Александра Андреева: «Невидимая рука» медиатора

22 июня 2016 г. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации была утверждена «Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)” за 2015 год».

Список причин низкой популярности примирительных процедур составляла в том числе относительная новизна процедуры медиации.

В своей статье «Актуальные вопросы применения медиации» я писала об аналогичной статистике, приведённой Верховным Судом РФ по анализу периода с 2013 по 2014 г. Тогда востребованность примирительных процедур была оценена как «достаточно низкая». Процессуальными препятствиями частого и эффективного использования института примирения в гражданском и арбитражном процессе признавались, например, отсутствие института обязательной медиации, отсутствие у судей права направлять лиц, участвующих в деле, на обязательное прохождение процедуры медиации, неурегулированность процессуальным законодательством вопроса о течении процессуальных сроков на период прохождения сторонами процедуры медиации. Список причин низкой популярности примирительных процедур составляли в том числе относительная новизна процедуры медиации, отсутствие стремления у судебных представителей к примирению сторон, неосведомлённость сторон о медиации, восприятие судебного решения как более «ценного» судебного акта по сравнению с определением о прекращении производства по делу.

Какие изменения были обнародованы в 2015 г.?

Ранее установленный перечень процессуальных, организационных, экономических и психологических препон на пути развития внесудебного урегулирования споров был оставлен высшей судебной инстанцией без какого-либо внимания. Он не был дополнен, пересмотрен – он в Справке от 22.06.2016 г. отсутствует в принципе. Общее впечатление от приведённого обобщения судебной практики сводится к уже крылатому продолжению одной фразы. Дескать, «вы там держитесь!», ведь:

• по отношению к 2014 г. число дел, урегулированных с помощью медиации, в 2015 г. в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах сократилось;

• по информации, поступившей из судов, стороны практически не используют процедуру медиации для разрешения спора;

• отмечаются случаи использования сторонами примирительных процедур в целях злоупотребления процессуальными правами и затягивания судебного разбирательства.

Зато действия медиаторов в указанном периоде не оспаривались ни в судах общей юрисдикции, ни в арбитражных судах. «Случаи обращения в суд с исками к медиаторам (в частности, о возмещении вреда, причинённого вследствие проведения процедуры медиации) отсутствуют, случаи судебного оспаривания медиативных соглашений единичны».

Зато действия медиаторов в указанном периоде не оспаривались ни в судах общей юрисдикции, ни в арбитражных судах.

«Случаи обращения в суд с исками к медиаторам отсутствуют, случаи судебного оспаривания медиативных соглашений единичны».

Безусловно, подобная официальная статистика внушает скепсис. Однако то, что происходит в судах, составляет лишь один из способов существования медиации. Вне поля зрения остаётся огромный пласт практики неформального разрешения разногласий с применением медиативного подхода и инструментов. В процессе договорной работы, обеспечения корпоративного управления компаниями мультинационального холдинга или досудебного разрешения спора всё чаще не сталкиваешься, а именно встречаешь коллег, разделяющих одно видение цели: снижение степени эскалации конфликта и выход в зону общих интересов для выработки взаимовыгодного решения.

Пока в нашей правовой действительности разрабатываются проекты по дальнейшему совершенствованию процедуры с предложениями, например, «законодательно придать соглашению, достигнутому сторонами спора по итогам медиации, силу исполнительного документа даже на досудебном этапе», озвучу некоторые правовые события иностранных юрисдикций по этому вопросу.

Например, в Германии с 1 сентября 2017 г. вступит в силу дополнение к закону о медиации, устанавливающее порядок сертификации (аккредитации) медиатора. Если провести аналогию с понятийным аппаратом Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», в немецкой медиативной действительности появятся профессиональные посредники, приобретение статуса которых потребует не менее 120 часов обучения. Учебный план включает обязательное изучение принципов медиации, теории конфликта, техник коммуникации и ведения переговоров, законодательства, применимого к/в медиации. После сдачи экзамена сертифицированный медиатор должен будет в течение 2 лет провести четыре документально оформленных медиации, по меньшей мере четыре индивидуальных сессии по четырём разным спорам и каждые 4 года проходить курсы повышения квалификации объёмом не менее 40 часов. В отсутствие надзорного государственного органа основным регулятором деятельности профессиональных медиаторов будет рынок.

В немецкой медиативной действительности появятся профессиональные посредники, приобретение статуса которых потребует не менее 120 часов обучения.

Во Франции Верховный Суд своим решением в очередной раз подчеркнул, что неурегулирование спора в медиации может составить значительный риск для истца в контексте перспектив судебного разбирательства, вплоть до отказа в рассмотрении иска. Соглашения, оформленные по французскому праву, часто содержат оговорки об альтернативном разрешении спора, устанавливая многоступенчатую процедуру урегулирования разногласий, последним этапом в которой выступает медиация. И несоблюдение подобных договорённостей уже неоднократно становилось основанием применения судом серьёзных санкций к сторонам:

• 2003 г.: несоблюдение процедуры досудебного урегулирования спора является основанием отказа в рассмотрении иска;

• 2005 г.: ответчик вправе в любой момент сослаться на несоблюдение процедуры досудебного урегулирования спора, даже на стадии апелляционного обжалования;

• 2014 г.: обращение к процедуре досудебного урегулирования спора после подачи иска невозможно (Верховный Суд соответствующим решением перечеркнул альтернативную практику нижестоящих судов).

Александра Андреева

Как видите, указанные юрисдикции не то что не отказываются, но поддерживают и развивают медиацию. И пусть официально одним из основных условий её становления в России остаётся поддержка и признание судейским сообществом, ключевым является именно ежедневный вклад тысяч моих коллег по цеху – юристов, медиаторов, посредников и переговорщиков в поисках оптимальных внесудебных правовых решений для вас и вашего бизнеса.

 



Александра Андреева
,
юрисконсульт ООО «МОЛ-Русс», 
Группа МОЛ

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости