Александр Костюк: Разрыв шаблона

Непроглядная московская дымка висела в небе весь день, но вдруг поредела и в несколько минут рассеялась. Низкое зимнее солнце залило переговорную, отражаясь от дорогих часов и загорелых лысин членов совета директоров. 

Скрипнула дверь. Ольга открыла глаза и одним движением выпрямилась. Перед ней стоял Власов.

Ольга невольно поморщилась, но тут же вернула приветливо-деловое выражение лица и переключила последний слайд презентации:

– Таким образом, открытие офиса в Лондоне превратит нашу компанию в глобального игрока и откроет колоссальные возможности роста. Если есть ко мне вопросы, с удовольствием отвечу.

Она обвела взглядом каждого из присутствующих и остановилась на сидевшем за дальним концом стола гендиректоре Власове.

Власов чуть заметно кивнул ей:

– Вопросов нет, всё ясно. Мы посовещаемся и примем решение. Подождите меня в моей приёмной.

Ольга одёрнула пиджак и вышла. Напряжение последних недель схлынуло, голова закружилась. Ольга оперлась рукой о стену и замерла. Пульс в висках постепенно успокоился. Она осторожно вздохнула и пошла дальше. Проходя мимо приёмной, бросила секретарше Вале:

– Если будет искать, я у себя.

В кабинете она рухнула в кресло и скинула туфли. Кровь заструилась по затёкшим ступням. Ольга расстегнула пиджак и с наслаждением потянулась. Хорошо бы сейчас выпить чего-нибудь крепкого. И закурить. Какое бы решение ни принял совет директоров, она заслужила бокал виски и сигарету. 

Ольга откинулась на спинку кресла, закрыла глаза и улыбнулась. Откуда берётся желание покурить? Она бросила, как только забеременела, а сыну Игорю уже двенадцать. Похоже, сигареты навсегда прописались у неё в подкорке в качестве награды. 

Скрипнула дверь. Ольга открыла глаза и одним движением выпрямилась. Перед ней стоял Власов.

– Так быстро? – она лихорадочно застёгивала пиджак, пытаясь одновременно нащупать и надеть туфли.

Власов с интересом наблюдал за её манипуляциями.

– Помочь?

Ольга покраснела.

– Не надо, – она поднялась из-за стола как была, босиком. – Что решили?

Власов нахмурился.

– Зарубили? – голос Ольги задрожал.

– Нет, почему… Утвердили.

Ольга пошатнулась и схватилась за край стола.

Он шагнул к ней и взял за плечи.

– Ты как? 

– В порядке, это от радости.

Он прижал её к себе и стал покрывать поцелуями голову, лоб, опускаясь ниже в поисках губ.

– Не хочу, чтобы ты уезжала.

Она попыталась отстраниться, но безуспешно.

– Не надо, могут войти.

– Мне всё равно.

– А мне нет!

Она оттолкнула Власова. 

Он прислонился спиной к двери, сложил руки на груди и посмотрел на неё исподлобья.

– Значит, уезжаешь...

В кабинете она рухнула в кресло и скинула туфли. Кровь заструилась по затёкшим ступням. Ольга расстегнула пиджак и с наслаждением потянулась.

Игорь нетерпеливо переминался с ноги на ногу на краю тротуара. Колючий снег сыпался за воротник распахнутой аляски, но Игорь не застёгивал её, не круто. 

Все ребята давно ушли, а он, как маленький, ждёт маму. Просил же не забирать его, он сам, две остановки на трамвае. Самое ужасное, что завтра Санька Дубровин будет дразнить. А раз он, значит, и все остальные. Санька вожак, как он, так и все. Как же он ненавидит Саньку!.. И ещё сильнее себя за то, что хочет подружиться с Санькой. 

Он достал телефон.

«Мам, ну ты где?»

«Подъезжаю, милый»

Из-за угла вынырнула мамина трёшка БМВ. 

Игорь закинул рюкзак на заднее сиденье, сам плюхнулся на переднее.

Ольга наклонилась поцеловать сына. 

Он увернулся и забился куда-то между креслом и дверью.

– Мама! Просил же тебя!

– О чём?

– Не целовать меня перед школой! И вообще не целовать!

– Ладно, не буду, – Ольга обиженно отвернулась. – А если сам захочешь?

– Не захочу.

– Уверен?

Игорь недоверчиво повернулся к матери:

– Ты купила новый x-box?

– Лучше. Скоро сбудется твоя мечта: пойдёшь в новую школу, – Ольга повернулась к нему и растрепала рукой волосы. – Мы переезжаем в Англию. Ну что, поцелуешь?

– Опять всё сначала? – в голосе Игоря зазвенела слеза.

Ольга пристально посмотрела на сына.

– Ты же сам просил меня перевести тебя отсюда.

– Когда это было!..

– В любом случае переезжаем, – строго отчеканила Ольга. – Вопрос решённый.

Игорь прикусил нижнюю губу, чтобы не разреветься. Вспомнил о Саньке Дубровине. Он ведь почти подружился с ним…

Дверь открыла Зинаида Юрьевна, мать Ольги. Запах жаркого из кухни защекотал ноздри. Ольга любила мамины приезды. Потом можно было долго доедать её стряпню, как в детстве после Нового года.

За ужином в основном молчали. Игорь быстро поел и ушёл к себе.

Зинаида Юрьевна поставила на стол чайник.

– Это правильно, ребёнку в Англии лучше будет. Да и тебе тоже…

– Мама, – раздражённо перебила её Ольга. – Не начинай...

– А что? Лондон – город молодых и богатых мужчин. 

– Я туда вкалывать еду, не до них будет.

Зинаида Юрьевна наклонилась ближе к Ольге. 

– И зря. Поэтому до сих пор и ходишь в любовницах.

– Не поэтому, – Ольга саркастично усмехнулась. – Начальники никогда не женятся.

– Так не заводи служебных романов.

– Я что, специально?

Зазвонил телефон. Ольга посмотрела на экран и стремительно вышла из кухни. Из коридора послышался её сдержанный голос. Через минуту она вошла, одетая в пальто.

– Ты куда? – охнула Зинаида Юрьевна.

– Надо отъехать. Ненадолго.

У подъезда стоял мерседес Власова. 

В салоне пахло сигаретным дымом. Власов нервно постукивал пальцами по подлокотнику.

– Что ты хотел? Меня дома ждут.

– Не торопи. Я хотел сказать… в общем… я не хочу, чтобы ты уезжала.

Ольга медленно вдохнула и выдохнула.

– Отличное признание. Главное, своевременное. Можно узнать, почему?

Власов взял её за пальцы. Она отдёрнула руку.

– Когда это всё было в планах, я не понимал… сейчас же, всё свалилось так неожиданно…

Ольга следила за сбивчивой речью Власова. Никогда прежде он так не волновался.

– Ближе к теме.

– Уже заканчиваю! Одним словом, я люблю тебя и не хочу отпускать.

Он пристально смотрел на неё, ожидая ответа.

Ольга опустила глаза.

– Дай сигарету, – тихо попросила она. 

Он прикурил и протянул ей сигарету. 

Сладкий дым заволок лёгкие.

– Знаешь, почему я уезжаю? Потому что устала прятать нашу любовь. Она у нас какая-то воровская.

– Так больше не будет, обещаю! 

Власов бурно описывал их будущее, распаляясь и размахивая руками. Ольга слушала его и курила. Когда он предложил поехать к нему, она затушила сигарету и согласно кивнула.

 

Вид из окна небоскрёба «Лиденхолл» ничем не напоминал Москву – купол Святого Павла, чуть дальше тёмно-серебристая Темза. Однако Ольга почему-то вспомнила башню «Федерация» и вдруг почувствовала, что ей не хватает морозного московского воздуха.

Секретарша Валя достала печать, подышала на неё и со всей силы припечатала справку для английского посольства.

– Чтобы наверняка, – пояснила она Ольге, вскинувшей от удивления брови. – Могу и подписать за него, хочешь?

– Всё равно разговора не избежать.

– Не отпускает?

– Уговаривает.

– А ты ломаешься?

– Ещё чего! – Ольга возмущённо посмотрела на подругу. – Всё давно решено.

Валя неодобрительно поджала губы.

– Зря ты так. Жених он видный, дожидаться тебя не станет.

– Никакой он не жених. По крайней мере, для меня.

– С чего ты взяла?

Ольга подошла к двери Власова, остановилась и повернулась к Вале:

– Он даже мою зубную щётку каждый раз выбрасывает.

Валя сочувственно вздохнула.

– Тогда да здравствует Лондон.

– Там всё будет по-другому, – мечтательно улыбнулась Ольга.

Шереметьево рассерженно гудел тысячей голосов. Ольга с Игорем выбрались из зоны сдачи багажа и подошли к провожавшим их Зинаиде Юрьевне и Вале.

– Ну, будем прощаться? – с наигранной весёлостью предложила Ольга.

Зинаида Юрьевна всплакнула и обняла внука. 

– Бабушка! – недовольно зашипел он. – Тут же люди!

Валя расцеловала Ольгу.

– Удачной охоты, – она подмигнула подруге. – Ну ты поняла.

– Поняла.

Откуда-то сзади раздался крик:

– Оля!

К ним бежал Власов с необъятным букетом роз.

– Ну дела… – присвистнула Валя. – Держись, подруга.

Она отвела в сторону Зинаиду Юрьевну с Игорем.

– Оля! – Власов задыхался от бега. – Слава богу! Оббежал весь аэропорт, пока тебя нашёл.

Ольга пожала плечами.

– Это тебе, – он протянул цветы.

– С цветами встречают, а не провожают.

– Они для другого, – он помялся. – У меня к тебе предложение.

– Деловое?

Доклад Ольги произвёл впечатление на акционеров. Осталось выяснить, сильное или слабое.

– И деловое тоже. Если останешься, должность моего заместителя твоя.

Ольга усмехнулась.

– Не такого предложения я ждала.

– Другое тоже будет. Обещаю. Ну не здесь же?

Он обвёл рукой аэропортовскую сутолоку.

Ольга молчала. 

Власов тоже.

Она посмотрела на часы.

– Скоро посадка. Игорь! – окликнула она сына. – Пора.

Вместе с Игорем подошли Валя и Зинаида Игоревна. 

– Мама, возьми цветы. Погибнут, пока долетим.

Потом повернулась к Власову.

– Увидимся на совете директоров.

– Как это… подожди… 

Он потянулся к ней, но она подхватила сына и скрылась за паспортным контролем.

Вид из окна небоскрёба «Лиденхолл» ничем не напоминал Москву – купол Святого Павла, чуть дальше тёмно-серебристая Темза. Однако Ольга почему-то вспомнила башню «Федерация» и вдруг почувствовала, что ей не хватает морозного московского воздуха. 

Она повернулась к аудитории. В большой стеклянной переговорной воцарилась тишина. Доклад Ольги произвёл впечатление на акционеров. Осталось выяснить, сильное или слабое.

– Я готова ответить на ваши вопросы, джентльмены.

Она по профессиональной привычке обвела взглядом каждого и остановилась на импозантном брюнете с шёлковым платком в нагрудном кармане пиджака. 

– Вопросов нет, – брюнет обаятельно улыбнулся Ольге. – Мы вас благодарим за замечательный доклад. Подождите меня в моём офисе…

Автор статьи перечисляет свой гонорар в помощь 
подопечным детям фонда «Русская Берёза».

Александр Костюк,
медиаконсультант

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости