Два столетия движению за сохранение культурного наследия в России

Вопрос сохранения культурного наследия в России всегда был очень острым и эмоциональным. И решался всегда на уровне элиты – у которой в России, как известно, три головы: политическая, интеллектуальная и экономическая. 

Николай I в 1834 г. приказал выделить средства на реставрацию и отправить Константина Тона на спасение колыбели Романовых – Ипатьевского монастыря и палат Михаила Романова – «царственной храмины». 

Литератор-интеллектуал Николай Карамзин, Колумб русской истории, как его назвал Пушкин, первым привлёк внимание общественности к деревянным путевым дворцам родоначальников династии Романовых и выразил беспокойство за их сохранность. Карамзин привил русскому обществу интерес к национальной истории и вместе с тем вдохновил на сохранение памятников старины. На исторический национализм Карамзина быстро откликнулись власти. Николай I в 1834 г. приказал выделить средства на реставрацию и отправить Константина Тона на спасение колыбели Романовых – Ипатьевского монастыря и палат Михаила Романова – «царственной храмины». 

Во второй половине XIX в. в борьбу за старину включился крупный капитал. Его символ и проводник интересов Сергей Витте лично участвовал в судьбе уникальной постройки XVII в. – храма Иоанна Предтечи в Толчковcкой слободе Ярославля (храм изображён на современной тысячерублёвой купюре). Витте был инициатором масштабной реставрации храма в 1894 г., который дошёл до нас в неплохом состоянии именно благодаря этому своевременно принятому решению.

Во второй половине XIX в. в борьбу за старину включился крупный капитал. Его символ и проводник интересов Сергей Витте лично участвовал в судьбе уникальной постройки XVII в. – храма Иоанна Предтечи в Толчковcкой слободе Ярославля (храм изображён на современной тысячерублёвой купюре)

s1200 web

В том же Ярославле в 1885 г. купец и одновременно городской глава Иван Вахрамеев во время празднования 100-летия «Грамоты на права городам Российской империи» провозгласил обязанностью горожан сохранение древних построек и соблюдение «требований археологии» при строительстве в историческом центре. На свои средства Вахрамеев профинансировал масштабную реставрацию фресок великого мастера XVII в. Гурия Никитина в храме Ильи Пророка в Ярославле. Работы провела московская мастерская Михаила Дикарёва, и они стали образцом успешного сохранения культурного наследия раннего нового времени. Фактически инициатива и страстный призыв Вахрамеева и его многочисленных сторонников спустя 100 лет превратится в статью 44 Конституции РФ – «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».

В советское время появилась традиция считать, что вся настоящая научная реставрация началась в эпоху Грабаря и Барановского, когда забота о культурном наследии стала частью государственной политики, но это далеко не так. Охрана памятников, хоть и была законодательно декларирована, в реальности обернулась огромными и невосполнимыми потерями XX в. Зато последние два десятилетия Российской империи были настоящей революцией в этом вопросе, из которой и вышла вся советская школа реставрации. В предреволюционные годы был отреставрирован Зарайский кремль, Крутицкий теремок, Острожский замок, создан очень интересный проект восстановления Якутского острога, предпринята реставрация фресковых комплексов Великого Новгорода, знаменитых икон (например, Спас «Ярое Око») и сотни других ярких проектов. При Императорской археологической комиссии происходили постоянные «реставрационные» заседания и выходил журнал «Вопросы реставрации». В первое десятилетие советской власти охрана памятников пережила свой последний расцвет, пока не была в буквальном смысле разгромлена, а сама идея фактически забыта до 1960-х гг. 

 

Уже скоро член ВООПиК Юрий Бычков напишет серию статей в журнале «Советская культура» под общим названием «Золотое кольцо», создав единственный в Союзе брендированный туристский маршрут

Depositphotos 40170355 xl-2015 webНовой вехой возрождения стало создание ВООПИиК – Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Под покровительством Вячеслава Кочемасова (заместителя Председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина) давно забытые идеи вновь оказались на повестке дня: «…Пропаганда памятников культуры должна заключаться в том, чтобы народ понял, что он хозяин этих ценностей, что он должен их беречь. Нужно помочь им осознать ценность этих сокровищ, воспитать в народе горделивое чувство, кровную связь с творцами этих сокровищ, рассказать о значении и красоте памятников, вести их пропаганду. Обществу следует создать свой печатный орган, своё издательство. Обществу в центре и на местах следует издавать описания памятников, выпуск художественных открыток, буклетов, значков, сувениров…» Итоги не заставили себя ждать. Уже скоро член ВООПИиК Юрий Бычков напишет серию статей в журнале «Советская культура» под общим названием «Золотое кольцо», создав единственный в Союзе брендированный туристский маршрут. Начнутся славные десятилетия широкомасштабной реставрации памятников старины, правда, выполняемых по плановому принципу. 

Сохранение уникального наследия деревянного зодчества Русского Севера и Сибири уже является единым национальным проектом, который, возможно, когда-нибудь примет организационные формы

Depositphotos 12530228 xl-2015 web

В современной России, с одной стороны, идёт противоречивый процесс трагической потери многочисленных объектов культурного наследия, а с другой стороны, ярких и удачных примеров его восстановления. На пожар и гибель двух деревянных Успенских церквей в Иванове и Кондопоге пришлась блестящая реставрация Почерезского ансамбля-тройника – двух храмов и колокольни под одной крышей – в Кенозерском национальном парке (а до этого благодаря фонду генерального директора ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина была проделана огромная работа по популяризации «небес» – расписных потолков деревянных часовен). Теперь знаменитый вид с картины художника Ивана Билибина может увидеть каждый. Сохранение уникального наследия деревянного зодчества Русского Севера и Сибири уже является единым национальным проектом, который, возможно, когда-нибудь примет организационные формы. Также статуса национального проекта добиваются археологические комплексы центра и юга России, где требуется создание современных экспозиционных площадок. Так, например, в прошлом году завершились сенсационные раскопки в Боголюбове, где нашли цоколь собора XII в., но на организацию демонстрационной площадки не нашлось средств. 

Одно из главных требований времени – это борьба за аутентичность, которая в конечном итоге придаёт памятнику старины ценность в глазах смотрящего. Уникальный проект – восстановление храмового ансамбля Костромского кремля, который стартовал несколько лет назад, предусматривает точное и тщательное восстановление утраченного шедевра. После многих лет восстановительной деятельности меценат Виктор Тырышкин согласился с концепцией «либо так, как было, либо никак». Возможно, этот случай и ряд других – это положительный маркер, отмечающий восстановление ещё дореволюционного понимания задач сохранения культурного наследия.

Виктор Куликов,
российский историк-экономист, специалист по истории русского экспорта, 
канд. ист. наук, доцент, преподаватель 
ЯрГУ им. П. Г. Демидова

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости