Импортозамещение: первые шаги

Введение санкций против России и российские ответные меры стали стимулом для развития идей импортозамещения в экономике. Пока, по мнению экспертов, самые крупные успехи можно наблюдать в оборонной промышленности, а самые серьёзные сложности с реализацией стратегии могут возникнуть в нефтегазовой сфере. При этом модернизировать производство российским игрокам мешает недостаток доступных кредитных ресурсов.

Государственная задача

В настоящий момент Минпромторг России разрабатывает план по содействию импортозамещению в промышленности. По результатам анализа, проведённого Минпромторгом в июне 2014 г., наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта в потреблении по разным оценкам более 90 %), тяжёлое машиностроение (60–80 %), лёгкая промышленность (70–90 %), электронная промышленность (80–90 %), фармацевтическая, медицинская промышленность (70–80 %), а также машиностроение для пищевой промышленности (60–80 %). Как говорится в итоговом аналитическом отчёте, импортозамещение в этих и других отраслях возможно только в случае наличия соответствующих свободных производственных мощностей и конкурентоспособных предприятий, которые могут предложить качественную продукцию по рыночным ценам. В долгосрочной перспективе снижение импортной зависимости возможно за счёт инноваций и стимулирования инвестиций в технические отрасли и создания новых производств. По оценке Минпромторга, в случае реализации продуманной политики импортозамещения к 2020 г. можно рассчитывать на снижение импортозависимости по разным отраслям промышленности с уровня 70–90 % до уровня 50–60 %, а в ряде отраслей возможен выход на более низкие показатели.

Для этого планируется использовать различные механизмы. В частности, в связи с обязательствами по членству России в ВТО ведомство рассматривает как существующие, так и новые механизмы и меры государственной поддержки. Так, с 1 января 2015 г. Россия как член ВТО сможет внести изменения в свои тарифные обязательства. Минпромторг в настоящий момент составляет конкретный перечень наиболее чувствительных для российской промышленности товаров, по которым целесообразно начать переговоры об изменении ставок ввозных таможенных пошлин. В ряде отраслей, прежде всего в машиностроении, действительными мерами по содействию импортозамещению может быть стандартизация, рассказывают в пресс-службе Минпромторга. В частности, по данным ведомства, развитие национальных стандартов позволит сократить импорт некачественной продукции.

shutterstock 184787189-250По результатам анализа, проведённого Минпромторгом в июне 2014 г., одной из наиболее перспективных с точки зрения импортозамещения является фармацевтическая промышленность, в которой доля импорта в потреблении составляет 70–80 %

Другой инструмент, разработанный Минпромторгом, – это использование отечественной продукции для госзаказа. В частности, по оценкам ведомства, 85 % рынка медицинских изделий в России приходится на государственные закупки. В результате импортозамещение в этом секторе даст серьёзный толчок развитию производства при обеспечении качества продукции, говорится в исследовании Минпромторга. Поддержка проектов импортозамещения может осуществляться за счёт государственных субсидий на исследовательские и конструкторские работы, техническое перевооружение, а также субсидирование НИОКР в рамках инвестиционных проектов. В 2013 г. государство уже ввело возвратные субсидии. Согласно этому механизму, средства предоставляются на компенсацию затрат на НИОКР в рамках инвестиционного проекта, а результатом по проекту становятся конкретные индикаторы и показатели промышленного производства. Если исполнитель не достигает этого результата, то субсидия или возвращается обратно государству, или накладываются штрафные санкции за недостижение результата.

Первая ласточка

Раньше других отраслей стратегия импортозамещения заработала в оборонной промышленности. Ещё 1 января 2014 г. вступило в силу Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2013 г. № 1224 «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства». Согласно этому документу, всё, что связано с обороной и безопасностью, необходимо производить на территории России. В связи с этим в России была объявлена масштабная программа перевооружения оборонно-промышленного комплекса. Так, только в 2015 г. расходы российского бюджета на национальную оборону вырастут на 33 % до 3,287 трлн руб. Таким образом, доля подобных расходов увеличится с 17,7 до 21,2 %. «Реальная доля расходов на национальную оборону в России постоянно растёт. Если в 2011 году на эти нужды направлялась часть бюджета, эквивалентная 2,8 % ВВП, то к 2016 году она вырастет до 3,8 % ВВП», – говорит директор Центра исследований региональных реформ РАНХиГС Александр Дерюгин.

shutterstock 43018471-600

Для сравнения: в США 4,4 % от ВВП тратится на оборону, в Великобритании – 2,5 %. Однако в 1990-е гг. Великобритания также около 4 % ВВП направляла на эти нужды, а в 1950-е гг. этот показатель достигал 8,8 %. «В России военные расходы составляют менее 5 % от ВВП страны, т.е. практически столько же, сколько и в США, правда, в абсолютных цифрах Штаты здесь абсолютные лидеры – около 600 млрд долл. было направлено на эти нужды только в 2013 г., больше, чем вся десятилетняя российская программа военной модернизации. Таким образом, можно сказать, что Россия остаётся в рамках мировых тенденций», – говорит Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ». По словам Александра Дерюгина, увеличение расходов на оборону в России происходит в рамках масштабной программы военной модернизации на сумму 20 трлн руб. Эти средства были выделены на действующую государственную программу вооружений, рассчитанную на 2011–2020 гг. Кроме того, около 3 трлн руб. целевым образом было направлено на развитие предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Казанский вертолётный завод как один из головных исполнителей гособоронзаказа в части поставок вертолётов уже запустил программу по импортозамещению украинских комплектующих.

В том числе благодаря проводимым на заводе мероприятиям по модернизации и техническому перевооружению производства.

По данным Минпромторга, оборонзаказ уже обеспечил рост российской промышленности в первой половине года. В частности, в январе-августе 2014 г. «производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств» выросло на 26,9 %. К этому сегменту промышленности относится производство железнодорожных вагонов, самолётов, вертолётов, подводных лодок и т.д., то есть существенная часть транспорта, закупаемого государством и госкомпаниями, в том числе военная техника. В итоге в I полугодии рост промышленного производства в России составил 1,5 % по сравнению с аналогичным периодом 2013 г., при этом ВВП вырос почти вдвое меньше – на 0,8 %. Более того, экспортный портфель заказов субъектов ВТС достиг рекордной цифры – 49,1 млрд долл., 44 % из них – заказы на авиационную технику. При этом объём экспорта военной техники по итогам 2013 г. составил 15,7 млрд долл.

Kekyalyaynen shutterstock 213506152-600

Одним из первых стимулов для развития импортозамещения в оборонной промышленности стало ограничение на поставки комплектующих с Украины. В частности, самые серьёзные последствия вызвал отказ украинского госпредприятия «Зоря»-«Машпроект» из Николаева поставлять в Россию газотурбинные двигательные установки для кораблей класса фрегат. Разработанная Минпромторгом и внесённая в правительство программа импортозамещения в оборонно-промышленном комплексе была рассмотрена ещё в июле 2014 г. на совещании под председательством Президента РФ Владимира Путина. Планы по импортозамещению разрабатывались с марта, но в июне 2014 г. перед министерством была поставлена задача максимально сократить сроки этого процесса: в ряде случаев с 3–4 до 2–3 лет. По мнению гендиректора «Росэлектроники» Андрея Зверева, для электронной отрасли России импортозамещение украинских электронных компонентов является выполнимой задачей, так как речь идёт о создании замены для изделий, разработанных ещё в 1970–1980-е гг. В такой ситуации российские предприятия были вынуждены наладить собственное производство. В частности, Казанский вертолётный завод как один из головных исполнителей гособоронзаказа в части поставок вертолётов уже запустил программу по импортозамещению украинских комплектующих, в том числе благодаря проводимым на заводе мероприятиям по модернизации и техническому перевооружению производства. Как объясняют в пресс-службе холдинга «Вертолёты России», в мировых продажах на долю холдинга, в который входит Казанский вертолётный завод, приходится более 15 % в денежном выражении, и свыше трети мирового парка боевых вертолётов производится в России.

Одним из первых стимулов для развития импортозамещения в оборонной промышленности стало ограничение на поставки комплектующих с Украины.

В частности, самые серьёзные последствия вызвал отказ украинского госпредприятия «Зоря»-«Машпроект» из Николаева поставлять в Россию газотурбинные двигательные установки для кораблей класса фрегат.

Основные проблемы

По словам экспертов, в гражданских секторах промышленности в России большой нереализованный потенциал импортозамещения, и реализовать его сложнее, чем в оборонной отрасли, активно поддерживаемой за счёт оборонзаказа. Наиболее серьёзные сложности, согласно исследованию РАНХиГС, могут возникнуть с импортозамещением в области нефтегазовых технологий. С 1 августа 2014 г. ЕС и США запретили поставки оборудования для глубоководной разведки и добычи нефти, работы в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти в России. В сентябре санкции были ужесточены: теперь запрещается и предоставлять услуги для таких проектов. При этом если ограничения ЕС касаются всего российского нефтегазового сектора, то США указали конкретных получателей: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» и «Сургутнефтегаз». В результате совет директоров «Газпром нефти» уже решил пересмотреть закупочную деятельность компании в изменённых рыночных условиях и принять меры по минимизации доли импортных закупок, говорят в пресс-службе «Газпром нефти». «Процесс импортозамещения достаточно длинный, и делать выводы по прошествии столь короткого отрезка времени пока рано», – говорит Алексей Козлов, главный аналитик UFS IC. По его словам, нельзя утверждать, что программа импортозамещения провалена, спустя какое-то время мы можем увидеть значительное улучшение ситуации в этом направлении.

shutterstock 152816060-600

Развитие системы магистральных нефтепроводов для обеспечения увеличения поставок нефти в Китай будет способствовать приросту капитальных вложений в нефтяной отрасли.

Однако чтобы обеспечить реализацию программ по созданию технических средств для освоения морских месторождений углеводородов, необходимо организовать производство нового оборудования со стимулированием освоения опытных образцов, а также довести до мирового уровня качество уже выпускаемого оборудования, например буровых установок. При этом задел для реализации такой программы в России есть. В 1980-х гг. в СССР было построено семь полупогружных буровых установок (ППБУ) типа «Шельф». Головная ППБУ была оснащена зарубежными комплексами оборудования, включая подводно-устьевой комплекс, оборудование якорной системы позиционирования, системы контроля положения ППБУ, глубоководный водолазный комплекс, но серийные ППБУ оснащались уже отечественным оборудованием. В сентябре 2014 г. прошло первое совещание по вопросам импортозамещения в нефтегазовом комплексе. По итогам совещания было подписано соглашение о создании на базе «Уралвагонзавода» инжинирингового консорциума. В него вошли российские машиностроительные и сервисные компании. Минпромторг ведёт работу по формированию базы отечественных разработок, которые требуют государственной поддержки. Министерство совместно с Крыловским научным центром организует регулярные встречи промышленных предприятий с их потенциальными заказчиками – нефтегазовыми компаниями. Росстандарту поручено подготовить предложения по формированию нормативной базы импортозамещения при освоении нефтегазового шельфа. Однако для того, чтобы научные разработки оказались востребованы, необходим запрос со стороны потребителей продукции – нефтегазовых компаний.

Согласно исследованию РАНХиГС, развитие системы магистральных нефтепроводов для обеспечения увеличения поставок нефти в Китай будет способствовать приросту капитальных вложений в нефтяной отрасли. Таким образом, в газовой отрасли рост инвестиций составит более 17 %, а в целом в топливно-энергетическом комплексе – 4–5 %.

Закрытие внешних рынков капитала снижает ресурсную базу банков, а рост премий за риск повышает стоимость заёмных средств для предприятий.

В результате в 2015 г. ожидается продолжение спада инвестиций частных компаний (за исключением компаний инфраструктурного сектора) на 0,3 %.

Кроме того, в 2015 г. возрастёт роль государственных капитальных вложений за счёт увеличения расходов бюджета по ряду федеральных целевых программ, а также за счёт проектов, финансируемых через Фонд национального благосостояния, говорится в исследовании института. Однако, по мнению исследователей, введение санкций против части ведущих российских компаний негативно сказывается на инвестиционном климате страны в 2014–2015 гг. «Закрытие внешних рынков капитала снижает ресурсную базу банков, а рост премий за риск повышает стоимость заёмных средств для предприятий. В результате в 2015 году ожидается продолжение спада инвестиций частных компаний (за исключением компаний инфраструктурного сектора) на 0,3 %. В 2016–2017 годах на прогнозируемой тенденции к сокращению оттока капитала, по мере снижения геополитической напряжённости и смягчения кредитных условий, ожидается восстановление интереса бизнеса к инвестированию, возобновится рост инвестиций частных компаний, который в этот период составит 5–6 %», – отмечают в РАНХиГС. Однако в условиях жёстких бюджетных ограничений и сокращения инвестиций компаний инфраструктурного сектора по мере завершения ряда крупных капитальных проектов рост инвестиций в основной капитал в целом по экономике составит не более 1,6 % в 2016 г. и 2,9 % в 2017 г.

shutterstock 93375688-250По данным экспертов, основной сложностью для реализации масштабной программы по импортозамещению может стать недостаток ресурсов для реализации инвестиционной стратегии. По данным Минфина, ставки по кредитам выросли в среднем на 2 %. Это поменяло бизнес-модели новых проектов, которые только запускаются, и сказалось на проектах, которые уже реализуются с применением заёмных средств. Основной вклад в сокращение инвестиций топливно-энергетического комплекса в период 2016–2017 гг. будет обеспечен снижением капитальных вложений в теплоэнергетике, отмечается в исследовании РАНХиГС. Снижение инвестиций также ожидается в производстве нефтепродуктов в связи с завершением реализации основных мероприятий по модернизации производственных мощностей нефтеперерабатывающей промышленности. Таким образом, доля ТЭКа в общем объёме инвестиций в целом по экономике сократится к 2017 г. до 28,2 %, прогнозируют в институте. «С макроэкономической точки зрения в условиях низких темпов роста экономики инвестиции в инфраструктуру являются привлекательными, так как повышают накопление капитала в среднесрочной перспективе и обеспечивают рост производительности в долгосрочной перспективе», – говорится в документе. Более того, крупные межрегиональные проекты не только стимулируют развитие прилегающих территорий, но и приводят к снижению региональной дифференциации доходов населения. Однако основным источником финансирования развития транспортной инфраструктуры в России по-прежнему являются бюджетные расходы. В такой ситуации большое значение приобретает создание специальных условий и инструментов для льготного привлечения длинных недорогих заёмных средств в инфраструктурные проекты, в том числе институциональных инвесторов, включая Фонд национального благосостояния, говорят в РАНХиГС.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости