Личность с главным редактором

Кирилл Степанов: «Контрактная система будет эффективной»

Вступление в силу нового закона – №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» – радикально изменит «правила игры» в сфере госзакупок, повлияет на деятельность как многочисленных государственных структур, так и компаний, работающих в различных отраслях экономики.О наиболее значимых аспектах нового законодательства рассказывает директор Департамента развития контрактной системы Министерства экономического развития России Кирилл Степанов.

– Сначала несколько слов об «уходящем» 94-м законе. «Пресловутый», «печально известный» – самые умеренные эпитеты, к нему применявшиеся. Не критиковал его, кажется, только ленивый. Но так ли уж он плох?

– Нет, конечно. По крайней мере, это первый закон, содержащий принципы, на которых должна строиться система закупок. Он оказывал давление на потенциальных поставщиков, поскольку регламентировал достаточно серьёзно все правила, по которым должны формироваться заявки с их стороны.

«Этот закон сыграл свою положительную роль. Но при определённом уровне развития системы государственного заказа он практически исчерпал себя»

Этот закон сыграл свою положительную роль. Но при определённом уровне развития системы государственного заказа он практически исчерпал себя.

Наиболее эффективные заказчики и поставщики понимали, что закон предоставляет им недостаточно гибкие инструменты для формирования требований, с одной стороны, и для их выполнения – с другой.

В первую очередь 94-й Закон не отвечал на вопросы предконтрактной стадии и не закрывал целый ряд вопросов, которые возникают на стадии исполнения контракта.

Вместе с тем процесс контрактации непрерывен по своей сути. Недостаточно просто разместить заказ, заключить контракт и сказать, что до формирования заказа и после заключения контракта у государства нет никаких интересов.

Поэтому высшим руководством страны было обоснованно принято решение урегулировать процесс предконтрактной стадии формирования заказа и постконтрактного этапа исполнения контракта.

В частности, включить стадию планирования закупок. А планирование закупок – это как раз и есть формирование той потребности, которая возникает у конкретного заказчика. Потом эта потребность реализуется уже при заключении контракта и в ходе его исполнения. Может быть, надо идти дальше – смотреть, как эксплуатируется объект закупки, за который были уплачены бюджетные деньги. Это важно. Мы в этой части очень рассчитываем на систему аудита закупок.

– Какие положения нового №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» вы можете выделить в качестве наиболее принципиальных?

– Закон предусматривает использование целого ряда эффективных механизмов. Первое – система планирования закупок. Она впервые формализована. Предусмотрено формирование трёхлетних планов закупок. По сути, это среднесрочный инструмент планирования. Он в данном контексте развивает те зачатки трёхлетнего планирования закупок, которые сейчас реализуются при подготовке прогноза социально-экономического развития территории. Точнее, части прогноза социально-экономического развития. К тому же проекты бюджетов бюджетной системы в РФ формируются, как правило, именно на трёхлетний период.

«По 2012 году
у нас контрактов заключено на
8,4 трлн
рублей.
Это, между прочим, более
13%
от ВВП
»

Процесс формирования плана закупок не может быть отделён от процесса формирования прогноза социально-экономического развития и процесса составления бюджета, поскольку он базируется на его показателях и конкретных бюджетных ассигнованиях, которые предусматриваются в рамках любого закона о бюджете любого уровня.

Таким образом, план закупок, наконец, «нашёл» проект бюджета. При определении потребности в каких-то товарах, работах, услугах заказчики, базируясь на документах высшей силы, например государственных и мунципальных программах, на стадии формирования плана «встречаются» с бюджетными ассигнованиями. То есть с теми ресурсами, которые они могут позволить себе потратить.

Кирилл Степанов

Следующие ключевые вещи – антидемпинговые меры при проведении конкурсов и аукционов. Не секрет, что в настоящее время не все поставщики обоснованно и объективно, участвуя в тех или иных процедурах и снижая цену достаточно существенно, имеют экономические и финансовые возможности исполнить контракт.

Существует много манипуляций: предлагая в своих заявках цену, по которой объективно тот или иной контракт не может быть исполнен, выигрывая в итоге эти процедуры, они пытаются контракты на субподряде перепродать другим участникам. Идёт давление, в первую очередь на промышленный сектор. Причём если эти контракты не исполняются, они просто могут бросить их исполнение, не довести до конца.

– Но какие-то санкции к ним будут применены?

– Судебная практика показывает, что рассмотрение вопроса о возмещении убытков заказчика может длиться годами. Страдает оперативность осуществления закупок, не достигаются цели, которые стоят перед заказчиками. А цели абсолютно разные. В том числе это и строительство различных социальных учреждений, автомобильных дорог, обеспечение медицинским оборудованием, лекарственными препаратами и т.д.

Антидемпинговые меры, имеющиеся в 44-м законе, направлены как раз на то, чтобы минимизировать риски для потенциального невыполнения контрактов поставщиками, которые необоснованно снижают свои цены. Эти антидемпинговые меры должны действовать вкупе со следующим принципиальным положением закона: более детальными требованиями к обеспечению исполнения контракта.

Как вид обеспечения исполнения контракта, предусмотрены банковская гарантия либо денежные средства. В 44-м законе установлено введение реестра банковских гарантий, установлены условия, которые должны быть в банковской гарантии.

Антидемпинговые меры, которые предусматривают увеличение в 1,5 раза обеспечения исполнения контракта в случае если цена снижается на 25% и более от начальной цены, должны придать финансовому обеспечению исполнения контрактов более действенную силу и запустить антидемпинговый механизм.

Четвёртая ключевая норма нового закона – это реальный механизм по закупкам высокотехнологичной инновационной продукции. Это отдельный способ закупок продукции: конкурс с ограниченным участием.

Новое в законе – нормирование в сфере закупок. Это связано с вопросами, которые часто обсуждаются сегодня, в частности по ограничению закупок дорогостоящих автомобилей для чиновников.

Нормирование – это установление предельных цен товаров, работ и услуг и требований к характеристикам этих товаров, работ, услуг, которые не позволят закупать товары, содержащие явно избыточные потребительские свойства.

Инновации
«Ключевая норма нового закона – это реальный механизм по закупкам высокотехнологичной инновационной продукции»

– «Избыточные» – не очень конкретное определение…

– На уровне законодательного регулирования правоотношений следует понимать, что закон – это не инструкция. Закон направлен на регулирование отношений. В законе, по крайней мере, сказано, что нормирование должно быть, в чём заключается это нормирование и каков механизм реализации этой нормы закона. Это правила нормирования, требования к отдельным товарам, работам, услугам, которые установит Правительство, а также органы государственной власти и органы местного самоуправления.

– Установит на уровне подзаконных актов?

– Конечно. При этом получается двойная система: правительство урегулирует порядок нормирования, то есть установит общие правила, а также ряд общих требований к товарам, работам, услугам. Государственные и муниципальные органы, в свою очередь, имеют право устанавливать свои требования к нормированию, в том числе на уровне субъектов РФ и муниципальных образований, которые при этом, конечно, не должны противоречить требованиям, которые установлены на уровне правительства.

Следующая ключевая норма – обоснование закупок. Закон говорит, что каждая закупка, которую планирует заказчик, должна быть обоснована с точки зрения ее соответствия исполнительно-распорядительным документам высшего уровня власти. Например, государственным программам.

Это решается именно на стадии планирования, а на краткосрочной стадии подготовки планов-графиков обоснования детализируются и уточняются.

Правила обоснования также должны быть установлены правительством.

– То есть пока эти правила ещё не разработаны?

– Да. Очень важно понять, что в законе специально предусмотрены этапы вступления в силу его положений, иначе 1 января 2014 года случился бы коллапс. Мы ожидаем, что именно этапность, постепенность внедрения контрактной системы в России в целом и в деятельности каждого заказчика в частности позволит более взвешенно подойти к реализации всех механизмов, заложенных в законе.

Разработан план мероприятий по реализации №44-ФЗ. До конца года нам нужно выполнить 49 пунктов этого плана. Мы стараемся строго придерживаться графика.

Кирилл Степанов
«Разработан план мероприятий по реализации №44-ФЗ. До конца года нам нужно выполнить 49 пунктов этого плана»

– Как вы можете оценить «антикоррупционный потенциал» нового закона?

– Знаете, этой весной на Форуме-выставке «Госзаказ» об этом говорил прежний Министр экономического развития России Андрей Рэмович Белоусов.

Тогда он отметил: если в идеальном варианте будут выполнены все мероприятия, которые предусмотрены и направлены на развитие контрактной системы (заработают все нормы Закона), то пределы коррупционных проявлений будут практически сведены к нулю.

Конкретные нормы, которые работают против коррупции, – это обоснование закупок, нормирование закупок, сокращение перечня и случаев закупок у единственного поставщика, работа единой информационной системы, которая в автоматизированном режиме предусматривает контроль за осуществлением закупки от стадии планирования до исполнения.

Это система контрольных органов, выстроенная и прописанная в законе, где чётко определена компетенция каждого контрольного органа. Я бы ещё добавил как антикоррупционную норму невозможность заключения контракта с единственным поставщиком в случае если по результатам процедуры на твою закупку никто не пришёл либо никто не допущен, как это сейчас есть в 94-м Законе.

– Интересно, насколько активное участие принимали в обсуждении проекта 44-го закона представители бизнеса? Не был ли этот процесс формальным, как это ещё нередко случается?

– Конечно, принимали участие. Я помню тот долгий период, начиная с сентября прошлого года и заканчивая мартом этого года, когда мы готовили законопроект ко второму чтению.

У нас была создана рабочая группа на площадке Государственной Думы. Мы по нескольку раз в неделю работали до глубокой ночи, рассматривали все предложения. При этом большинство участников наших совещаний в рамках рабочей группы составляли не депутаты или чиновники, а представители ведущих объединений бизнеса, которые очень активно отстаивали свою точку зрения по тем или иным положениям закона. И очень много поправок было учтено.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что, учитывая объём, сложность закона, после начала его практического применения какие-то вопросы неизбежно ещё будут возникать. Что-то будет требовать корректировки. Ничего в этом страшного нет – это обычный рабочий процесс. И к мнению бизнеса мы обязательно будем прислушиваться – оно очень важно для нас.

«Учитывая объём, сложность закона, после начала его практического применения какие-то вопросы неизбежно ещё будут возникать»

– Не раз уже приходилось слышать опасения, что для эффективного функционирования создаваемой контрактной системы нужны специалисты. Которых сейчас нет. Это действительно проблема?

– Во всяком случае, вопрос, требующий пристального внимания. Мы это прекрасно понимаем. Нами и Минобрнауки создана рабочая группа. Её задача – обеспечить подготовку специалистов в сфере закупок. Задача, на самом деле, двуединая. Первая задача – это оперативное разъяснение положений закона. Делается это нашими силами, с привлечением тех экспертов, которые разбираются в Законе, путём проведения очных семинаров и вебинаров. Например, трёхдневный семинар для представителей органов исполнительной власти субъектов и органов местного самоуправления мы провели недавно в Воронове. Вебинары проходят для специалистов федеральных органов исполнительной власти и иных заказчиков, в том числе на Всероссийском информационно-образовательном портале о контрактной системе «Азбука госзаказа» (сайт «азбукагосзаказа.рф»).

Вторая задача – как раз формирование системы подготовки специалистов. Это разработка программ профессиональной переподготовки и повышения квалификации. В соответствии с новым законом «Об образовании» такие программы готовятся самостоятельно образовательными учреждениями.

Но существует риск, что образовательные учреждения, которые не находятся внутри процесса, для которых эта тема не является ключевой, могут не до конца разбираться в тонкостях, заложенных в нормах Закона. Есть дух закона, есть буква закона. Важно их совместить.

В рамках рабочей группы мы готовы эти образовательные программы рассматривать. Мы не имеем права их согласовывать или не согласовывать. Это остаётся на усмотрение образовательного учреждения. Но что-то посоветовать, дать некие рекомендации, некий эталон программы, которому лучше следовать, мы можем.

– Сколько специалистов понадобится в 2016 году?

– Максимально – 800 тысяч. Хотя это не наша оценка. Просто взяли количество всех заказчиков, специализированных организаций. Посмотрели, сколько в среднем людей работает у этих заказчиков в их, назовем условно, контрактных подразделениях, которые сейчас занимаются формированием заказа и его размещением. Вот получилась такая цифра, на мой взгляд, достаточно реальная. Государственный и муниципальный заказ – очень большой. По 2012 году у нас контрактов заключено на 8,4 трлн рублей. Это, между прочим, более 13% от ВВП.

Поэтому учиться надо. Со своей стороны, мы проводим семинары, участвуем в конференциях. У нас запланировано восемь конференций в федеральных округах, где основной аудиторией как раз должны стать специалисты в сфере заказов.

Кадровая проблема, повторюсь, стоит достаточно остро, но она решаема. Как и остальные вопросы, связанные с внедрением контрактной системы. Уверен, что она будет по-настоящему эффективной.


Кирилл СтепановСтепанов Кирилл Игоревич,

директор департамента развития контрактной системы Министерства экономического развития России

Родился 8 июля 1975 г. в г. Семипалатинске.

В 1997 году окончил Военный университет по специальности «иностранный язык», в 2001 г. – Московскую государственную юридическую академию по специальности «юриспруденция».

В 2003 г. прошёл профессиональную переподготовку в Российской академии государственной службы при Президенте РФ по направлению «государственное регулирование рыночной экономики».

В 1999–2001 гг. – помощник генерального директора патентно-правовой фирмы.

В 2001–2003 гг. – ведущий специалист, главный специалист, заместитель начальника отдела департамента регулирования предпринимательской деятельности Минэкономразвития России.

В 2003–2004 гг. – специалист-эксперт Аппарата Правительства РФ.

В 2004–2012 гг. – консультант, советник, заместитель начальника отдела, начальник отдела развития конкуренции и предпринимательства Департамента экономики и финансов Правительства РФ.

С августа 2012 г. – директор Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития России.

С мая 2013 г. – директор департамента развития контрактной системы Минэкономразвития России.

Награжден почётной грамотой Аппарата Правительства РФ, Благодарственным письмом Председателя Правительства РФ.

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости