Игорь Вдовин: «Работа институтов развития всегда связана с риском»

Игорь ВдовинЭффективность существующих институтов развития зависит, конечно, не только от курирующих их государственных органов исполнительной власти. Практика показывает, что активное участие представителей бизнес-сообщества в создании и практической работе подобных структур повышает результативность их деятельности. Наш собеседник – сопредседатель Комитета РСПП по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке Игорь Вдовин.

– Можно ли сказать, что сегодня, в условиях западных санкций, в целом непростой экономической ситуации, институты развития являются особенно актуальными?

– Ситуация действительно непростая. В частности, возникла большая проблема с привлечением и работой со стратегическими иностранными инвесторами. Это касается крупных транснациональных корпораций, средних компаний, фондов и частных инвесторов.

Хотя и здесь есть исключения. В рамках специального инвестиционного контракта Mercedes-Benz принял решение о строительстве очень крупного завода в Подмосковье. Тем не менее доступ к прямым иностранным инвестициям серьёзно ограничен. Это факт.

Что касается доступа к зарубежным финансовым рынкам, то оценка российских компаний сегодня ниже, чем у их аналогов за рубежом.

Если говорить о российских источниках, то деньги у банков есть, но желания рисковать сильно поубавилось. В том числе и потому, что Центральный банк всё жёстче регулирует деятельность коммерческих банков.

Сейчас в каждом кредитном договоре вы найдёте множество ограничений, особенно для средних компаний.

«Если говорить о российских источниках, то деньги у банков есть, но желания рисковать сильно поубавилось. В том числе и потому, что Центральный банк всё жёстче регулирует деятельность коммерческих банков»

Зачастую очень сложно рефинансироваться, что для средних компаний большая проблема. Хотя государство декларирует, что именно их развитие является приоритетом.

Мы логически приходим к тому, что государственная поддержка институтов развития – это одна из возможных альтернатив всё уменьшающемуся предложению на финансовом рынке.

С другой стороны, кроме институтов развития, я бы рассмотрел возможность развивать наш финансовый рынок как таковой. Или хотя бы пользоваться теми возможностями, которые есть на финансовом рынке. Здесь мешают ограничения, которые идут от ЦБ и пенсионных фондов. Значительные накопления нет возможности использовать для приобретения акций и облигаций средних компаний.

Мы как раз сейчас очень активно над этим работаем. Несмотря на сложность, верим в успех: на Московской бирже будет создана специальная площадка, которая будет обслуживать средний бизнес.

– Институтов развития в стране уже немало, но насколько они эффективны?

– Счётная палата заявляет о том, что в России 36 институтов развития. Но беда в том, что механизмы работы многих из них довольно запутанные. По всем опросам, которые делал РСПП, все компании в один голос заявляют, что сложно разобраться, как получить поддержку.

Сложность в том, что институты развития применяют самые разные процедуры, регламенты, подходы к оценке проектов, к выделению финансирования, к мониторингу, к взаимодействию с компаниями.

– Какие-либо общие принципы отсутствуют?

– Да. Поэтому мы в Комитете РСПП проводим специальное исследование. Пригласили государственные органы поучаствовать в нём, чтобы разобраться, как работают институты развития, насколько они эффективны, где и что можно исправить, какие нужны дополнительные возможности и механизмы.

«Конечно, мы все за то, чтобы деньги целевым образом попадали туда, куда нужно. Но мы против того, чтобы блокировать работу институтов развития. В любом случае их деятельность связана с риском, как и любое вложение капитала»

IMG 4061 webПолучается, что бизнес-объединения в этом больше всего заинтересованы, потому что за нами стоят реальные компании, которые нуждаются в поддержке. Когда мы создали объединённый инвестиционный комитет на базе РСПП, «ОПОРЫ России» и ТПП, выяснилось, что на информацию по этой теме очень большой спрос.

– У институтов развития сложные отношения с контрольно-надзорными органами?

– Да, это ещё одна большая проблема. Все в один голос заявляют, что количество проверок институтов развития растёт. Количество скандалов вокруг этих проверок – тоже.

Конечно, мы все за то, чтобы деньги целевым образом попадали туда, куда нужно. Но мы против того, чтобы блокировать работу институтов развития. В любом случае их деятельность связана с риском, как и любое вложение капитала. Бывает, что ситуация меняется, компании попадают в те или иные тренды – их цели не достигаются. Здесь совсем не обязательно присутствует злой умысел или чей-то просчёт. Это просто жизнь!

Мне кажется, институт мониторинга деятельности институтов должен быть гораздо проще. Самое главное, он не может быть направлен на то, чтобы каким-то образом осложнить их работу.

– Какие из институтов развития дают наиболее ощутимые результаты?

– В первую очередь это Фонд развития промышленности, в создании которого мы приняли непосредственное участие, как и в его сегодняшней работе. «Мы» – это РСПП, другие деловые объединения бизнеса.

– Можно сказать, что создание и функционирование этого фонда – это пример государственно-частного партнёрства?

IMG 4029 web web

«Специальный инвестиционный контракт – это одна из удачных форм ГЧП, когда государство не только гарантирует неизменность условий и правил, которые интересуют инвестора, но и создаёт комплекс поддержки на региональном и федеральном уровнях»

– В широком смысле понимания сути ГЧП – конечно. При этом процедура принятия решений на Экспертном совете (который, по сути, является инвестиционным комитетом) абсолютно независима.

Решение принимают профессионалы. Плюс очень хорошо отработан регламент работы самой команды и менеджмента. Взаимодействие даёт хороший результат.

Неплохо работают, на мой взгляд, субсидии по Минпромторгу. Их также администрирует Фонд развития промышленности.

Отличная программа связана со специальными инвестиционными контрактами (СПИК). СПИК ориентирован в основном на крупные прямые инвестиции, в том числе иностранные. Было рассмотрено девять крупных проектов. Последний – по Mercedes-Benz, о котором я упоминал. Это 350 млн долл. прямых инвестиций, строительство завода с глубокой локализацией.

Специальный инвестиционный контракт – это одна из удачных форм ГЧП, когда государство не только гарантирует неизменность условий и правил, которые интересуют инвестора, но и создаёт комплекс поддержки на региональном и федеральном уровнях.

Прекрасный положительный пример – Российский фонд прямых инвестиций. Там очень хорошая команда.

Российский экспортный центр набирает обороты. Пётр Фрадков, мой коллега и сопредседатель по Комитету РСПП, занял очень активную позицию. Всё больше и больше компаний, ориентированных на экспорт, получают поддержку. В том числе представляющих средний бизнес.

РЭЦ, Росэксимбанк и ЭКСАР – три структуры, которые создают очень неплохие продукты. Что касается Корпорации МСП, то это понятный, ясный и чёткий инструмент. Эти четыре структуры – полноценный инвестиционный лифт для средних компаний. Здесь можно, войдя через любую из этих организаций, получить поддержку от всех остальных. В результате средние компании не ходят по кругу, а могут получить комплексную услугу сразу от четырёх структур.

Что касается других институтов – РВК, «Роснано» и иных, да, они работают неплохо. У «Роснано» новый инвестиционный цикл. В РВК тоже идёт большая перестройка. Сменилась команда. Это логичный процесс.

Нам бы, конечно, хотелось, чтобы эти институты работали устойчиво, чтобы они были открыты, чтобы была такая прозрачность, какую мы видим в Фонде развития промышленности, когда любой рубль можно проследить на любом этапе. Это пожелание ко всем институтам развития.

«РЭЦ, Росэксимбанк и ЭКСАР – три структуры, которые создают очень неплохие продукты. Что касается Корпорации МСП, то это понятный, ясный и чёткий инструмент. Эти четыре структуры – полноценный инвестиционный лифт для средних компаний»

Мы будем стараться влиять на эти процессы, ведь мы работаем в интересах компаний. Комитет РСПП по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке взаимодействует со всеми институтами развития. Это основная площадка РСПП для выработки позиций и политики в области инвестиций, привлечения финансирования. При этом мы сделали упор на взаимодействие с другими деловыми объединениями. Как я уже говорил, мы создали объединённый инвестиционный комитет: РСПП, ТПП, «ОПОРА России». Конечно, с «Деловой Россией» мы тоже взаимодействуем.

В этом году в рамках Недели российского бизнеса прошёл первый Форум институтов развития. Подобные мероприятия будут и на площадках других объединений бизнеса.

Мы ведём конструктивный диалог с органами власти. Это также важно. У каждого института развития есть своё курирующее ведомство или министерство: Минпромторг, Минэкономразвития и др. Ну и, конечно, важнейшую роль играет Минфин, с которым тоже нужно находить общий язык.

Диалог с органами государственной власти и институтами развития, который нам пока удаётся, позволяет оптимизировать существующие процедуры поддержки компаний, открывать доступ к инвестициям.

Игорь ВдовинВдовин
Игорь Александрович,
член Правления РСПП, сопредседатель Комитета
по инвестиционной политике, институтам развития
и экспортной поддержке

В 1995 г. окончил Кубанский государственный университет по специальности «юриспруденция».

В 1992–1998 гг. занимался юридической и аудиторской практикой.

С 2001 г. по н.в. – председатель правления Национального агентства прямых инвестиций.

Заместитель председателя Экспертного совета Фонда развития промышленности при Минпромторге России.

Доктор юридических наук.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости