Михаил Бондарев: «Благотворительность – машина, которая никогда не заглохнет»

Михаил Бондарев – успешный бизнесмен, много лет развивающий сеть школ иностранного языка ВКС-International House. В то же время он успешный благотворитель, основавший Фонд «Шередарь» для детей, перенесших тяжёлые заболевания. О том, как управлять бизнесом и благотворительностью одновременно, Михаил Бондарев рассказывает в интервью нашему журналу.

– Михаил Афанасьевич, что для вас основное – бизнес или благотворительность?

– Когда я основал школу ВКС 25 лет назад, это было главным делом моей жизни. Но сейчас я гораздо больше внимания уделяю благотворительному фонду.

– Почему?

– Когда появилась школа ВКС, была цель открыть много новых школ, выйти на образцовый уровень преподавания, стать центром обучения не только для желающих освоить иностранный язык, но и для учителей. Сейчас мы входим в ведущую международную сеть языковых школ International House, аккредитованы на приём всей линейки международных экзаменов, таких как IELTS и TOEFL, а также Кембриджских экзаменов (FCE, CAE, CELTA, DELTA) – в этом мы лучшие и уникальные в России. 

«Мы проводим психотерапевтические реабилитационные программы по типу детского лагеря. Это значит, что на недельную смену к нам приезжают дети со всей России, без родителей. Мы принимаем всех детей в возрасте 7–17 лет бесплатно»

При этом мы работаем в той отрасли, которая сейчас подвержена изменениям: и с точки зрения увеличения предложений по обучению языкам через Skype, и с точки зрения экономического кризиса. Он в 2017 году ударил особенно сильно: количество желающих платить за изучение языков сократилось примерно на 20 % по сравнению с предыдущими годами, хотя в октябре ситуация начала меняться в лучшую сторону. Потому что всё же классическое изучение языков в классе с преподавателем в группе – самый эффективный метод.

Моя задача была наладить бизнес так, чтобы такие ситуации, как кризис и появление новых конкурентов, не причиняли ему большого вреда, а я не отдавал всё своё время и силы на его поддержание. Теперь моя цель – наладить такую работу и в Фонде «Шередарь».

– Почему Фонд «Шередарь» занимается реабилитацией детей после онкологических и других тяжёлых заболеваний?

– «Шередарь» занимается важным делом. Есть фонды, центры, программы, которые проводят медицинскую реабилитацию детей. Но мы ведём уникальную деятельность – проводим психосоциальную реабилитацию. 

– Зачем нужна психосоциальная реабилитация?

– Детей, которые выздоровели после рака, в стране сегодня порядка 10 тыс., и каждый год их становится больше, потому что медицина развивается и детская смертность от онкологических заболеваний снижается. Эти дети излечились физически, но они уже не такие, как раньше. Месяцы и годы в стенах больничной палаты, общение только с врачами и семьёй, страх смерти – всё это накладывает отпечаток на психику ребёнка. Ему нужна помощь, чтобы он быстрее вернулся к нормальной, здоровой жизни. Не все это понимают, поэтому десятилетиями в нашей стране не развивалась психосоциальная реабилитация детей после тяжёлых заболеваний. Очень небольшое количество таких детей могли пройти реабилитацию в Европе, где это направление существует давно. В России таких центров помощи не было. Поэтому мне ничего не оставалось, как взять и построить Центр «Шередарь».

«Мы всем предлагаем приехать и посмотреть: с точки зрения архитектуры, продуманности, удобства, инклюзивности и безбарьерности наш центр самый современный и лучший, в России уж точно»

– Как проходит такая реабилитация?

– Мы проводим психотерапевтические реабилитационные программы по типу детского лагеря. Это значит, что на недельную смену к нам приезжают дети со всей России, без родителей. Мы принимаем всех детей в возрасте 7–17 лет бесплатно. К нам не страшно отдавать ребёнка – здесь он полностью защищён. Под присмотром врачей, психологов и волонтёров (на одного ребёнка у нас приходится один волонтёр) дети погружаются в развивающую среду: творческие мастерские, верховая езда и общение с животными, стрельба из лука, сплав на байдарках, покорение верёвочного парка, вечерние мероприятия с обязательным выходом на сцену. За эту неделю они проходят путь в годы – от мысли, что ты не такой, как все, до осознания, что ты не один, ты всё можешь и у тебя всё получится.

– Расскажите, пожалуйста, о Центре «Шередарь».

– Строить его во Владимирской области начали ещё в 2011 году в красивом месте: в сосновом бору у реки Шередарь. Сразу поставил цель, что это будет лучший центр в Европе. Мы много ездили, изучали опыт коллег в Ирландии и Венгрии – там реабилитационные лагеря работают давно и успешно.

В итоге Центр – это 26 бревенчатых просторных домов со всеми удобствами для детей и волонтёров. Это конюшня с левадой для прогулок верхом и занятий иппотерапией, первый в России инклюзивный верёвочный парк, который могут покорить даже дети-инвалиды, современный медицинский корпус, кафе-столовая, культурный центр с театром, который мы строим сейчас. И ещё многое что есть в планах по развитию инфраструктуры. Мы всем предлагаем приехать и посмотреть: с точки зрения архитектуры, продуманности, удобства, инклюзивности и безбарьерности наш центр самый современный и лучший, в России уж точно.

– Сколько стоит содержание Центра и Фонда, проведение таких реабилитационных смен?

– Это большие деньги для нас – 30 млн рублей в год. Сюда входит работа Фонда по привлечению помощи со стороны общества, фандрайзинг и информационная поддержка его деятельности. Содержание Центра – это налог на землю (у нас он по максимальной ставке 1,5 %, то есть мы платим за землю как какой-нибудь бетонный завод или торговый центр), коммунальные платежи, развитие территории. И непосредственно проведение смен: на одного ребёнка приходится один волонтёр, их пребывание в лагере стоит нам 35 тыс. рублей.

– И откуда вы берёте средства?

– Первый, хотя и не самый мощный источник, – помощь благотворителей. Нам легко перевести деньги – СМС на короткий номер 7552 со словом «ШЕРИ» и суммой. Эти средства составляют минимальный процент от нашего годового бюджета и идут исключительно на детей. На зарплату сотрудников, налоги, содержание и ремонт Центра, к примеру, эти деньги не пойдут, так как для покрытия этих расходов мы используем средства Группы компаний ВКС-International House.

Второй важный источник, потому что он тоже относится к вопросу социальной ответственности общества, – помощь компаний. Помимо средств, которые нам многие из них перечисляют, можно помочь и другими способами. Например, ресурсами – нам всегда нужны стройматериалы, оборудование и материалы для проведения программ и т.п. А ещё к нам приезжают волонтёры – сотрудники компаний в рамках тимбилдинга или корпоративного отдыха сажают у нас деревья, помогают обустраивать территорию Центра.

Третий источник – доходы от имущества. Мы стараемся перевести Центр на самообеспечение. Это значит, что часть года Центр сдаётся в аренду под коммерческие программы – детский лагерь, корпоративные мероприятия и т.п. И средства, собранные таким образом, идут на работу Фонда и Центра. К сожалению, пока что заработанных Центром средств хватает только на его содержание – коммунальные платежи, налоги, зарплаты, а часть года комплекс простаивает. Нам, конечно, хотелось бы развивать это направление.

А четвёртый источник – это прибыль от основного бизнеса и мои личные средства.

«На одного ребенка приходится один волонтер, их пребывание в лагере стоит нам 35 тыс. рублей»

– Какие у вас планы на будущее?

– Есть планы на ближайшее будущее и на отдалённую перспективу. Сейчас нам важно построить второй реабилитационный центр. Он будет меньше и полностью, круглый год, отдан под программы. Так мы разгрузим первый центр, он будет отдаваться только под коммерческие проекты и на получаемую прибыль сможет содержать второй центр. Из-за кризиса и других бюрократических моментов (например, перевод земли из одного назначения в другое пока в процессе) я сейчас не могу сказать, когда мы начнём строительство, и, соответственно, когда он вступит в строй. Но если найдётся партнёр, который готов развивать в России детскую реабилитацию, то мы, конечно, сможем построить быстрее.

Ну а в отдалённой перспективе я хочу вывести Фонд на такой уровень, когда он не будет зависеть от меня или конкретных людей. Он должен быть успешным и эффективным и через 5 лет, и через 50, и через 100 – и при мне, и когда меня не будет. Это должна быть благотворительная машина, которая никогда не заглохнет.

IMG 6331-hr 1 webБондарев 
Михаил Афанасьевич, 

генеральный директор сети школ иностранных языков BKC-International House,  основатель благотворительного фонда «Шередарь».

Родился в 1955 г. в Курской области.

Окончил МИФИ.

В 1990-е гг. занялся бизнесом.

В 1992 г. открыл Школу иностранных языков ВКС. В настоящее время – генеральный директор сети школ иностранных языков BKC-International House. 

В 2012 г. основал «Шередарь» – благотворительный фонд реабилитации детей, перенёсших тяжёлые заболевания.

В 2015 г. Фонд открыл собственный реабилитационный Центр во Владимирской области (Петушинский район). 

На сегодняшний день более 1 тыс. детей стали участниками реабилитационных программ «Шередаря».

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости