Ключ к дальнейшему росту экономик стран БРИКС – институциональные реформы

Не так давно международное деловое сообщество удивила новость о том, что накануне Зимних Олимпийских игр 2014 Россия неожиданно поднялась на 20 позиций в рейтинге Всемирного банка (ВБ) Doing Business и вошла в первую сотню стран по условиям ведения бизнеса, заняв 92-е место. По показателям инвестклимата РФ впервые опередила Китай, который оказался на 96-й строчке рейтинга, и Бразилию (116-е место).

Нынешние успехи России произошли в основном
за счёт улучшения регулирования и устранения целого ряда административных барьеров.

Получается, что Россия движется в правильном направлении, следуя цели, поставленной Президентом РФ Владимиром Путиным в 2012 г., – подняться в рейтинге Doing Business со 120-го места на 20-е к 2018 г.

Причины повышения позиций России в рейтинге уже многократно обсуждены экспертами и деловой прессой. По сути, большинство мнений сводится к следующему: нынешние успехи России произошли в основном за счёт улучшения регулирования и устранения целого ряда административных барьеров. Составители рейтинга отмечают, что страна вошла в тройку лидеров по числу антибюрократических реформ. За год более чем в 2 раза удалось сократить расходы и сроки подключения к электросетям. Значительно уменьшилось время получения разрешений на строительство, вдвое короче стали сроки регистрации собственности.

Также Россия вошла в топ-10 стран по показателю «Обеспечение исполнения контрактов» (оценивает эффективность судебной системы при разрешениях коммерческих споров). Однако в течение года страна так и не смогла добиться улучшений в области защиты прав инвесторов. Как ни печально, но Россия потеряла 2 п.п. по сравнению со своими прошлогодними позициями и заняла в этом году 115-е место.

Институциональные реформы

Несмотря на реальный прорыв и правительственное головокружение от успехов, план по улучшению позиций в рейтинге ещё не выполнен – для того чтобы подняться на более высокую позицию, в частности в России, необходимо проведение правовых реформ

Впрочем, несмотря на реальный прорыв и правительственное головокружение от успехов, план по улучшению позиций в рейтинге ещё не выполнен. По мнению составителей Doing Business, для того чтобы подняться на более высокую позицию, в частности в России, необходимо проведение правовых реформ.

Причём нужна трансформация законодательства не только на федеральном, но и на региональном уровне. Важно, чтобы улучшение инвестклимата произошло в субъектах РФ (полностью ориентироваться на рейтинг Doing Business нельзя, поскольку он оценивает условия ведения бизнеса в крупнейшем деловом центре России – в Москве).

Над проблемой улучшения инвестиционного климата в России (читай, улучшения институтов) высшее руководство страны бьётся не один год. Так, ещё в начале года глава Правительства РФ Дмитрий Медведев в рамках Гайдаровского форума отмечал, что для устойчивого развития России требуется провести серьёзный комплекс институциональных реформ и модернизацию самых разных сфер.

Не секрет, что институциональные реформы назрели в стране давно и частично уже ведутся. В частности, с 1 сентября этого года расширил свои полномочия Центральный банк РФ: ему были переданы функции Федеральной службы по финансовым рынкам по надзору и нормативно-правовому регулированию.

Помимо создания финансового мегарегулятора, начались преобразования в судебной системе. До конца года может быть принят законопроект, внесённый в Госдуму Владимиром Путиным и предусматривающий создание единой структуры на базе Верховного и Высшего арбитражного судов.

Долгожданные институциональные преобразования только начались и вызывают много вопросов. По мнению некоторых экспертов, пока их результаты и не столь впечатляющие. Не так давно экс-министр финансов и глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин в очередной раз отметил, что в России так и не были созданы благоприятные условия для инвесторов: для них экономика и климат должны быть понятными и прогнозируемыми. И очевидно, что выстраивание этого процесса растянется на несколько лет.

На сколько именно? Предугадать сложно. Ведь институциональные реформы – процесс масштабный и длительный, включающий в себя трансформацию госуправления, социальной инфраструктуры, финансовой системы, прав собственности.

Преобразование действующих институтов напрямую связано с притоком капитала в страну и экономическим ростом. В частности, как отмечают составители Doing Business, в странах, занимающих ведущие позиции в рейтинге, прямые иностранные инвестиции в 50 раз больше. Для России это важные цифры, поскольку отток капитала из страны по-прежнему велик: по итогам прошлого года, по оценкам Минэкономразвития, он составил 54 млрд долл. (56,8 млрд долл., по данным ЦБ РФ). По итогам этого года, согласно прогнозам МВФ, этот показатель ожидается на уровне 30 млрд долл., согласно оценкам ЦБ РФ – 67 млрд долл., а по данным Минэкономразвития и вовсе порядка 70–75 млрд долл.

В России так и не были созданы благоприятные условия для инвесторов: для них экономика и климат должны быть понятными и прогнозируемыми. И очевидно, что выстраивание этого процесса растянется на несколько лет.

В общем, чем скорее будут реализованы институциональные преобразования в РФ, тем лучше. Получается, что в нынешних условиях их можно считать одним из наиболее эффективных способов стимулирования экономического роста.

Наращивание госрасходов и объёмов потребительского кредитования как фактор роста уже исчерпало себя, такие выводы были сделаны в ходе панельной дискуссии на конференции «Россия: страна возможностей и рисков», организованной Standard & Poor's в начале октября этого года. И именно институциональные реформы дадут России возможность повысить инвестиции в экономику страны.

Думаю, сейчас этот подход актуален и для других развивающихся стран, у которых, так же как и у России, назрели проблемы с экономическим ростом, возросла зависимость от притока иностранного капитала.

Здесь стоит вспомнить недавние заявления высшего руководства Китая о том, что страна намерена углублять реформы «по всем направлениям» и демонстрировать внешнюю открытость, по мере того как китайская экономика вступает в новый этап своего развития. В ходе выступления на саммите АТЭС Председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул, что особое внимание будет уделено преодолению «нарастающих вызовов и институциональных препятствий». Для этого Китай намерен совершенствовать экономическую систему, проведёт реформу административной системы, создаст инфраструктуру для развития инноваций. Также руководство Китая объявило курс на большую внешнюю открытость, в связи с чем планируется создавать равные условия для работы в стране иностранных компаний.

Столь существенные изменения вполне закономерны и продиктованы дестабилизацией в экономиках развивающихся стран, в числе которых Китай.

До недавнего времени считалось, что восстановление мировой экономики зависит от развивающихся стран. Но ситуация изменилась: теперь локомотивом становятся страны развитые, говорится в докладе МВФ, подготовленном к саммиту G20. У развитых экономик, по данным МВФ, в текущем году рост будет 1,2%, как и прогнозировалось летом.

А вот развивающиеся экономики очевидно замедляются: темпы роста ВВП Индии в 2010 г. составили 10,5% , а в 2012-м – уже 3,2%, Бразилии – снизились с 7,5% до 0,9%, России – с 4,5% до 3,4%. Рост ВВП Китая упал с двухзначных величин (10,4% в 2010 г.) – до 7,7% в 2012 г.

МВФ снизил прогноз по росту глобальной экономики в 2013 г. – с 3,2% до 2,9%, и ответственны за эти цифры развивающиеся страны. Их совокупный ВВП по итогам года вырастет лишь на 4,5% (против прогнозируемых ранее, в июле, 5%). Неутешительные показатели у Бразилии (ожидается рост всего на 2,5%), Китая (7,6%), Индии (3,8%). ВВП России, по оценкам МВФ, вырастет в этом году лишь на 1,5%.

Во многом дестабилизации ситуации на рынках развивающихся стран также способствовало майское заявление председателя ФРС США Бена Бернанке о сворачивании в этом году программы количественного смягчения (по программе Quantitative Easing на рынок поступает 85 млрд долл. в месяц).

Рост ВВП Китая упал с двухзначных величин (10,4% в 2010 г.) – до 7,7% в 2012 г.

Это не на шутку обеспокоило лидеров стран БРИКС, спровоцировав обвал валютных курсов, рост процентных ставок и отток капитала. Дабы не усугублять и без того шаткое положение в мировой экономике, США пообещали не сворачивать программу QE как минимум до 2015 г.

Так что впереди ещё будет много интересного.

На сегодняшний день наиболее острая фаза экономического кризиса преодолена, хотя рассчитывать на быстрое выздоровление глобальной экономики всё же не приходится, отмечал в ходе саммита АТЭС Владимир Путин. Так что необходима новая долгосрочная модель экономического развития, которая должна быть ориентирована на рост реального сектора, создание качественных рабочих мест и структурные peфopмы.

Как известно, занятость и экономический рост обеспечивает малый и средний бизнес, поэтому «Деловая двадцатка» (Business 20 объединяет представителей крупного бизнеса) в рамках встречи с лидерами G20 в очередной раз предлагала рекомендации по развитию этого сектора. Об этом в недавнем интервью рассказывал председатель целевой группы «Финансовая система – восстановление доверия и роста» B20, глава правления Банка ВТБ Андрей Костин. Он напомнил, что развитие малых и средних предприятий во многом зависит от доступности долгосрочных инвестиций. А стимулирование инвестиций должно осуществляться посредством дальнейшего совершенствования инвестиционной среды на национальном уровне.

Иными словами, для того чтобы стимулировать бизнес-активность, необходимо дать предпринимателям надежду на улучшение инвестклимата, больше учитывать их мнение. Продемонстрировать это на деле возможно, в частности, посредством институциональных реформ.

Темпы роста ВВП Индии в 2010 г. составили 10,5% , а в 2012-м – уже 3,2%, Бразилии – снизились с 7,5% до 0,9%, России – с 4,5% до 3,4%.

Кризис выявил многие шаткие места в мировой финансовой архитектуре. И то, что регуляторы и правительства целого ряда стран ужесточили требования к капиталу банков, предоставлению средств, системе оценки кредитных рисков, вполне логично. Однако любые ужесточения в регулировании и финансовой политике должны происходить только при условии проведения по-настоящему действенных институциональных преобразований, ориентированных на сокращение вмешательства государства в экономику страны.

Согласно опросу топ-менеджеров ведущих мировых компаний, который представила PricewaterhouseCoopers на последнем Всемирном экономическом форуме в Давосе, руководители компаний до сих пор осторожно оценивают свои краткосрочные возможности и перспективы роста мировой экономической активности. В частности, 69% опрошенных обеспокоены зарегулированностью экономик.

В связи с этим рекомендации «Деловой двадцатки» были нацелены в первую очередь на то, чтобы убрать излишние административные барьеры, создать благоприятные условия для развития предпринимательства и найма рабочей силы, а также её высвобождения без слишком тяжёлых обременений для бизнеса. Помимо этого, необходим мораторий на определённые изменения в налоговой и административной сфере, необходимо также сдерживать репрессивную активность в отношении бизнеса со стороны правоохранительных органов. Об этом не так давно в интервью говорил председатель целевой группы B20 «Создание рабочих мест, занятость и инвестиции в человеческий капитал», вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Давид Якобашвили. Экономика «может развиваться, если есть предпринимательство, экономические и административные предпосылки для него», подчёркивал он.

И в заключение можно в полной мере согласиться со словами Президента РСПП Александра Шохина, сказанными на встрече лидеров G20 с социальными партнёрами – Business 20 и Labour 20: «В наших рекомендациях упор делается на сбалансированность макроэкономикой политики и создание условий для предпринимательства, для инвестиций, в том числе инвестиций в инфраструктуру. kondrativaИ второй баланс – это баланс между долгосрочными целями и текущей экономической, денежно-кредитной и валютной политикой». Когда бизнес чётко осознаёт свои цели по улучшению ситуации и ясно декларирует их, шансы быть услышанными и претворить изменения в жизнь при поддержке государства (а в случае B20 – государств, так как страны БРИКС очевидно объединяет общая экономическая повестка дня) резко возрастают.

Алексей Кондратьев,

управляющий директор
ИК «Промышленные инвестиционные решения», к.ю.н.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости