Мониторинг

Личность с главным редактором

Компании и рынки

Бизнес и общество

Эмин Искендеров: «Я хочу, чтобы меня учили»

Эмин Искендеров заставляет трепетать сердца европейцев своим объёмным имиджем русского бизнесмена. Он – это размах, амбиции и сумасшедшая работоспособность. О его проекте, многофунциональном комплексе Hermitage Plaza, самых высоких башнях в Европе в 320 метров, знает весь мир. Но мир пока не знает, как ему удаётся открывать любые двери и раздвигать границы.

 – Эмин, почему всё самое громкое, выдающееся, что приходит в Европу, часто связано с русскими корнями?

– Потому что русская история выдающаяся, и если мы действительно лучшие в чём-то, то умеем это разделить.

– А в девелопменте мы лучшие?

– У нас есть то, чего сегодня не хватает французам, – креатив. Мы готовы ломать готовую модель. Крупные девелоперские компании в Европе – это акционерные общества, где акционеры не управляют бизнесом. Президент компании, не акционер, боится ошибиться и потерять работу. Европа сегодня живёт на том, что уже создала.

– Если европространство скорее деградирует, почему вы строите здесь?

– Как бы из Европы ни уходили деньги, Париж – это Париж, это город, где люди хотят жить, иметь квартиры, работать и отдыхать. Наш проект по своей начинке отвечает этому запросу: панорамные апартаменты, офисы класса А, 5-звёздочная гостиница, торговые, культурные и развлекательные центры, концертный зал, галерея, бутики, рестораны... Мы можем предложить то, что никто не может предложить.

– Про ваш проект много писали, особенно в контексте того, что это проект – вторжение, вы согласны?

– Нет никакого вторжения. Всё чётко и логично. Cегодня мы делаем тендер на гостиничного оператора для Hermitage Plaza, с нами ведут переговоры 13 самых лучших компаний. Это подтверждение, что проект будет успешным.

– Вы известны тем, что долго присматриваетесь и выбираете действительно лучшего партнёра. Архитектор Норман Фостер как пример. Это репутационная необходимость для русских в Европе?

– Нет. Если бы я строил себе частный дом, то, может быть, выбирал кого-то среднего. И если бы он ошибся – не так страшно это поправлять. Но на самых высоких башнях нельзя ошибаться. И нужны люди с огромным опытом, со своими идеями. Я девелопер, инвестор, я придумал всю концепцию, но если буду брать средних, мне придётся их учить. А я хочу, чтобы меня учили и чтобы мы сделали что-то суперкрасивое.

– Почему вы позиционируете себя именно российским бизнесменом?

– Россия – страна с очень сильным потенциалом. Именно этим я и горжусь. Если честно, одна из целей большого проекта – показать, на что способен русский бизнес. Показать, что мы, россияне, можем прийти на западный рынок и стать его полноценными игроками. Я горжусь, что получил разрешение на самые высокие башни в Европе, я, россиянин, Эмин Искендеров, я, российская компания «Эрмитаж». Не французская.

– Широко известна история с «крещением» проекта с участием Владимира Путина и Франсуа Фийона, Дмитрия Медведева и Николя Саркози. Европа, так же как и Россия, всегда оглядывается на власть?

– Это вопрос другой плоскости, не бизнеса, а идеологии. И я тронут тем, что наши лидеры Владимир Путин, Дмитрий Медведев и экс-президент Франции Николя Саркози оценили проект и принимали участие в подписании договора на эти небоскрёбы. Но это не ради меня. Это для России. А миссия российского бизнеса, который находится на Западе, – не только коммерческая, но и в созидании позитивного имиджа страны.

– А как России стать не страной исключительных проектов, а страной стабильно развивающегося среднего бизнеса?

– Тогда ответьте, сколько России лет?

– Чуть более тысячи...

– Я считаю, что России 13 лет. Я объясню почему. Во время СССР мы создавали стратегические вещи, но никто не занимался качеством обычных товаров. Поэтому огромная масса людей разучилась работать – раз, и креативить – два. Далее пришли красивые 1990-е. Единственная цель была – украсть госактивы. С 2000 года наконец-то начала воссоздаваться система больших госгигантов, народ начал платить налоги, то есть понимать, что можно не воровать, а зарабатывать. Мы эти 13 лет учимся. Создаются новые компании, технологии, начинает работать бизнес, малый, средний. Но надо Работать. Создавать!

– А что сейчас создаёте вы?

– Вот сейчас я освоил снижение потребления электроэнергии, экологичную переработку мусора, сбор дождевой воды. Мой следующий этап – создать в России «зелёный» квартал, который будет самодосточен с точки зрения электроэнергии.

– Вы планируете вернуться в Россию?

– У «Эрмитажа» очень серьёзные планы, например социальное жильё. В России сегодня есть социальное жильё, которое бесплатно. И есть свободный рынок аренды. А вот социальных домов с арендой ниже рыночной, для среднего класса, нет. Я во Франции реализовал такой проект, придумал схему финансирования, а государство кредитует и возращает полностью свои деньги.

– Подобные проекты уже пыталось реализовать АИЖК.

– Знаю, но всё строилось так или иначе через банки и госгарантии, на деньги бюджета, и аренда не могла окупить эти вложения. Во Франции деньги возвращаются в течение 15 лет, а для России разработана схема возврата через 9 лет. Важно, что жильё будет «зелёным».

– Это же дорого?

– Это неправда. Если строить один дом, это дорого, а если строить большие объёмы, то технологии интегрируются. Вот пример – плоская крыша. Её можно использовать для сбора дождевой воды или как солнечную батарею.

– Эмин, переориентация бизнеса на социальные проекты – это желание занять пустующую нишу или тенденция к росту ответственности?

– Смотрите, небоскрёбы – суперэлитный проект. У подножия этих небоскрёбов мы строим социальную резиденцию для студентов. Только потому, что считаем – если есть возможность подходить к каждому проекту социально ответственно, это надо делать. Я бизнесмен, мне повезло в жизни. Но я люблю Россию. Я считаю, что всё, что имею, – благодаря России. Я получил образование, научился играть на музыкальных инструментах, выучил английский, немецкий. Бизнес должен вернуть обществу то, что получил. Каждый успешный бизнесмен, который считает себя россиянином и патриотом, должен делать социалку. Ты зарабатываешь меньше, но ты делаешь добро.

– Добро – это европейская тенденция?

– Нет. Российская. Я знаю чиновников, которые приходят в 9 утра на работу и уходят в 2 ночи. И не уходят в отпуск. Это умнейшие ребята, занимают высокие посты, могли бы уйти зарабатывать, но они любят свою работу. А Европа... В России сегодня сохранено больше моральных ценностей, чем в Европе или Америке. В России нет однополых браков, например. На Западе мы должны брать технологии, а не мораль, не основной стержень общества.

– Вы сравниваете Россию с лидерами?

– Да, считаю, что мы не развивающаяся страна. И в экономическом отношении мы – развитАя страна. У нас территория больше, чем у США, а территория, пригодная для жизни, меньше 50%. Во Владивосток лететь 9 часов. Управлять надо более чем 150 этносами. Климатические условия сложные. При этом, пусть нам много надо создавать, мы не Ангола и не Бразилия. У нас нет столько нищих, у нас достойный рост ВВП, низкая долговая нагрузка, высокий уровень грамотности. И при этом стране 13 лет.

– А в России сейчас кризис есть?

– Я считаю, нет.

– Почему в Европе есть?

– Много факторов. Огромная проблема с миграцией, на которую не хватает денег. Если у нас к 142 млн человек приедет 50 млн мигрантов и мы всем дадим соцпакеты, то с нами произойдёт то же самое. Во Франции французу получить квартиру в 10 раз сложнее, чем эмигранту. Большая долговая нагрузка. Проблемы управления ЕС. Думаю, ЕС может существовать только как единая страна, с единым центром принятия решений. Входя в ЕС, менее развитые страны покупают товары Китая и самолёты США, а не европейские. И ничего не поделать. Есть сегодня отрасли, которые надо полностью закрыть от иностранцев. Например, винная промышленность. А есть отрасли, куда нас надо пускать. Девелопмент! Проблема в том, что когда русские смотрят из России, они думают – Запад лучше. А на самом деле, здесь не меньше проблем: и коррупция, и эмигранты, и дураки, и дороги! Вот увидел Запад и понял, что я как россиянин должен участвовать только в развитии своей страны. Создавать бизнес-процессы. После подписания договора в присутствии двух президентов мне французская сторона предложила гражданство, я отказался. Уважаю французов, их культуру, традиции. Соблюдаю законы, в том числе общественные нормы. Но я русский.

– Патриотизм, харизма, уверенность – что ещё держит вас в тонусе?

– Вера очень важна. Это основа. Ещё – семья, моя дочка и интерес. Каждый день хочется открывать новые бизнесы. Построить самые высокие башни в Европе – это интересно. Построить квартал в миллион метров – социальный и зелёный – это интересно. Мы созданы, чтобы развиваться.

Интервью взяла
Ольга Матюшина

rrrrrrrrr web

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости
mts.png
bri.png
rspp.png
ttk.png
potinteg.png
tattl.png
vh.png
BE_logo_200x50.png
zakupkicopy.png
Apps4all_SF_logo copy_slide.png
prez.png
it.png
swi.png
ikm.png
rbschool-1.png
ritz.png