Главная тема

Андрей Быков: «Цифровую экономику должны создавать прежде всего экономисты»

Наш сегодняшний собеседник – директор Института фундаментальных правовых и экономических исследований в политике Андрей Быков – один из наиболее эффективных европейских лоббистов. Он известен также своими научными исследованиями в области экономической теории, золотовалютных отношений, цифровой экономики, права цифровой экономики, атомной и газовой энергетики, лоббистики. Возможности, перспективы развития, особенности цифровой экономики – одна из приоритетных тем его научных исследований.

– Андрей Юрьевич, известна ваша точка зрения: цифровая экономика не только открывает много новых возможностей, но и несёт в себе ряд потенциальных рисков. То есть имеет и плюсы, и минусы. Какие именно?

– Да, это действительно так. Начну, наверное, с плюсов.

Цифровая экономика позволяет создавать новые мощные интегральные системы сбыта товаров и услуг, формировать рынки, сокращать расходы всех видов за счёт снижения себестоимости, даёт новые возможности для кооперации.

За счёт использования big data – больших данных – мы расширим свой кругозор. Люди, компании, где бы они ни находились, фактически окажутся в шаговой доступности от нас. Это позволит по-новому структурировать существующие рынки.

Тот, кто овладеет инструментами цифровой экономики, может значительно улучшить своё экономическое положение. Для этого надо изучить её историю, теорию, архитектуру.

Но самый, на мой взгляд, серьёзный плюс – это возможность формирования обстоятельств. Идут процессы цифровой трансформации. Если вы понимаете их принципы, суть происходящего, то можете участвовать в формировании обстоятельств вокруг вас, вокруг вашего бизнеса.

В массовом порядке это новое явление. До сих пор это было доступно только самым крупным, глобальным корпорациям.

– Для того чтобы формировать обстоятельства, необходимо обладать определёнными компетенциями?

– Компетенции – не главное. Я различаю системное управление и набор компетенций. Это две совершенно разные вещи. Когда я говорю, что можно формировать обстоятельства, я имею в виду возможности системного управления процессами.

Я выступаю как экономист. Набор компетенций – это то, что в основном предлагают коллеги из области информационных технологий, из технологической части строительства и развития цифровой экономики.

imgonline-com-ua-Resize-vRZUYGxQ0T4LNjN

Экономисты говорят о появляющейся возможности системного управления. Если вы стратегически правильно оцениваете происходящее, то можете определять перспективные направления и, соответственно, формировать обстоятельства вашего бизнеса.

Цифровая экономика потихонечку закрывает «лагуны» теневой экономики.

Другое дело, что в цифровой экономике криминальная активность тоже возрастает. Каждый день изобретается множество способов попытаться нанести ущерб чужой частной собственности. Но это разные вещи. Теневая экономика – это системное нарушение, скажем, налогового законодательства, а криминал – он и есть криминал. Он не обязательно связан с какой-то экономической деятельностью.

Очень важный момент. Цифровая экономика даёт возможность видеть народное хозяйство России и мировую экономику как единое целое.

Современное управление большими данными позволяет вам целиком увидеть район какого-то региона, субъект Федерации, федеральный округ, всю Россию, весь мир или ту или иную отрасль. Получить представление о том, как субъект Федерации или отрасль развиваются. Кто лидирует, кто какую долю имеет и где. Кто какими темпами развивается и за счёт чего. Кто ведёт бизнес агрессивно, а кто – сдержанно. Эта информация становится доступной для вас.

Перед тем как прийти к человеку и предложить ему начать совместный бизнес, вы сначала можете всё узнать о нём как о бизнесмене и человеке.

– А он – о вас…

– Да. Этого не было раньше. У вас появляется возможность получения объективных, достоверных данных. Вы свою информацию можете верифицировать. То есть можно дополнить её субъективной оценкой, но сейчас появляется возможность иметь объективную оценку о рынке, о партнёрах. На мой взгляд, это серьёзный плюс.

Цифровая экономика делает бессмысленной коррупцию. В перспективе, во всяком случае. Всё на виду. Цифровая экономика вскрывает все взаимосвязи. Человек, который потенциально может нарушить закон и совершить коррупционный акт, понимает, что любое его действие видно и может быть оценено. Специальные аналитические программы такие действия находят и высвечивают.

– Это процесс объективный и не зависит от желания конкретных лиц?

– Думаю, да.

Ещё один новый плюс – способность распознать своё отставание и свою ошибку. Поскольку цифровая экономика – это во многом система управления, а любая система управления начинается с обратной связи, то, если грамотно построить свою жизнь в цифровой экономике и правильно ставить задачи и задавать алгоритмы, вы будете получать очень интересную обратную связь. Она позволит вам на ранней стадии распознать свою ошибку: вы в тенденции пошли не совсем корректным или неправильным путём, ошиблись в выборе направления. Вы можете свои действия оперативно скорректировать.

Больше возможностей получает система управления. Обратная связь есть в любой системе управления, но тут она даёт интересный бонус тем, кто в цифровой экономике работает.

О тех возможностях, которые предоставляет цифровая экономика целым отраслям, направлениям, например здравоохранению, образованию, я даже не говорю. Они совершенно очевидны.

– Теперь, пожалуйста, о минусах…

– Увы, они также присутствуют. Цифровой экономике свойственна очень высокая экономическая и финансовая нестабильность. Это связано с тем, что она работает на «мягких» деньгах. На деньгах, которые представляют собой просто цифры. Эти цифры, как и вся цифровая экономика, подвержены вирусам.

 imgonline-com-ua-Resize-mmPGsFVwDDyt6ugy  

Недавно был случай, когда система медицинского обеспечения Великобритании просто была парализована на несколько дней специальным вирусом, занесённым в эту систему. Или, например, на Украине вирус занесли в систему управления электроснабжением и на время блокировали её.

На сегодняшний день экономическая и финансовая нестабильность цифровой экономики – это самый большой минус.

Второй минус. Быстро возрастающая роль монопольных посредников. Сейчас национальную и международную торговлю забирают в свои руки цифровые платформы с искусственным интеллектом. В некоторых странах они уже имеют очень существенную долю во внутреннем товарообороте.

Первая угроза – в монополизации. Казалось бы, у вас большой выбор тех, кто предлагает услуги. Конкуренция увеличивается. Но это только первое впечатление. На самом деле, цифровая экономика генетически (я бы сказал, это её родовое отличие) монопольная.

Но это как раз и есть один из признаков монополизации. Тот, кто это делает, не спрашивает тех, чьи мощности использует. Я думаю, что, может быть, поэтому в мире до сих пор нет всемирной конвенции по борьбе с картелями.

Монополизация – это одна из особенностей цифровой экономики. Проблема может быть в тенденции. Когда рынки будут захвачены и существующие системы сбыта разорены, то новые монопольные посредники будут продавать только продукты под своим брендом.

– Наверное, есть необходимость в правовом регулировании таких вопросов?

– Да, но целостной системы правового регулирования в цифровой сфере сейчас нет. Есть порядка 5 тыс. правовых актов в Евросоюзе. Примерно столько же – в США.

Действенной защиты, допустим, от «цифрового криминала», нет. Например, у вас есть квартира. Поскольку всё переходит в «цифру», то злоумышленники могут, получив доступ к регистратору, вашу квартиру переписать на себя. Потом переписать ещё на кого-то и получить решение суда, подтверждающее права совершенно другого человека на эту квартиру, а вы об этом даже знать не будете.

Я поэтому и утверждаю, что цифровая экономика сейчас очень нестабильна – экономически, юридически, финансово.

– Нам эти моменты желательно учитывать, насколько это возможно?

– Разумеется. На мой взгляд, цифровую экономику должны создавать прежде всего не юристы, не политики, не люди с техническим образованием, а экономисты.

Мне кажется, РСПП в России является определённым экономическим центром притяжения, который мог бы вырабатывать и продвигать свою точку зрения по «цифровым» вопросам и стараться влиять на происходящее.

Предприниматели – это в любом случае экономисты. Какое бы образование они ни имели, если человек занимается бизнесом, он занимается реальной экономикой.

В сочетании «экономическая наука плюс реальный сектор экономики» РСПП может оказывать стимулирующее либо сдерживающее влияние на плюсы и минусы цифровой экономики, о которых мы сегодня говорили.

 imgonline-com-ua-Resize-I83HQPMYIMxMwmn  

Быков 
Андрей Юрьевич,

директор Института фундаментальных правовых 
и экономических исследований 
в политике.

Родился в 1963 г. в г. Москве.

Окончил МГИМО МИД СССР и Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина (МГЮА).

В 1985–1992 гг. – на дипломатической службе.

С 1992 г. – в науке и бизнесе.

Автор закона стабильности экономики, монографий по истории и теории цифровой экономики, патентов в области атомной энергетики.

Член Поместного собора РПЦ 2009 г.

Награждён восемью орденами и многими медалями РПЦ.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости