TASS 23564-300

2001 год. Игорь Юргенс стал лауреатом Международной премии «Советник-2000» за деятельность по формированию страховой культуры населения России

TASS 370977-300

2006 год. С экс-канцлером Германии Герхардом Шредером

TASS 9584968-300

2014 год. Игорь Юргенс, спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский
(слева направо)

9E0X1000-300

2011 год. C Президентом РСПП Александром Шохиным на заседании Клуба главных редакторов РСПП

RIAN 02207387.HR.ru-300

2013 год. C первым заместителем президента - председателя правления Банка ВТБ Василием Титовым

RIAN 00972299.HR.ru-300

2011 год. С ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым

TASS 4914861-300

 2013 год. Член СПЧ Сергей Караганов, Игорь Юргенс и политический обозреватель Николай Сванидзе (слева направо)

055Q2473-300

2014 год. С ректором Московской школы управления СКОЛКОВО Андреем Шароновым

IMG 9585-300

2014 год. Неделя российского бизнеса

 MG 8553-300-end

Игорь Юргенс: «Мы должны учиться мирному диалогу!»

Российский экономист, президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс – человек, у которого, безусловно, есть чему поучиться. Например, в высшей степени профессиональному отношению к любому делу, за которое он берётся, принципиальности, честности, умению отстаивать свою позицию, даже если она отличается от официальной. Именно поэтому его оценка нынешней очень непростой экономической ситуации в стране имеет особую ценность.

Евгения Шохина: Вы успели перевести сбережения в доллары перед кризисом?

Игорь Юргенс: Давным-давно.

– То есть вы себя застраховали...

– Хеджирование рисков – это правильный риск-менеджмент. Учебник по риск-менеджменту вышел в 2003-м под редакцией вашего покорного слуги. Ограничение и управление рисками – это наша профессия.

IMG 4841-300-text– Сегодня (на день интервью 17 декабря 2014 года) евро – 100 и доллар – 70. Можно было спрогнозировать такое развитие событий?

– Конечно! Если мы поступаем в украинском кризисе так, как поступаем, то за этим неизбежно последует череда событий, которая приведёт к тому, что мы имеем сейчас. Если вы живёте в рублёвой зоне, то для паники фундаментальных оснований нет. Хотя, разумеется, если, как ожидают эксперты, ВВП в стране снизится в 2015 году на 4 %, если ВВП на душу населения в долларах сократится на четверть, а то и на треть, это не может не иметь последствий для любого предпринимателя, для каждого жителя России, для всякого домохозяйства. Если же мир ваших предпринимательских интересов выходит за пределы страны, для вас уже наступили тяжёлые времена.

Как будет развиваться кризис – другая история. Сейчас начнётся резкий рост цен. Даже в продовольствии 70 % – это импорт. Вот здесь правительством должны быть предприняты решительные меры.

– У правительства есть сценарий этих мер?

– Существует три базовых модели поведения.

Первая – ручное управление, которое до сих пор и существовало. Мы помогаем тем компаниям, которые важны для бюджета, например «Роснефти». Что бы ни говорил Игорь Иванович Сечин, к сожалению, это никаким образом не является правильной макроэкономической политикой. Это спасение одного из фаворитов. Именно так это выглядит и этим является.

В ручном управлении есть свои плюсы. Ретроспективно могу сказать, что ручное управление в период кризиса 2008 года сработало. Руководил им Шувалов. В режиме постоянной консультации в этом участвовал РСПП. Элементом этого кризисного управления была открытость нашей модели. Мы сказали: «У нас кризис. Запад, чем можете, помогите. Мы защитим западные инвестиции».

Сейчас другая ситуация. Кризисное управление в нынешний период, когда мы под санкциями, когда каждый наш неправильный шаг будет использован в пользу противной стороны, – более сложная задача.

Второй способ поведения – мобилизационная модель. «Родина в опасности». Не доверяем частным предпринимателям – они, скорее всего, уведут деньги на Запад. Укрупняем национальные компании, национальных чемпионов («Транснефть», «Роснефть», «Газпром», «РЖД» и т.д.). Стягиваем туда имеющийся ресурс. Укрепляем армию. Вселяем в страну дух, что «вокруг нас одни враги, кроме китайцев». На этой мобилизационной модели повторяем то, что называется квазигосударственным планированием. Своего рода госкапиталистическая модель, которая существовала в разных странах на переходе от одного режима к другому.

Третья модель – возвращаемся к тому, что у нас существовало с разными пиками рыночности и государственности между 2000 и 2011–2012 годами.

Самое спокойное поступательное время этой модели – 2006–2007 годы до мирового кризиса. Росли по 9 % в год. Запад – не то чтобы союзник, но и не противник, разговор даже о стратегическом партнёрстве.

Потом 2008–2011 годы, время растущих вызовов, но и растущих надежд. В этот период мы начали бороться с коррупцией. Давали предпринимателям максимум свободы, которую можно было давать. Приступили к декриминализации бизнеса. Заключили с Европейским союзом «Партнёрство во имя модернизации». Доллар – 30 рублей. Никаких внешних врагов. Никаких Болотных и Сахаровых.

Возвращение Владимира Путина на Западе было воспринято как узурпация власти. И в России средние классы, молодёжь вышли на улицы, сказали, что так нельзя.

Что-то сломалось. Запад начал давить. Путин начал сопротивляться. Пиком такого взаимного неприятия стал украинский кризис.

Если мы хотим возврата к тому, что было до 2012 года (постоянный рост, мир, дружба и т.д.), – один за одним надо вынимать из этой цепочки те элементы, которые привели к текущей ситуации. Требуется относительно быстрое урегулирование украинского кризиса.

После того как это произойдёт, необходима массированная с точки зрения интеллектуальных усилий кампания по восстановлению необходимого уровня доверия между Россией и Западом.

IMG 7127-600

Я в мире с самим собой. Нет ничего такого, в чём я должен себя постоянно укорять. Мне кажется, я в своей жизни не сделал ничего, чтобы другие люди говорили, что это было подло. Это уже большое счастье.

– Для этого требуется желание не только российской стороны...

– Влиятельные люди в Западной Европе говорят, что пора восстанавливать отношения. Надо возвращаться к нормальному экономическому сотрудничеству. То же самое говорит предпринимательское сообщество.

РСПП получает массу позитивных сигналов от немецких, французских, итальянских коллег, которые подтверждают свою готовность к сотрудничеству, как только политическая ситуация изменится.

Если в Донецке и Луганске наступит мир, если вопрос Крыма сдвинется на периферию общей повестки, то на этой почве начинается восстановление инвестиционной активности, открытие рынка, снятие санкций с наших нефтяных компаний и банков. Это внешняя переналадка.

Но было бы наивно полагать, что можно обойтись без переналадки отношений внутри. Что сейчас происходит? Кризис и истерия на телевидении. Элиты расколоты. Я не могу найти общего языка с Прохановым. Когда-то мы с ним разговаривали, даже были в одном постоянно действующем ток-шоу. Я никогда не найду общего языка с Дугиным.

Абсолютно необходимо восстановление диалога между элитами, между народом и интеллигенцией, между потребителем и производителем. Между группами, составляющими единое российское государство. Иначе мы будем воспроизводить этот конфликт внутри себя снова и снова.

А он намеренно разжигается по многим направлениям. Чего стоят постоянные нападки на предпринимателей как на негативное явление. Такие нападки – плохой управленческий механизм.

Влиятельные люди в Западной Европе говорят, что пора восстанавливать отношения. Надо возвращаться к нормальному экономическому сотрудничеству. То же самое говорит предпринимательское сообщество.

– И тормоз для экономического развития. Для этого мы и открыли Детскую школу РСПП, чтобы менять такой подход с юного возраста.

– Правильно! Только тот, кто идёт, работает, рискует своими средствами, объединяет вокруг себя коллективы (от нескольких человек до нескольких тысяч), тот двигает экономику вперёд. Детская школа – это замечательная инициатива. Но и взрослое население надо учить. Вот мы с вашим отцом переделались каким-то образом. Мы были политэкономы вполне коммунистического типа. Заканчивали с ним один и тот же курс МГУ. Поскольку нас хорошо учили, мы понимали, что нет одной колеи, в которую на всю жизнь можно встать.

Такие школы, как ваша, очень важны. Структура населения нашей страны меняется кардинально. В позднем Советском Союзе в индустриальном обществе было 60 % пролетариата, 15 % – крестьянства, остальное – сфера обслуживания, интеллигенция и т.д. Сейчас совсем иначе.

В Российской Федерации обрабатывающая промышленность в производстве ВВП занимает около 15 %. Ещё чуть-чуть – сельское хозяйство. Порядка 60 % – сфера обслуживания (туда входят и банки). Изменилась структура населения, изменилась структура экономики – изменился менталитет. Те молодые, которые пойдут в вашу школу, вряд ли будут думать в категориях индустриального общества. Они будут думать в категориях постиндустриального общества.

Очень важно защищать интересы человека труда, который работает по найму, – вопросов нет. Для этого есть профсоюзы, левые партии. Люди, которые не состоялись в предпринимательском классе, которые не относятся к среднему классу и выше, должны быть защищены обществом. В этом нет никаких сомнений. И в этом не должно быть никакого конфликта. А наше общество мотает между двумя крайностями – либо «зарабатывай и обогащайся», либо «все, кто пытается заработать и обогатиться, – сволочи и предатели». Надо искать золотую середину.

IMG 6974-180-1IMG 7016-180-2IMG 6928-180-3

Только тот, кто идёт, работает, рискует своими средствами, объединяет вокруг себя коллективы (от нескольких человек до нескольких тысяч), тот двигает экономику вперёд.

– Для этого стране нужны настоящие герои. Вот, например, я со своими детьми сейчас читаю «Денискины рассказы» Драгунского. Практически в каждом рассказе упоминаются фамилии тех людей (не только Гагарина и Титова), на кого хотели равняться мальчишки и девчонки того времени. На кого хотят быть похожими современные дети? Это и есть ядро государственной политики и национальной идеи.

– Национальная идея ищется. Написание единого учебника истории, который трактовал бы нашу суперсложную историю единым образом, невозможно. Поиск единого идеала... Гагарин – безусловно, идеал. А Чаадаев, официально признанный сумасшедшим в Российской империи, – идеал или нет? Он предсказал всё, что с нами произойдёт. Россия существует «лишь для того, чтобы преподать великий урок миру». 1917 год таким уроком и стал.

Нахождение такого идеала и есть то самое относительное примирение, о котором мы с вами говорим. Надо снять внешнеполитические угрозы, иначе отрыв от внешних ресурсов перекрывает нам все возможности и для эндогенного, самостоятельного развития. После этого необходимо введение в институты нашего развития категории мирного диалога. Не нужно больше такого, как у Соловьёва, Киселёва, Леонтьева: «пятая колонна», «шестая колонна», «порвём как тряпку», «превратим в радиоактивный пепел». От этого надо уходить.

Через катарсис мы должны пройти. Или мы взорвёмся, как Советский Союз (это будет очень больно), и опять переналадимся. Или надо использовать единственный шанс. Около 80 % населения поддерживают национального лидера Путина, значит, у него есть достаточный авторитет, чтобы переложить курс на новые приоритеты.

IMG 6758-600

Абсолютно необходимо восстановление диалога между элитами, между народом и интеллигенцией, между потребителем и производителем. Между группами, составляющими единое российское государство.

В своё время три страны вышли из войны и стали лидерами своих моделей: Советский Союз, Германия и Япония. Сталин при всех его известных нам «недостатках» понимал одну важную вещь: без образования и науки Советский Союз останется на месте. Поэтому университет был именно храмом науки, где в химические и физические лаборатории было завезено самое дорогое оборудование. Кто такой академик в Советском Союзе? Небожитель. А кто такой академик сегодня? 1700 академиков, 50 тысяч зарплата. Ну о чём мы говорим!? Поэтому прежде всего мы должны ориентироваться на образование и науку. И здесь же рядом идут культура и медицина, потому что если ты при смерти – какое там образование. Если 30 % бюджета отправлять туда, а не на оборону, то очень скоро вы увидите совершенно другую страну.

– А сколько вы вложили в своё личное образование?

– Я считаю, что учиться надо всё время. И, собственно, жизнь постоянно предоставляет такую возможность.

Так получилось, что в Советском Союзе я был распределён в профсоюзы. В тогдашней иерархии это одна из высоких ступеней: ЦК КПСС, Верховный Совет, Совмин, ВЦСПС и потом комсомол. Престижно, хорошая зарплата, интересная работа. Я заканчивал кафедру мировой экономики, поэтому попал в международный отдел ВЦСПС. Широкие связи, Международная организация труда, Экономический и Социальный Совет ООН...

Советский период я прожил прекрасно и закончил его секретарём ВЦСПС: номенклатура Политбюро, чёрная «Волга», спецномера... Класс! Подходит период развала Советского Союза – надо что-то делать, учиться чему-то ещё.

Я пошёл на ночные курсы по страхованию к Аганбегяну. У нас была своя страховая компания, и вообще ВЦСПС занимался соцстрахом. Концепция страхования не была мне полностью чужда, она соприкасалась с работой профсоюзов. Представьте. Мне уже за 40, куча работы, и тут вечерние курсы....

В конце 1990-х вместо того, чтобы спокойно зарабатывать деньги в страховой компании, был избран президентом Всероссийского союза страховщиков. Опять надо было учиться – новым отношениям между государством и бизнесом.

Потом из Союза избрали к Вольскому первым заместителем, исполнительным секретарём РСПП. Снова обучение новому: я стал отвечать за деятельность Бюро, куда входят 28 богатейших людей страны.

Сейчас это уже привычная атмосфера, а тогда я входил в зал заседаний и, видя живых Фридмана с Чубайсом, конечно, вздрагивал. Интенции этих людей, их мотивация в жизни и моя мотивация – всего несколькими годами ранее секретаря ВЦСПС, отвечавшего за интересы людей труда, – всё это было очень сложно переварить.

Если это примиряется в голове, надо заставлять себя постоянно чему-то учиться, в том числе в отношениях с людьми, с самим собой, – тогда всё получается. Мир вокруг тебя меняется, и ты должен меняться.

9E0X1048-180-49E0X0913-180-59E0X1033-180-6

– Я обратила внимание, что вы всегда носите с собой чётки и часто достаёте их. Успокаиваете нервы?

– Да! Это очень успокаивает, иначе я ломаю скрепки или ещё что-нибудь. Плюс мелкая моторика, мозг, говорят, развивает. (Смеются.) Не могу сказать точно, сколько у меня чёток, – огромная коллекция. Первые чётки мне оставил отец на память. Он рано ушёл, мне было всего 16 лет. Отец был родом из Баку, и у него были красивые янтарные чётки. Они излучали очень положительную энергию. Постепенно, когда смог себе это позволить, я начал их собирать. Теперь у меня 70 с лишним разного рода чёток. В том числе старообрядческие лестовки, сделанные из кожи, с треугольниками огромного размера.

Надо заставлять себя постоянно чему-то учиться, в том числе в отношениях с людьми, с самим собой, – тогда всё получается. Мир вокруг тебя меняется, и ты должен меняться.

– А что ещё вы делаете для души?

– Я не могу заснуть, если что-нибудь не почитаю. Сейчас, например, читаю книгу «Россия и Евразия». Автор – изумительный, очень умный человек Андрей Логинов, который является представителем правительства в Государственной Думе.

Я его всегда знал именно таким – серьёзным человеком, который представляет законодательные инициативы в Госдуму от имени правительства. Очень высокого уровня чиновник. И тут он мне дарит книгу «Россия и Евразия». Это анализ просвещённого евразийства. Он, оказывается, этнограф фантастического уровня. Человек моего возраста умудряется совмещать в своём мозгу всю эту дикую бюрократию и законотворчество и желание садиться вечерами и писать про Льва Гумилёва, Евразию, Хазарский каганат. Это просто гениально. Всем, кстати, рекомендую. Но я не могу читать что-то одно, потому что мозг должен переключаться. Параллельно читаю Дафну дю Морье – психологические детективы.

– Сами не думали написать что-то, кроме учебника, сказки для детей, например?

– Для детей пока ничего не писал. Но, думаю, когда-нибудь сяду и напишу про всё, что я пережил. Очень интересная семейная история, ГКЧП, в котором я некоторым образом участвовал, попытки олигархических переворотов, в которых меня обвинял всё тот же Дугин, работа на Медведева и так далее – всё это очень интересно. Когда-то надо сесть и написать. У меня есть подаренный дочкой Катей блокнот «Наброски книги Игоря Юргенса». Пока с чистыми страницами – вот надо садиться и писать.

– Для меня ответ очевиден, особенно зная секрет про чётки, но тем не менее вы счастливый человек?

– Да! Во-первых, мне интересно то, что я делаю. Во-вторых, я в мире с самим собой. Нет ничего такого, в чём я должен себя постоянно укорять. Мне кажется, я в своей жизни не сделал ничего, чтобы другие люди говорили, что это было подло. Это уже большое счастье. И, конечно, очень повезло с женой, дочерью, друзьями, знакомыми. И каждый вечер надо говорить себе: если ты сделал всё, что должен был, тогда будь, что будет.


-9572 2-200Юргенс Игорь Юрьевич,
российский экономист, почётный Консул Монако в Москве, президент Всероссийского союза страховщиков, вице-президент РСПП.

Родился 6 ноября 1952 г. в Москве.

В 1974 г. окончил экономический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова по специальности «политическая экономия»; кандидат экономических наук.

С 1974 по 1980 г. Юргенс работал советником международного управления Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС).
С 1980 по 1985 г. – сотрудник управления международных отношений ЮНЕСКО (Париж).
С 1985 по 1991 г. – консультант, заместитель начальника, начальник международного управления ВЦСПС.
С 1991 по 1997 г. – заместитель, затем первый заместитель председателя Всеобщей конфедерации профсоюзов (ВКП).
С 1996 по 1997 г. – председатель совета директоров международной страховой компании профсоюзов «Меско».
С 1998 по 2002 г. занимал пост президента Всероссийского союза страховщиков (ВСС).
В 2002 г. возглавил комитет по финансам Торгово-промышленной палаты РФ (ТПП РФ). К 2009 г. покинул этот пост, оставшись членом правления ТПП РФ.
С 2005 по 2010 г. – первый вице-президент и руководитель направления по работе с правительственными и государственными организациями ЗАО «Ренессанс Капитал».
С 2001 г. является вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).
В 2008–2013 гг. Игорь Юргенс занимал пост председателя правления Института современного развития (ИНСОР).
Пятого июня 2013 г. члены Всероссийского союза страховщиков на общем съезде большинством голосов избрали Игоря Юргенса на пост президента союза.

Игорь Юргенс – профессор Высшей школы экономики; имеет научные труды и публикации.

Кавалер ордена Почёта, национального ордена «За заслуги» (Франция), имеет Орден Св. Карла (Монако), ордена преподобного Сергия Радонежского, награждён медалями.

Владеет английским и французским языками.

Женат, у него есть дочь.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости