Илья Кривогов: «У российских моногородов есть возможности для развития»

Решение сложных социально-экономических проблем российских моногородов – вопрос государственного масштаба. В 2014 г. Президентом РФ Владимиром Путиным и Правительством РФ была поставлена стратегическая задача – обеспечить развитие российских моногородов, в первую очередь через диверсификацию их экономики, создание новых рабочих мест и привлечение инвестиций. Именно на решение этой сложной задачи нацелена работа некоммерческой организации «Фонд развития моногородов». О первых результатах работы недавно созданного института развития рассказывает генеральный директор Фонда Илья Кривогов.

– Фонд развития моногородов существует почти 2 года. Что удалось сделать за этот небольшой срок?

– Конечно, проекты, над которыми мы работаем, долгосрочные. Но за 2 года мы уже получили результаты: во-первых, мы запускаем новые производства. Совсем недавно я был на только что начавшем работу современном заводе компании Holz House. Это крупный домостроительный комбинат в городе Лузе Кировской области. До этого мы открывали ряд производств – в Республике Татарстан, в Кемеровской области. Известная компания «Технониколь» запустила производство и подключилась к нашим очистным сооружениям. 

В результате в наших моногородах появилось в общей сложности около 2,5 тыс. новых рабочих мест. Это только начало.

Очень важно, что мы наладили контакты с крупными банками и институтами развития. Мы финансируем сделки вместе со Сбербанком, Промсвязьбанком, Корпорацией МСП, с Фондом развития промышленности. Это существенно, так как, отработав механизмы взаимодействия, мы в дальнейшем можем их использовать на практике. 

Сейчас в работе находятся свыше 10 полноценных комплексных проектов. Мы готовим инфраструктуру для нового бизнеса. И помогаем бизнесу построить его производственные цеха. То есть это комплексные программы, в которые вовлечены муниципальные, региональные власти, градообразующие предприятия, банки, наш Фонд и другие институты развития.

Функции Фонда – во-первых, обеспечить инженерную инфраструктуру для бизнеса. Второе – помочь с финансированием самого проекта. Третье, не менее важное, – мы должны сформировать проектные команды, обучить их. У нас есть несколько площадок: Московская школа управления и РАНХиГС. Именно на их базе мы готовим квалифицированные команды, которые будут управлять конкретными проектами по развитию моногородов. В них входят и главы администраций, и мэры. Они также проходят с нашей помощью необходимое обучение. 

«Очень важно, что мы наладили контакты с крупными банками и институтами развития. Мы финансируем сделки вместе со Сбербанком, Промсвязьбанком, Корпорацией МСП, с Фондом развития промышленности»

Но главная наша функция всё-таки консолидирующая. Сейчас у нас на выходе очень крупный проект – Ивановский полиэфирный комплекс в моногороде Вичуге, по которому принято решение Внешэкономбанка о предоставлении средств на реализацию проекта. Это современнейший комплекс, свыше 20 млрд рублей инвестиций. Мы там готовим инфраструктуру. Но без муниципалитета, без региона, без Минпромторга России, Внешэкономбанка, без институтов развития, которые также будут поддерживать этот проект, мы бы не смогли перейти к его реализации. 

Наша задача – собрать в пул все возможные меры поддержки, их скоординировать и направить на развитие конкретного моногорода.

– Ваше личное видение методов работы Фонда, его задач за 2 года деятельности как-то изменилось, исходя из накопленного практического опыта?

– Когда создавался Фонд, основная цель заключалась в создании новых рабочих мест в моногородах. Но практика показала, что этого мало. Без комфортной среды для жизни граждане всё равно будут из таких моногородов уезжать. Если в городе негде потратить заработанные деньги, нет возможностей для полноценного разнообразного отдыха, занятий спортом, строительство нового крупного предприятия проблему не решит. Поэтому у Фонда появилась дополнительная функция, связанная с благоустройством, созданием комфортных условий для жизни. 

И ещё одна важная корректировка задач. Занимаясь первыми проектами, мы исходили из того, что главное – построить инфраструктуру, а дальше сложностей не будет. Я считал, что наша основная работа – на стадии структурирования сделки. Но оказалось, что наибольшие усилия приходится прикладывать как раз на этапе реализации и управления этой сделкой. 

Мы все живём в реальном мире: бизнес порой и разоряется, и меняет свои приоритеты с учётом кризисных явлений в экономике. Нужно быть к этому готовым. Строим площадку – одна компания ушла, нужно тут же думать о том, кто придет на её место.

Поэтому у нас появилась комплексная, консультационная составляющая работы Фонда: помогать нашим городам, мэриям, администрациям регионов приводить инвесторов, организовывать взаимодействие с ними. И тут многое зависит от компетенций, желания, профессионализма команд губернаторов и мэров.

«Мы все живём в реальном мире: бизнес порой и разоряется, и меняет свои приоритеты с учётом кризисных явлений в экономике. Нужно быть к этому готовым. Строим площадку – одна компания ушла, нужно тут же думать о том, кто придет на её место»

– …которые, к сожалению, не всегда находятся на должном уровне.

– Да, это действительно так. От местных властей зависит очень многое, и не всегда мы находим у них понимание, стремление к сотрудничеству. С другой стороны, мы очень конструктивно взаимодействуем, например, с администрацией Кемеровской области. Там 24 моногорода, и мы видим, как команда губернатора, даже несмотря на большие трудности, на то, что закрываются шахты, ищет и находит решения. 

Там появляются современнейшие гостиницы, например, такие, которые построил Park Inn в Новокузнецке. Строятся новые предприятия. Например, НПЗ в моногороде Анжеро-Судженске. Казалось бы, где нефть, а где Кемеровская область? Но есть нефтепровод. Нашлись предприниматели, договорились, с «Транснефтью» провели переговоры, построили НПЗ, и теперь в экономике Кемеровской области появился новый сектор, которого никогда раньше не было.

Область налаживает прямые контакты, например, со странами Евразийского экономического союза. Тот же «БелАЗ» разместил сначала свой сервисный центр, потом и сборочный в Прокопьевске. 

– Илья Викторович, вопрос финансирования Фонда. Наверное, денег, как всегда, не хватает?

– Я считаю, что средств у нас достаточно. Существуют довольно жёсткие условия их использования. И это правильно. Потому что это бюджетные ресурсы, и мы должны не только вложить их в создание инфраструктуры, но и загрузить эту инфраструктуру новыми производствами. То есть нельзя построить электроподстанцию в чистом поле. Поэтому для нас на первом месте всё-таки результат, а не касса, не освоение средств. 

«Я считаю, что средств у нас достаточно. Существуют довольно жёсткие условия их использования. И это правильно. Потому что это бюджетные ресурсы, и мы должны не только вложить их в создание инфраструктуры, но и загрузить эту инфраструктуру новыми производствами»

Кривогов Илья Викторович

Мы долго и тщательно структурируем сделку. Это разработка проектно-сметной документации, это госэкспертиза, это инвестиционные решения банков, которые занимают не один месяц. Одна разработка проектной документации может длиться до года, если это сложный проект, например, строительство теплостанции. 

Мы финансируем только принятые регионом работы. Работа принята? Заплатили. У нас в прошлом году случились два банкротства подрядчиков на сумму свыше 1 млрд рублей. Ни один рубль Фонда не пропал. Произошли болезненные – а иначе не бывает – смены подрядчиков в соответствии с федеральной контрактной системой. И уже другие компании выполняли все обязательства по контрактам, им мы и платили за завершённые работы. 

«Труднее всего в процессе подготовки сделки преодолеть элемент недоверия, который существует между бизнесом и госструктурами»

– Что самое сложное в вашей работе как руководителя фонда?

– Труднее всего в процессе подготовки сделки преодолеть элемент недоверия, который существует между бизнесом и госструктурами. Недавно мы встречались с крупнейшей компанией, которая производит канцтовары, и долго проводили подробные переговоры. Очень сложно было убедить руководство компании в серьёзности наших намерений. В том, что мы можем построить инфраструктуру, что она бесплатна для них. В том, что у нас есть возможность помочь им инвестиционными деньгами, кредитными ресурсами. В том, что регион свои обязательства по землеотводам выполнит, все налоговые льготы, в том числе по территории опережающего развития, будут предоставлены. Элемент недоверия присутствует практически всегда на начальном этапе процесса по структурированию сделки.

– Я думаю, что если Фонд будет эффективен, то он заработает репутацию надёжного партнёра. Тогда возникнет доверие.

– Конечно. К этому мы и стремимся. Как этого можно добиться? Только за счёт успешно реализованных проектов. Надеюсь, что в рамках Петербургского международного экономического форума Фонд развития моногородов подпишет целый ряд соглашений, в том числе с достаточно крупными и известными компаниями по строительству новых производств в российских моногородах.

Кривогов Илья ВикторовичКривогов
Илья Викторович,
генеральный директор
некоммерческой организации «Фонд развития моногородов».

Родился в 1974 г. в г. Демидове Смоленской области. 

Окончил Московскую государственную текстильную академию по специализации «технология производства» и Высшую школу экономики по специализации «экономика фирмы». Магистр экономики. 

Окончил аспирантуру Высшей школы экономики, факультет государственного и муниципального управления, специализация: «экономика и управление народным хозяйством».

В 2002 г. обучался по Международной программе проведения оценки эффективности развития в Карлтонском университете г. Оттавы (Канада).

В 1997–2010 гг. работал на руководящих должностях в ОАО «Федеральный центр проектного финансирования».

В 2010–2015 гг. – начальник управления инвестиционного консультирования и экспертизы проектов моногородов департамента региональной политики Внешэкономбанка.

С августа 2015 г. – генеральный директор некоммерческой организации «Фонд развития моногородов».

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости