Александр Костюк: Страх опоздания

Больше всего на свете Сергей не любил опаздывать. С детства ему всегда нужно было приходить вовремя. Если он опаздывал хоть на несколько минут, то его начинал мучить чудовищный дискомфорт. Сергей нервничал, ёрзал, дёргался. Настроение портилось настолько, что мероприятие, на которое он спешил, чаще всего теряло смысл, потому что в таком состоянии ничего дельного у Сергея не получалось.

Сергей ужаснулся и хотел было развернуться обратно, но не смог. Сзади уже образовалась и напирала толпа из нескольких сотен людей.

Александр Костюк: Страх опоздания

Зная эту свою особенность, он старался всегда выезжать заранее. Однако постоянно обостряющийся московский трафик не помогал ему в этом. Количество опозданий росло. Сергей выезжал со всё большим и большим запасом, но трафик играл с ним не по правилам, непредсказуемо уплотняясь в самых неожиданных местах. Каждый год время дороги до работы увеличивалось на десять процентов. Дважды за последние десять лет Сергей менял квартиры, следуя за перемещениями офиса, но и это помогало ненадолго. Он начинал задумываться о том, чтобы отказаться от машины и пересесть на общественный транспорт.

Однажды, опаздывая, он спустился в час пик в метро. До боли знакомый со студенческих времён переход между «Библиотекой имени Ленина» и «Боровицкой» потряс его до глубины души. Тоннель со сводчатым потолком, который он в молодости обыкновенно пробегал, чтобы не опоздать не дай бог на лекцию, сейчас был залит морем из людских голов, мерно покачивающимся в едином движении в темпе старческого шага. Сергей ужаснулся и хотел было развернуться обратно, но не смог. Сзади уже образовалась и напирала толпа из нескольких сотен людей. Сергея обуял приступ клаустрофобии и боязни толпы, но ничего не оставалось, как качаться со всеми в унисон, продвигаясь к выходу. Вскоре он успокоился, глядя на соседей. По их лицам он понял, что теперь это обычное дело, но для себя решил, что переходу на общественный транспорт будет сопротивляться до последнего.

Сейчас он вспомнил то ощущение в переходе. МКАД была парализована первым настоящим снегопадом, и шесть рядов машин, как и толпа тогда в переходе метро, двигались со скоростью шага. К счастью, отсутствие сводчатого потолка не вызывало клаустрофобии, но вовсе не успокаивало. Сергею было отчего нервничать. Его самолёт вылетал из Домодедово через полтора часа, а он ещё толкался в пробке где-то между Варшавкой и Каширкой.

От нечего делать Сергей включил в телефоне навигатор, не ожидая ничего утешительного. Гугл взял несколько секунд на размышление и ответил, что если свернуть через сотню метров и углубиться куда-то в неведомые глубины Подмосковья, то через полчаса можно оказаться в Домодедово. От такой перспективы сердце забилось чаще. Еле дождавшись поворота, Сергей свернул и ударил по газам.

Александр Костюк: Страх опоздания

МКАД была парализована первым настоящим снегопадом, и шесть рядов машин, как и толпа тогда в переходе метро, двигались со скоростью шага.

Пейзаж за окнами менялся с поразительной быстротой. Московские панельные дома уступили место дачным посёлкам, которые вскоре тоже исчезли, оставив в голом одиночестве заснеженные поля. Дорога тоже изменилась. Широкая и преимущественно расчищенная вначале, она сузилась и всё чаще пропадала, сливаясь со снежным морем. Однажды она пропала вовсе, и Сергей проклял Гугл вместе со своей доверчивостью. Пришлось снизить скорость до минимальной и ехать по навигатору.

Сюрреализм происходящего настолько поражал воображение, что Сергей представил себя полярным исследователем, двигающимся по снежной пустыне по компасу. Неужели это возможно всего в десятке километров от Москвы? Может, развернуться и поехать обратно по своим следам? Но тогда наверняка не успеть на самолёт. Навигатор показывал, что Сергей всё ещё успевает, поэтому он ехал дальше и дальше. Судя по карте, скоро должен показаться город Домодедово. А там и дороги нормальные, и аэропорт близко.

Однако время шло, а дорога не становилась лучше. Противный холодок страха зашевелился в глубине живота и стал нарастать. Сергей занервничал. Почему он не выехал хоть на полчаса раньше? Ведь всё равно ничто не держало его дома. Ну что он сделал полезного? Прочитал ещё раз новости френдленты?..

Неожиданно впереди показался след расчищенной дороги. Затем и перекрёсток со светофором. Сергей выдохнул и стал себя успокаивать. Наверное, Домодедово. Теперь до аэропорта осталась совсем ерунда. Радость избавления от угрозы застрять в снегу отогнала прочь страх опоздания на самолет. Впрочем, ненадолго. Сергей посмотрел на часы и ужаснулся. Оставалось каких-то пятьдесят минут. Но надежда ещё была. Рейсы часто задерживают. Особенно в плохую погоду. Просто надо ехать так быстро, как это возможно, чтобы сделать всё от тебя зависящее.

Глухой сильный удар снизу прервал размышления Сергея. Какая-то яма, ничего страшного. И не такое бывало. Метров через двадцать руль сильно потянуло вправо. Обледеневшая колея, пустяки. Сейчас закончится. Но она всё не заканчивалась. Руль начало бить. Неужели колесо?!

Сергей остановился, вышел, обошёл машину. Так и есть, переднее правое колесо лежало на ободе. Резина выглядела изжёванной тряпкой. Нет, только не сейчас! Ну почему именно сейчас, когда он меньше всего готов к этому? За что всемогущие боги путешествий насылают на него сегодня столько испытаний? Что за чёрт! Да ещё и в такой дыре, где ни сервиса, ни шиномонтажа не найти. В такую лютую погоду придётся менять самому. Про самолёт теперь точно можно забыть. Вместо вечерней прогулки по Ницце ему предстояло наслаждаться заменой колеса в чистом поле в жуткую пургу.

Он достал из багажника домкрат и принялся его устанавливать. После третьей неудачной попытки, сломанного ногтя и замёрзших вконец рук он вернулся в салон погреться и собраться с мыслями. Тепло пришло, а решение, что делать дальше, – нет. Тупое глухое отчаяние от осознания того, что он попал в ловушку в обидной близости от аэропорта, города Домодедово, Москвы в конце концов, не давало сосредоточиться. Очень хотелось поделиться с кем-то своей бедой, разделить её хотя бы надвое, рассказав о ней. Сергей набрал номер своего коллеги, друга и заместителя Ильи.

Он достал из багажника домкрат и принялся его устанавливать.

Александр Костюк: Страх опоздания

После третьей неудачной попытки, сломанного ногтя и замёрзших вконец рук он вернулся в салон погреться и собраться с мыслями.

– Эта самая маленькая из твоих проблем, – неожиданно среагировал тот на рассказ Сергея. – В офисе сидят судебные приставы по твою душу. Наш замечательный партнёр из Киева, дай бог ему здоровья, провёл решение в свою пользу. Так что, может, тебе ещё повезло, что не доехал до аэропорта. Там тоже мог нарваться на засаду. И дома тоже, кстати, тебя поджидают.

Эдуард Семёнович, их бывший партнёр из Украины, оказавшийся беспрецедентно талантливым рейдером, вёл с ними войну давно. Несколько лет назад их взгляды на развитие бизнеса разошлись, и Сергей предложил выкупить его долю. Однако вместо мирного развода Эдуард Семёнович предпочёл боевые действия. Будучи человеком старой формации, закалённым в обстановке советской внешней торговли, он не верил в то, что ему честно выплатят стоимость его портфеля. Природная подозрительность, помноженная на личный опыт, подсказывали ему, что где-то кроется обман. Боевые действия шли с переменным успехом, и сегодня удача была на стороне Эдуарда Семёновича.

– Ну и денёк! – вырвался вопль отчаяния из груди Сергея. – И что мне с этим делать?!

– А ты где сейчас?

– В какой-то страшной дыре на окраинах Домодедово. Тут даже навигатор бредит, рисует улицы с издевательскими названиями. Цветочная, Персиковая, Вишнёвая.

– Это ты хорошо заехал, – усмехнулся Илья. – Знаешь, что? Попробуй там пересидеть пару дней.

– С ума сошёл?! Откуда здесь отели?

– Не в отеле, а так, в частном порядке. Я тем временем с юристами решу вопрос и дам тебе знать.

Сергей повесил трубку и огляделся. Ему показалось, что более унылого пейзажа он не видел никогда. Несколько деревенских домов, покосившиеся заборы, заметённая снегом улица. За битый час, что он тут провёл, мимо проехала одна машина. Два дня здесь он просто не выживет. Лучше застрелиться или сдаться Эдуарду Семёновичу.

Сергей постарался успокоиться. Самым разумным было вызвать такси, бросить машину и доехать до ближайших признаков цивилизации. Он взялся за телефон, задал в поисковой строке телефон такси и увидел, как экран внезапно погас. Нет, только не батарейка!!! Но это была именно батарейка. Она уже редко дотягивала до вечера без подзарядки, а сегодняшнее упражнение с навигатором подорвало её силы быстрее обычного. Сергей давно хотел поменять телефон, но всё руки не доходили. Тянул до последнего и вот доигрался. Теперь он и без машины, и без связи. Класс!

Приступ безумного отчаяния навалился на Сергея. Хотелось заплакать, как в детстве, чтобы вместе со слезами ушли все несчастья. Но сейчас и на это времени не было. На панели приборов загорелась жёлтая лампочка. Заканчивался бензин. Сергей даже не удивился. Было бы странно, если бы сейчас этого не случилось.

Бабушка взяла с Марины обещание, что внучка поживёт в её доме, чтобы он не замёрз и не пришёл в запустение.

Александр Костюк: Страх опоздания

Марина взяла неделю за свой счёт и, засучив рукава, принялась за избу. Её надо было привести в порядок.

Он посмотрел через прозрачный люк на небо. По-зимнему рано стемнело, появились первые звёзды. Здравый смысл подсказывал, что надо выходить из машины и искать людей. Из нескольких домов на улице окна горели только в одном. Ну, зато выбирать не нужно, подумал Сергей с облегчением. Проваливаясь по щиколотку, а иногда и по колено в снег, он пошёл к дому. В голову лезли разные мысли. По большей части мрачные. Кто его там встретит? Какой-нибудь алкаш? Или выжившая из ума старая ведьма? Ну уж точно не кто-то приличный. Откуда здесь взяться нормальному человеку... Хорошо если в дом пустят. А то ведь могут и через дверь из охотничьей двустволки садануть...

Дверь открыли сразу, не спросив, кто там. За порогом стояла стройная хозяйка лет тридцати с небольшим, в кухонном фартуке. Длинные русые волосы были собраны в пучок наверху, выгодно подчёркивая высокую шею. Сергей невольно залюбовался, потом опомнился и стал сбивчиво рассказывать о своей беде. Не дослушав и до половины, женщина впустила его в дом.

– Мне только телефон подзарядить. Потом я вызову такси и уеду, – смущённо объяснял Сергей.

Хозяйка – её звали Мариной – снисходительно посмеялась над его наивностью. Пока трактор утром не расчистит дорогу, сюда никто не доедет.

– А как же вы...

Он хотел спросить, как же она пойдёт завтра на работу. Потом подумал, что, наверное, это бестактно, какая здесь работа, и осёкся. Она поняла и успокоила его. Завтра всё будет в порядке. Но Сергей ещё больше встревожился.

– А как же я...

– Оставайтесь на ночь, – предложила Марина, как будто дело шло о чём-то само собой разумеющемся. – Отогреетесь, выспитесь, а завтра займётесь своими делами, почините машину и поедете.

От её слов повеяло чем-то настолько патриархальным, забытым и невозможным, что Сергей окончательно потерял дар речи. Так запросто пригласить незнакомого человека остаться на ночь?! В наше-то время? Это, верно, сон, такого не может быть...

Голос Марины вернул его к реальности:

– Снимайте ботинки и садитесь к батарее, греть ноги. А то так и до воспаления лёгких недалеко. Я сейчас заварю вам чай с малиной и мёдом.

Через час Сергей сидел на кухне, пил чай с мёдом и с наслаждением слушал хозяйку. Марина оказалась невероятно лёгкой в общении и замечательной рассказчицей. Она поведала ему всю историю своей семьи до пятого колена, не забывая при этом месить тесто для пирогов и стряпать ужин. Всё у нее выходило споро и ловко.

Выяснилось, что этот дом принадлежит её бабушке, которую она отвезла к себе в городскую квартиру, чтобы та походила по врачам. Бабушка в свою очередь взяла с Марины обещание, что внучка тем временем поживёт в её доме, чтобы он не замёрз и не пришёл в запустение. Марина взяла неделю за свой счёт и, засучив рукава, принялась за избу. Её надо было привести в порядок. Марина похвасталась Сергею своими успехами. Ему не с чем было сравнить, поскольку он не видел дома раньше, но восхищался совершенно искренне. Причём не результатом, а самой идеей. Только человек с большим и добрым сердцем способен жить такой жизнью. Простой, открытой, творить добро, не замечая этого. Брать отпуск и ехать не на курорт, как делал он сам и все его знакомые, а делать ремонт в бабушкином доме.

После ужина Марина постелила Сергею в большой комнате, а сама ушла в спальню. Сергей заснул сразу. Так сладко он не спал очень давно. Ему приснилась его собственная бабушка, которая пекла самые вкусные пироги на свете и рассказывала удивительные сказки...

Только человек с большим и добрым сердцем способен жить такой жизнью. Простой, открытой, творить добро, не замечая этого. Брать отпуск и ехать не на курорт, а делать ремонт в бабушкином доме.

Утром он проснулся от непривычного звука. Приятный женский голос тихо напевал какую-то мелодию. Первые несколько мгновений, не понимая, где он находится, он испуганно озирался. Потом увидел мелькнувший на кухне силуэт Марины, вспомнил события вчерашнего дня и улыбнулся. Почему-то пришёл на ум его любимый фильм «День сурка», где героя Билла Мюррея каждое утро спрашивали, уедет ли он сегодня, а он отвечал, что точно уедет, но каждый день понижал вероятность. Сергею очень захотелось устроить «День сурка» наоборот, чтобы сегодня пурга разбушевалась ещё сильней, никакой трактор не приехал чистить дорогу и он бы с чистой совестью остался у Марины ещё на один день. А потом ещё на один. Или не один...

Но трактор приехал. И аварийная машина из шиномонтажа тоже. Неумолимо приближалась минута расставания, а предлога остаться Сергей так и не выдумал. За почти сутки, проведённые с Мариной, он вдруг понял, что не может просто так взять и уехать от неё. Нет, он не влюбился, это было что-то другое. Он не мог больше жить без неё. Она, как ангел, приносила в мир гармонию. В странном мире, где все спешат, но при этом постоянно опаздывают, где невелика разница между пробками на дорогах или в метро, где надо жить, остерегаясь бывших партнёров по бизнесу, она жила по своим правилам. Правилам добра и доверия к людям.

Когда они прощались, Сергей так и не знал, что сказать. Он напряжённо смотрел не неё, силясь найти повод. Александр КостюкОна заметила это и улыбнулась своей открытой улыбкой. Его вдруг осенило. С ней не надо ничего выдумывать. Нужно просто говорить о том, что на сердце.

– Можно я ещё приеду? – спросил Сергей

– Я буду очень рада, – улыбнулась Марина. – Когда?

– Съезжу в магазин за продуктами и сразу обратно.

Она рассмеялась и взяла его за руки. Впервые в жизни он подумал о том, как замечательно опаздывать...

Александр Костюк,
медиаконсультант

Автор статьи перечисляет свой гонорар
в помощь подопечным детям Фонда «Русская Берёза»

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости