Михаил Шмаков: «Труд не является товаром. Но имеет свою цену»

Федерация независимых профсоюзов России – крупнейшая общественная организация нашей страны. ФНПР активно отстаивает законные права и интересы членов профсоюзов, всех россиян, по праву занимая ключевую позицию в гражданском обществе. Федерация активно взаимодействует с государственными, политическими и предпринимательскими структурами, но при этом сохраняет свою независимость от них. ФНПР твёрдо отстаивает свою точку зрения по важнейшим вопросам развития страны, но при этом всегда готова к совместному с государством и бизнесом решению самых сложных проблем, к эффективному сотрудничеству. О том, как это сотрудничество осуществляется на практике, рассказывает председатель ФНПР Михаил Шмаков. 

– Вы стоите во главе российского профсоюзного движения почти четверть века. На ваш взгляд, какие периоды были самыми сложными с точки зрения продвижения инициатив профсоюзов?

– У каждого времени свои задачи, свои проблемы. Труднее всего, наверное, было в период гайдаровских экономических реформ. Тогда нам удалось остановить часть тех новаций, которые называли «шоковой терапией». Глубокого шока всё же удалось избежать. До сих пор некоторые говорят, что надо было тогда подольше побыть в шоковом состоянии и сейчас было бы легче. Я категорически не согласен с этими утверждениями. Потерь людских было бы больше. Люди уходили в мир иной, потому что теряли привычные источники дохода, из-за разрушения предыдущих жизненных стандартов, прочих факторов, которые всем известны. 

Конечно, все события 1993 года тоже наложили свой отпечаток на деятельность профсоюзов. Тогда мы выступали и выступаем до сих пор за мирное разрешение конфликтов через переговоры, поиск консенсуса. Был подписан договор общественного согласия. Тогда же была создана Конституционная комиссия по проекту той Конституции, по которой мы сейчас живём. Мы принимали участие во всех этих процессах. 

«У каждого времени свои задачи, свои проблемы. Труднее всего, наверное, было в период гайдаровских экономических реформ. Тогда нам удалось остановить часть тех новаций, которые называли "шоковой терапией"»

В конечном итоге именно тогда была создана, впервые заработала Трёхсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. За прошедшие годы система трёхсторонних переговоров, которая создана в России, стала самой эффективной в мире. 

Кроме Трёхсторонней комиссии на федеральном уровне, такие же комиссии работают в регионах. Дальше, естественно, эта система распространяется до каждого предприятия, где действует коллективный договор. Ведь элементы такого сотрудничества, социального партнёрства, начинаются на предприятии с коллективного договора. У этого документа давняя история. Ещё в 1904 году на нефтяных предприятиях Нобеля в Баку был подписан первый коллективный договор между профсоюзом нефтяников и Нобелем. А потом эта практика распространилась в мировом масштабе.

– Интересно, с кем вам сложнее договариваться, находить общий язык в Трёхсторонней комиссии – с правительством или с работодателями?

– В зависимости от ситуации образуются разные альянсы. Бывает, что профсоюзы с предпринимателями объединяются против правительства. «Против» – в том смысле, что имеют общую точку зрения, отличную от точки зрения правительства. Или профсоюзы и правительство не соглашаются с позицией работодателей. Но через переговоры мы приходим к согласию. 

Михаил Шмаков

«ФНПР – это организация, которая объединяет 42 профсоюза. Плюс ещё пять профсоюзов на договоре»

Нужно ещё учитывать, что правительство – тоже работодатель, крупнейший в стране. Для так называемых бюджетников – опосредованно, через свои министерства, региональные подразделения. Поэтому всё-таки чаще правительство и работодатели объединяются против профсоюза.

– Ситуация в экономике, социальной политике меняется очень динамично. Понятно, что на многие изменения профсоюзы должны как-то реагировать. Например, реформа здравоохранения, которая коснулась, конечно, не только медиков, но практически всех россиян. Ваша реакция? 

– Там ведут работу наши отраслевые профсоюзы. ФНПР – это организация, которая объединяет 42 профсоюза. Плюс ещё пять профсоюзов на договоре. Работу с врачами ведёт Профсоюз работников здравоохранения. В сфере образования действует Профсоюз работников образования и науки и т.д. 

Отраслевые профсоюзы сами пытаются решать те проблемы, которые возникают в их профессиональном сообществе. Но, безусловно, они нас информируют о своей работе, и мы совместно вырабатываем общую политику. Обращаемся к региональным властям, федеральному правительству или Президенту РФ. Говорим о том, что необходимо менять или какие их решения невыполнимы или вредны для данной отрасли. Что-то удаётся поправить, что-то – нет. 

В результате в рамках реформы здравоохранения удалось кое-что сделать. Прежде всего – остановить волюнтаризм. Когда без определённой разъяснительной работы, без учёта мнения профессионалов проводят реформы. 

Теперь, даже когда планируются так называемые непопулярные меры, то всё равно проводится разъяснительная работа, и волей-неволей учитывают те предложения, которые идут от самих работников. Это всегда сложный процесс. Организатор или администратор стремится к повышению эффективности, доходов. А работник хочет спокойно работать и получать достойную заработную плату. Это всегда конфликт, о котором ещё Маркс писал. 

Мы твёрдо придерживаемся концепции Международной организации труда, согласно которой труд не является товаром. Но труд имеет свою цену. Цена труда – это то, что необходимо платить в виде заработной платы, определённого социального пакета, страхования.

– Недавно на Гайдаровском форуме вы сказали, что, если в экономике и социальной политике ничего не изменится, это неминуемо приведёт к социальному взрыву. Сильное заявление. И тревожное. На чём основывается ваша уверенность в возможности подобного развития событий?

– Сейчас происходит снижение реальной заработной платы и одновременно увеличение расходов россиян. Повышаются цены на все товары и услуги. Если дальше так будет продолжаться, то эти «ножницы», конечно, приведут к тяжёлым последствиям.

В 1998 году мы собрали 150-тысячный митинг на Васильевском спуске у Кремля, где требовали отставки президента. В связи с тем, что экономическая политика, которая проводилась в то время, завела в тупик. Тогда был максимальный долг по заработной плате, который когда-либо был в новой России, – 87 млрд рублей. 

Острые экономические проблемы всегда ведут к появлению политических лозунгов. Это закон жизни.

– Ситуация сейчас действительно непростая. Во всяком случае, покупательская способность населения явно снижается. Профсоюзы могут предложить что-то конкретное, чтобы снизить остроту ситуации?

– Во-первых, надо изменить политику Центробанка. По крайней мере, на данный момент таргетирование инфляции – не главная задача. Да, все мы заинтересованы в низкой инфляции. Но развитие экономики – важнее, именно этот вопрос должен быть приоритетным. Но у нас получается, что Центральный банк больше исходит из рекомендаций Международного валютного фонда и международных финансовых институтов, чем интересов своего государства. 

Второе. Нужно отказаться от слепого следования постулатам неолиберализма. Неуклонно выполнять целевые программы развития промышленности. Не так, как сейчас: «вот – рамочная программа, вот – наше направление, а дальше невидимая рука рынка всё сама исправит». Ничего она не исправит при такой разбалансировке экономики. 

Поэтому надо проводить более жёсткий экономический курс для развития приоритетных отраслей экономики. Вкладывать туда государственные деньги, против чего выступает сегодняшнее правительство. 

Необходимо провести разумную национализацию. Например, Норвегия – рыночная страна. Но в ней нефтегазовый сектор принадлежит государству, а добывающие компании работают как операторы и получают за эту работу свою долю прибыли или плату за свои услуги.

P7 web

«Надо проводить более жёсткий экономический курс для развития приоритетных отраслей экономики. Вкладывать туда государственные деньги, против чего выступает сегодняшнее правительство»

А у нас? У нас пока нефть и газ в земле – это национальное достояние. Как только её извлекли оттуда, заплатили налог на добычу полезных ископаемых – и дальше это уже собственность частной компании или полугосударственной. Всю маржу с рынка получает не государство, а собственники. 

То же касается производства алкоголя. Давайте для пополнения бюджета введём здесь государственную монополию. Пусть только на производство водки. Чтобы пополнялась государственная казна. 

О кредитах. Ставка 20–25 % для производителей – неподъёмный груз. 

– Но это заботит в первую очередь работодателей, владельцев компаний…

– Нас это волнует ещё и потому, что работодатели и работники взаимозависимы. Работники ничего не смогут делать, если работодатель не в состоянии оплачивать их труд. А также покупать необходимое оборудование, материалы и т.д. 

Точно так же мы заинтересованы в том, чтобы налоги на производство не были слишком высокими. Пока балансируем на уровне консенсуса между бизнесом и государством. 

Хотя, понятно, государство за счёт налогов осуществляет социальные программы и федеральные, которые касаются всех. В частности, это оборона, безопасность, инфраструктурные проекты. О бюджете тоже нужно думать. Как эти нужды совместить? Именно это мы и пытаемся делать в рамках трёхстороннего сотрудничества.

– Уже в текущем году должны применяться в обязательном порядке профессиональные стандарты. Для России это в диковинку. На ваш взгляд, дело это перспективное? Стандарты заработают, принесут пользу?

– Мы участвуем в этом процессе, заинтересованы в нём. Высказываем своё мнение по каждому из шагов, которые делаются в направлении внедрения профстандартов. 

Но надо понимать, что процесс этот и сложный, и долгий. Сделать нужно многое. Создать профессиональный стандарт, согласовать его с образовательным стандартом, научить, подготовить в соответствии с этим образовательным стандартом людей. Только после этого можно требовать от работников соответствия их квалификации профессиональному стандарту. 

Нужно ещё учитывать, что между профстандартом и реальной работой человека на своём рабочем месте очень сложная взаимосвязь. Меняются технологии, оборудование. Профстандарты должны соответствовать этим изменениям, актуализироваться, всегда отвечать требованиям времени.

Справка

Михаил ШмаковШмаков 
Михаил Викторович
,
председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). 

Родился в 1949 г. в Москве. 

Окончил МВТУ им. Н. Э. Баумана по специальности «инженер-механик». Служил в частях РВСН. 

В 1972–1986 гг. работал на московских предприятиях оборонной промышленности. 

В 1986 г. был избран председателем Московского городского комитета профсоюза рабочих оборонной промышленности. В 1987 г. получил второе высшее экономическое образование. 

В 1990 г. избран председателем Московского городского совета профсоюзов.

В 1993 г. избран председателем Федерации независимых профсоюзов России. Неоднократно переизбирался на этот пост.

Является координатором профсоюзной стороны Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. 

Избран президентом Всеобщей конфедерации профсоюзов (в 2004 г.), членом Исполнительного бюро и Генерального совета Международной конфедерации профсоюзов (с 2006 г.).

Является президентом Всеевропейского регионального совета профсоюзов Международной конфедерации профсоюзов (ВЕРС-МКП), членом Административного совета Международной организации труда. 

Состоит членом президиума Независимой организации «Гражданское общество», Национального гражданского комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, правления Вольного экономического общества России, Международного союза экономистов, президиума и Совета Всемирного русского народного собора. 

Является президентом Института профсоюзного движения Академии труда и социальных отношений, председателем Совета попечителей данной Академии, её почётным профессором. Почётный доктор и председатель Совета попечителей Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

М. В. Шмаков – автор многочисленных книг и статей по вопросам социально-трудовых отношений, социальной политики, теории и практики рабочего и профсоюзного движения. 

Отмечен государственными наградами: орденами «Знак почёта», «Дружбы народов», «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, медалью «В память 850-летия Москвы». Кавалер Золотого Почётного знака «Общественное признание» (2003 г.), лауреат международной премии «Персона года – 2009».

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости