сожалению, нормативной базой эти моменты в нашей стране почти никак не урегулированы. А на личную порядочность большинства застройщиков надеяться не приходится, потому что они не несут ответственности за дальнейшую эксплуатацию зданий. И дело не только в энергоэффективности, таких примеров можно привести очень много. Мы внутри нашей Группы компаний мыслим прогрессивно и всегда предлагаем так, как, по нашему мнению, будет правильно, поэтому в нашем портфеле всегда есть ряд альтернативных проектов.

Гильман, Медведев

«Во всём мире стоимость объекта рассчитывается с учётом 30–50-летней эксплуатации»

Михаил Гельман: Во всём мире стоимость объекта рассчитывается с учётом 30–50-летней эксплуатации. Это действительно происходит на уровне нормативов. Хотя, конечно, в последнее время государство делает шаги в этом направлении и стандарты принимаются, нужно признать, что в большинстве случаев при принятии решения продолжают ориентироваться в пользу того или иного застройщика, руководствуясь только величиной текущих расходов.

Евгения Шохина: Это всё-таки в большей степени проблема заказчика, а с какими проблемами приходится сталкиваться именно вам при выполнении тех или иных работ?

Михаил Медведев: Я бы так сказал: с учётом нашей специфики нельзя выделить какие-то основные или типовые проблемы. Все заказы нестандартные, все люди разные, каждую конкретную ситуацию нужно рассматривать отдельно. Всё, что происходит в рамках текущих проектов, относится скорее к рабочим процессам. А рабочими процессами мы управлять умеем, это наша работа.

Михаил Гельман: Другой разговор, когда мы говорим об обеспечении госзаказов. Там задействованы процессы, повлиять на которые практически невозможно. Например, большинство предприятий, работающих с данным сектором, так или иначе сталкивалось с вопросом урезания финансирования по контрактам. И для нас это может стать сложно решаемым вопросом. Представьте, на момент проведения секвестра контракт уже подписан, обязательства приняты, объём работ определён. Как заказчику дальше достраивать объект, если государство перестало выделять на него деньги? Но за годы работы, вступая в конструктивный диалог, мы научились находить выход из любой ситуации, чем мы успешно и занимаемся, в том числе за это нас и ценят.

Евгения Шохина: А с какими сложностями приходилось сталкиваться, когда заказчик иностранный?

Михаил Медведев: Кроме сложностей перевода, сложности всё те же. (Смеются.) Много задействованных, коммуникационно не связанных между собой структур, каждая из которых выполняет, а главное, отвечает только за свой фронт работ. Как результат, увеличение сроков, стоимости и качества работ. Только в случае с иностранцами есть ещё один момент – часто в проекте не учитывают специфику страны.

Михаил Гельман: Опять же пример. При строительстве одного крупного завода в Московской области проект разрабатывался в Италии. Потом его передали на реализацию крупной иностранной строительной компании, работающей на рынке России, которая, в свою очередь, заказала у нас строительные конструкции. Мы их честно достаточно быстро изготовили в соответствии с предоставленной документацией. По проекту они оказались для них конструктивно сложными для монтажа, и через какое-то время нас попросили их смонтировать. При монтаже выяснилось, что проект в принципе не адаптирован для России. Например, на секциях не было термошва. Пришлось заказчику всё переделывать и фактически заплатить за два завода. Этого можно было бы избежать, обратись они к нам с этим вопросом комплексно на этапе подготовки проекта. Мы помогли бы им устранить несоответствия и адаптировать документацию под российские нормы.

Евгения Шохина: Если я правильно понимаю, то одним из первых серьёзных проектов под ключ стало участие в проекте возведения морской транспортной эстакады в Усть-Луге. Как удалось выйти на этот заказ?

«За 2 года из одного завода железобетонных изделий мы выросли в серьёзную структуру»

Михаил Медведев: Это коммерческая тайна. (Смеётся.) Наша компания участвовала в тендере и по ряду показателей выиграла его. В этом проекте было несколько непростых, но оттого очень интересных в качестве опыта составляющих. Во-первых, все конструкции были негабаритными, отсюда встал вопрос об оптимизации затрат на их транспортировку с производства в Московской области на объект в Ленинградскую. Вторым моментом было то, что условия эксплуатации в агрессивной морской среде подразумевали тщательный подбор гидроизоляционных средств для максимального увеличения срока службы конструкции. В процессе подготовки на нашем производстве был налажен новый технологический процесс. Ещё нужно было подготовить условия для монтажа на воде при -35°С. Мы нашли решение, существенно сэкономившее время, тем самым проявив себя в рамках обычного рабочего процесса не только как ответственные производители, но и как опытные строители. Нам предложили осуществить полностью работы по монтажу, с чем мы успешно справились, получив от процесса и результата профессиональное удовольствие.

Евгения Шохина: Этот проект стал самым сложным для вас?

Михаил Гельман: Не думаю, что самым. Но с точки зрения налаживания процессов с нуля в короткие сроки мы получили огромный опыт, что в нашей работе очень важно.

Марина: А для меня самым сложным, в эмоциональном плане, до сих пор является наш первый ответственный объект – здание ремонтно-экипировочного депо под Рижской эстакадой в Москве. Это 500-метровое здание прямо под мостом в буквальном смысле, потому что расстояние между нижней частью мостовой конструкции и кровлей возводимого здания было минимально возможным для проведения работ. Это был первый объект, который мы строили, используя синергию почти всех наших подразделений: там наши металлоконструкции, наши строительные мощности и высокие темпы работ проектного подразделения.

Евгения Шохина: Как вы обеспечиваете безопасность строителей и персонала на производстве?

Михаил Гельман: Теми средствами, которые предписаны. (Смеются.)

Евгения Шохина: Я являюсь научным руководителем программы ЕМВА, и мы со слушателями однажды осуществили корпоративный визит на Конаковскую ГРЭС, которая уже несколько лет принадлежит ОАО «Энел OГK-5». Поразило, что все сотрудники в касках, берушах, вопрос безопасности на первом месте…

Медведев

«Думаю, что основное преимущество – постоянное желание развиваться, креативность в подходе к каждой задаче»

Михаил Гельман: Мы стремимся к европейским стандартам в вопросах организации технологических процессов и организации условий труда на наших предприятиях.

Мы имеем дело с постоянной сваркой, бетонной пылью и тому подобными неотъемлемыми частями производственного процесса. Но у наших сотрудников есть всё необходимое, предусмотренное требованиями. Наши современные заводы, сертифицированные по стандарту ISO 9001:2008. Технологические режимы сварки аттестованы НП «Национальное Агентство Контроля Сварки» (НП «НАКС») – к сварке строительных конструкций допускаются только аттестованные сварщики. Вся продукция сопровождается паспортами качества. Заводы оснащены аттестованной лабораторией, что позволяет своевременно проводить все виды испытаний и контроля выпускаемой продукции и поступающего сырья.

Марина: Мы уделяем много внимания созданию условий для коллектива. Люди – наша основная ценность, и мы очень бережно относимся к каждому сотруднику. Из-за недостатка рабочих кадров в городе, где находятся предприятия, мы отреставрировали отдельное здание, в котором сейчас находится общежитие для приезжих работников. На самих производствах оборудованы места общественного пользования (санузлы в цехах, мастерские помещения, раздевалки для персонала). Мы любим свою работу и стараемся воодушевлять каждого сотрудника, создавая у коллектива нужное рабочее настроение.

Михаил Медведев: Мы вложили много средств, чтобы было комфортно работать и управленческому персоналу завода, и рабочим. Мне даже кажется, что в Протвино в какой-то степени даже более комфортные офисные помещения, чем у нас в офисе в Управляющей компании. (Смеются.)

Евгения Шохина: Что помогает вам оставаться на плаву на столь высококонкурентном рынке?

Михаил Медведев: Молодость и смелость. (Смеются.) Думаю, что основное преимущество – постоянное желание развиваться, креативность в подходе к каждой задаче.

Михаил Гельман: Мы постоянно учимся, самосовершенствуемся, что не может не отражаться на результатах нашей работы и на развитии нашей компании.

Евгения Шохина: Тогда последний вопрос Марине. Как вам удаётся совмещать такой неженский бизнес и материнство?

Марина: Моим дочерям сейчас 10 и 11 лет, и я присутствую в их жизни каждый день: в 9 вечера я всегда дома. Укладывая их спать, я рассказываю им какие-то придуманные мной истории, чтобы постараться донести до них то, что хотелось бы. Я уже потихоньку начинаю с ними разговаривать о том, что есть заводы, на которые мы скоро поедем с экскурсией. Было бы здорово, если бы девочки прониклись этой темой и, когда подрастут, захотели бы «искать себя» в рамках «Управления Строительства – 620», которое, я уверена, через 10–15 лет будет ещё более мощной организацией с хорошей системой управления.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости