Наталья Толоконская: «Будем как дети»

Кризис отечественной медицины и педагогики, а также неоднозначный опыт реформирования этих отраслей успели стать притчей во языцех. Разброс общественного мнения от неуёмного восторга до беспросветного фатализма не вносит ясности и лишь усугубляет проблемы. Однако отчаиваться не стоит, ведь ещё Сократ заметил, что самое трудное искусство жизни – это искусство учить, искусство лечить и искусство судить людей. Заслуженный врач РФ, профессор СибГМУ и научный руководитель Института Общей Врачебной Практики Наталья Толоконская рассказала о своём видении того, как сделать обучение и лечение эффективными и радостными.

– Наталья Петровна, каковы основные идеи гуманной педагогики и механизмы их реализации?

– Фундаментальная педагогическая технология актуальна для любой специальности, и сегодня речь действительно идёт о большой потребности её превращения в инновационный, легко тиражируемый программный продукт. Речь идёт о преемственности в передаче знаний, о формировании общих компетенций, которые так красочно прописаны в новых образовательных стандартах: системном мышлении, умении видеть масштабно, анализировать и находить взаимосвязи, быть способным и готовым к самосовершенствованию (цитирую стандарт специальности «лечебное дело»!). На обыденном уровне это проявляется как верная реакция на любое событие, будь то простуда у ребёнка или производственное совещание. Сущность этого навыка можно сформировать уже на уровне среднего и даже начального образования. Это моя мечта, и уже 10 лет назад я как попечитель Детского фонда предлагала программу «Формирование здоровья ребёнка как результат обучения в начальной школе». В ней предложено рассматривать здоровье не как сумму физических параметров, а как творческое, гармоническое, самостоятельное и радостное развитие. Картинка, созданная в детстве, легче даётся и реализуется. Становясь взрослыми, мы теряем природные навыки самоорганизации и самоопределения.

– Как же взрослому восстановить утраченные способности к самоисцелению?

– Медицина может восстановить способность строить свою жизнь и самому принимать решения. Каждый случай больного человека условно определяется названием какой-то болезни, но это лишь внешне схожие следствия разных причин, которые могут быть разделены годами. Каждый рядовой врач должен уметь сразу увидеть эти причины – это и есть клиническое мышление, системное, позитивное и проектное. Анализируя причинно-следственные связи, понимаешь главное – что проблемы надо решать на более глубоком уровне, чем тот, на котором они проявляются. Однако у нас в масштабах государства эта способность утеряна до той степени, которая для меня как человека и гражданина выглядит катастрофической. И не только в отношении медицины. В разных сферах происходит одно и то же: потерялась та главная ниточка, которая подтягивает резервы. За спиной опытного руководителя редко стоят молодые люди, ценность которых в масштабе мышления и способности действовать по внутреннему побуждению.

– Что нужно делать, чтобы преодолеть этот разрыв?

– Это во многом задача высшего образования. При этом очевидно, что мы говорим в первую очередь о педагогическом мастерстве людей, которым доверено образовывать. Педагогическая компетентность не заключается в детальном знании своего предмета – любимый предмет есть лишь сфера, в которой проявляется талант педагога. Употребляя в отношении этой способности термин «гуманная педагогика», я не ограничиваюсь одной педагогической школой. Их много, например есть школа под высоким именем Шалвы Александровича Амонашвили. Но стоит заговорить об этом в педагогической среде, как начинается спор о школах. Не лучше ли объединиться в том главном и бесспорном, что есть в сердцевине любой эффективной педагогической системы: в умении найти ключ правильных отношений?.. Педагог не может диктовать готовые решения, а навык не передаётся через демонстрацию.

– В чём же состоит суть искусства педагога?

– Механизм этих особых отношений можно назвать замечательным словом «подвижничество», которое означает, что один человек подвигает другого к личному постижению. Любящие мамы умеют легко и непринуждённо растить радостных и самостоятельных детей. То же происходит в компаниях, где руководитель обладает даром раскрывать потенциал сотрудников. Однако если во главе стоит сильная личность, способная видеть долгосрочную стратегию, а коллеги отстают, не обладая нужными навыками, то пропасть в понимании быстро увеличивается. В ответ руководитель чувствует потребность всё брать на себя, диктовать, и возникает замкнутый круг. В медицине это проявляется особенно ярко. С одной стороны, медицина изучает мир на модели самого совершенного живого организма, обладающего безграничными ресурсами и способностью менять мир вокруг себя. С другой стороны, существует социальная реальность, в которой утрата веры в человека стала свершившимся фактом: большинство врачей исходит из бессознательной установки о неизлечимости болезней. Встречаясь с отчаявшимся врачом, человек начинает жалкий путь хронического больного, физическое существование которого поддерживается дорогостоящими искусственными методами на фоне полной беспомощности на ментальном уровне. Глубина болезни – это изменённое сознание.

– Что, по вашему мнению, позволяет создать общее смысловое поле?

– Позволю себе аналогию: если мы хотим построить красивый дом, то сначала определяем его предназначение, а потом создаём проект, постепенно доводя до совершенства все детали. Всё это вместе называется видением. Другие производят красивую одежду, строят заводы – становление любого дела требует соблюдения одних и тех же законов. Образование и медицина сегодня на государственном уровне признаны первостепенными, подтверждением этого было появление национальных проектов «Образование» и «Здоровье». Для их успешной реализации мы точно, в деталях, должны видеть конечный результат и всё время сверяться с ним. Вернёмся к нашему больному: когда его желание стать здоровым встречается с желанием врача исцелить, они заключают своего рода контракт. Чтобы это произошло, уже при первом общении должен возникнуть контакт и картина полного здоровья. А дальше каждый день, неделю, месяц должны поступать подтверждения того, что мы на правильном пути, идёт выздоровление. Восстановить утерянное понятие интегральной системы результата можно глядя на детей, которые целеустремлённы, всегда точно знают, чего хотят, умеют получать внутреннее подтверждение успешного завершения своего дела и радуются этому. Когда меня спрашивают, что же такое здоровье, я отвечаю: здоровье – это нервущаяся радость, внутреннее умение собирать свои успехи, извлекать пользу из трудностей. Переживание сложных моментов особенным образом активизирует механизм возвращения на траекторию здоровья и самостоятельности. Взрослые часто боятся высокой температуры и других проявлений простых острых болезней у детей, а ведь это очищение, повышение степени упорядоченности сложнейшей живой системы, то есть такой инструмент, который позволяет делать квантовые скачки в развитии, в том числе речевом. Речь счастливого ребёнка – это искусство, превосходящее по мастерству затёртые штампы взрослых. Это важная примета здоровья!

– Приложима ли такая модель отношений к жизни компаний?

– Надеюсь, что да. В своих проектах я стремлюсь создать такую команду, которая работает как муравейник или улей, – не надо лишних слов, все функции распределены, всё подчинено общей цели. Приглашая врачей к обучению и сотрудничеству, всё больше ценю встречу с молодыми людьми с чистым сознанием, которые ещё не стали винтиком в чужом сценарии и открыты к переменам. Если у сотрудника есть внутреннее желание развиваться, он принесёт много пользы общему делу. В таких компаниях возрождается истинный смысл слова «лидер» – человек, благодаря которому строится дело. Всё зависит от людей, и это прекрасно видно на примере медицины. Представим на минутку, что в стране все больницы новые и идеально оборудованные. Однако пока не будет врачей, готовых мыслить в русле профилактической медицины, задача по её созданию не будет решена. А ведь именно обретение медициной здравоохранительного характера обозначено приоритетным направлением нового проекта развития медицинской науки до 2025 года, обсуждаемого сейчас РАН, РАМН и Министерством здравоохранения.

– Насколько реалистична эта задача?

– Создать профилактическую медицину возможно, если появятся врачи, готовые легко, спокойно и с радостью принять самостоятельное решение о том, что возможно исцеление даже самых сложных больных. Врачи, готовые строить долгосрочные отношения с больными и поддерживать их каждый шаг к выздоровлению. Как врач и педагог с опытом, я точно знаю, что даже один год – это достаточный срок, чтобы увидеть значительное улучшение здоровья, повысить запас внутренних сил человека. Я оптимист, но не тот, который живёт мечтами, а тот, который осознаёт, насколько высока вероятность быстрых системных перемен к лучшему при условии, что мы объединимся вокруг общей задачи и сдвинем фокус внимания на развитие личности на всех уровнях образования. Они приходят совершенно разными, студенты – в университеты, врачи – в медицину. Как и в школе, их продолжают оценивать, приклеивать ярлыки, большинство из них очень быстро подчиняется формальным ограничениям. Но среди них всегда есть сильные натуры, которые служат нам всем напоминанием о том, что талант, высокий потенциал заложены в каждом, просто не проявились в полной мере. Точно так и со сложными больными. Если одному человеку из миллиона удалось излечиться от рака или СПИДа, значит, существует природный механизм, и мы хотим знать, как его воспроизвести. Для этого врачу надо самому быть сведущим в искусстве жить. Институт Общей Врачебной Практики – это наш ответ нашему учителю академику Влаилю Петровичу Казначееву. Он из тех мастеров, мудрецов, в которых живёт потребность задаваться вопросами о сущности самой жизни. Их мысль опережает время, с их философией веками сверяется жизнь. Это наш выбор – сделать серьёзный шаг к позитивным переменам. Это некая точка интеграции, где могли бы объединиться свободно мыслящие профессионалы. Мы набираем свой ценный опыт: в прошлом году была реализована программа «Школа Интернов», сейчас – «Развитие профессиональных компетенций врача». Мы погружаем участников в творческую атмосферу, занимаемся два раза в месяц, регулярно приглашаем успешных талантливых людей из разных сфер жизни.

– Уже есть результаты, которые можно оценить?

– Наш главный результат – то, как быстро меняется сознание человека. Обретается внутренняя свобода, укрепляется ответственность, и очень радостно наблюдать это и во врачах, и в пациентах. Если дать врачам побыть в такой среде, атмосфере творчества год-два, они совершенно по-другому чувствуют и ведут себя: по доброй воле спокойно берутся за сложных пациентов, строят с ними долгосрочные отношения с позиций здоровья, используют навыки системного анализа, индивидуально трактуют каждый клинический факт, открывают для себя уникальные технологии причинной терапии.

– Можно ли применить этот опыт в других сферах?

– Безусловно, ведь в его основе лежат универсальные идеи и ценности. Проблемы тоже схожие. Продолжим аналогию: представим себе, что есть некий пациент, преисполненный решимости выздороветь, и молодой бизнесмен, который так же горит своей идеей. Проект готов, цели намечены, приходится двигаться в бюрократические инстанции: поликлинику и городскую администрацию, и здесь они вступают на путь, по сравнению с которым собственные проблемы кажутся ничтожными. Вместо совместного поиска решений накапливается огромное сопротивление, плохое отношение при внешней вежливости, нежелание услышать, отсутствие внутреннего интереса – к сожалению, бюрократическая система уникальна в своей солидарности в плохом, тогда как добро рассеивается в ней почти без следа. Сегодня государству нужны люди с новым мышлением, поэтому именно образование – главный ключ к системным изменениям в России. Понятие «образование» мне всегда хочется развить до «образования жизни», которое построено на хороших глубоких отношениях и для меня как учёного означает прямое продолжение идеи симбиоза. Человеку дано испытать это счастье в уникальных формах социальной жизни. Культура – это высшее воплощение природной красоты, единый поток, это порождение отношений между людьми, и талант врача и педагога в ней столь же велик и ценен, как талант художника или композитора.

– Наталья Петровна, вы, кроме всего прочего, ещё и сертифицированный коуч. Чем вас привлекла идея коучинга?

– Сегодня в деловой среде уже становится общепринятым фактом, что показатели прибыльности, традиционно используемые в оценке деятельности, ценности и успешности предприятия, оказываются совершенно неадекватными при определении стратегий и путей реализации планов на будущее. Растёт осознание главной идеи – успешной внутренней трансформации бизнеса на основе творческого самостоятельного развития личности. Коучинг – одна из современных интерактивных технологий развития персонала, которую высшей школе предстоит заимствовать из бизнес-образования, так как запрос бизнеса становится всё более понятным и конкретным. Люди, имевшие ясное видение цели, заинтересовались коучингом как универсальной технологией успеха. Совмещение высоких принципов гуманной педагогики с инструментарием коучинга на практике позволяет достигать быстрых и впечатляющих результатов. Можно говорить о новом менеджменте кадров, который гораздо эффективнее принципа управления по инструкции. Есть много определений коучинга, но главное и самое короткое из них – это отношения. И здесь открывается тайна – если человек освоил искусство коучинга, он изменился сам, стал другим его образ мышления и поведения, благодаря чему отношения с другими становятся эффективными для обеих сторон, а сфера деятельности может быть любая. Если коуч владеет искусством отношений, в которых атмосфера доверия сочетается с искренним интересом, глубинным слушанием, умением задавать открытые вопросы, то всё это быстро подвигает человека к самораскрытию. Мне никто не говорил о коучинге, я искала его сама, в книгах, в людях! От этого зависело, как сложится моя жизнь дальше. По мере того, как складывалась моя цельная авторская система врачевания, всё острее ощущалось, что передать её другому человеку почти невозможно. Можно только самому открыть в себе: врачу – профессиональное мастерство, а пациенту – силу самоисцеления. Тогда кто я для них, чтобы подвигать к этому, какова зона моей компетентности и ответственности? Коучинг стал ответом на этот вопрос.

– А как же доктор Чехов с его «Палатой № 6», в которой всё лучшее в человеке гибнет в косной среде?

– И здесь у меня есть хорошая новость, а вернее, у той науки, которая сегодня своим фундаментом имеет квантовую физику и новейшую биологию. В том же коучинге используется простой на первый взгляд приём: при обсуждении конкретной цели (купить квартиру, получить образование) задаётся для всех простой вопрос «Почему для тебя это так важно?» Этот вопрос позволяет перейти в плоскость внутренних ценностей, человек погружается в себя, начинает говорить о семье, о своих планах и о том, каким он будет. С этого начинается столь желанная мотивация, приверженность, целеустремлённость. Иррациональная составляющая моментально освобождает человека от негатива и наполняет позитивными эмоциями, словно хрустальную вазу – чистой водой. И это становится внутренним разрешительным условием для включения коры головного мозга, визуального мозга. Ведь даже обычный железный компьютер будет эффективен только при точном запросе и тонких связях информационного поля, при этом самый лучший из них – лишь жалкое подобие чудесного живого компьютера, каким является человеческое сознание. Об этом ещё в первой половине XX века хорошо говорил Норберт Винер в своей «Кибернетике», определяя это новым направлением физиологии. Точки приложения исцеляющего воздействия – физический, эмоциональный и ментальный уровни. Именно мощное воздействие на эмоциональном уровне даёт мгновенную перестройку, открывает свободу визуального видения. Физическая часть подтягивается, потому что меняется программа, меняется биохимия жизни. И тогда самоисцеление включается при первой встрече, практически мгновенно, как и творческий потенциал сотрудника, если таковы отношения в коллективе.

– То есть представление о том, что успех и здоровье даются только долгим изнурительным трудом, не всегда верно?

– Оно всегда неверно! Посмотрите на детей: как легко, эффективно и быстро они растут ещё до рождения и в первый год жизни, разворачиваясь, словно цветок из бутона. Скорость этих позитивных превращений напоминает нам о том, что человек никогда не теряет ресурс, а это вопрос веры! Но чтобы дать ему открыться, надо вернуть целостность. Я люблю и часто произношу слово «исцеление», ибо в нём главный смысл искусства помогать Человеку – возвращать его к целостности, когда природная программа имеет возможность легко самореализоваться. Как цветок, которому со стороны нужно лишь внимание и восхищение!

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости