Иосиф Кобзон: «Молодёжи нужна востребованность!»

Певец, чей голос стал одним из символов последних десятилетий существования Советского Союза, а затем и России. Артист, которому удалось совместить, казалось бы, несовместимое – официальное признание и любовь миллионов слушателей. Живая легенда советской и российской эстрады, человек, наделённый недюжинным талантом, помноженным на феноменальное трудолюбие. Это всё – о нём, об Иосифе Кобзоне. Приехав к нему на интервью раньше назначенного времени, мы с фотокорреспондентом Станиславом Тихомировым наблюдали нескончаемый поток журналистов из других изданий. Поэтому первый вопрос, который я задала Иосифу Давыдовичу, был следующим: «Это у вас каждый день так?»

– Бывает. Сегодня были «Московские новости» и ребята из МИТРО.

– Вы не устаёте от этого?

– Кто-то стремится к популярности, кто-то страдает от популярности, а кто-то из нормальных людей не обращает на это никакого внимания. Говорят: «Как ты можешь ходить по набережной, когда на тебя там все глазеют и подходят сфотографироваться, автографы просят». Я отвечаю: «Спасибо. Значит, людям это интересно». Я получаю самую большую почту в Думе, но, слава богу, среди писем нет ни одного негативного или оскорбительного.

«Я приезжал каждый год с концертом, и каждый год я ходил по палатам тяжелораненых в медсанбатах и госпиталях»

Я считаю, тот репертуар, который мне удалось за полвека спеть со сцены, даёт такие основания. Я разговаривал с людьми, я признавался в любви, я призывал людей к чувствам.

Говорят: «Надо же, как вы после 1990 года не потеряли свою публику». Но я ведь ничего не менял. Ничего не нужно менять, если ты убеждён в том, что профессия, которую ты любишь, которую ты избрал, необходима, востребованна и актуальна сегодня. Поэтому я не терял ни своих слушателей, ни свой репертуар, ни своей любви к профессии.

– Ваш репертуар о базовых жизненных ценностях, которые априори не должны меняться, но нет ли у вас ощущения, что у современных молодых людей приоритеты всё-таки сменились?

– Вы знаете, я первым приехал в Афганистан. Как вы понимаете, в Афганистане служили молодые ребята – наши дети в возрасте 19–20 лет. Они любили Талькова, Градского, впоследствии – Газманова и т.д. Я прекрасно понимал, что воспитывать их не нужно. Их и без Кобзона воспитывают. Первое выступление было не концертом, а творческой встречей. Я построил её в виде разговора: как будто бы мы были в семейном кругу. Ребята сидели на БТРах и на земле. Нас окружили охраной, и я им пел. Кобзон не был кумиром. Но Кобзон был голосом Родины и языком Родины с ними разговаривал.

И я приезжал каждый год с концертом, и каждый год я ходил по палатам тяжелораненых в медсанбатах и госпиталях. Я давал во дворе медсанбата концерт, а к тем, кто не мог выйти – без рук, без ног или с завязанной головой, я подходил лично. И каждый раз я себе говорил: «Всё, больше никогда!» А потом приходили письма, звонки: «Приезжай, пожалуйста. Ребята очень хотят». И я опять уезжал туда. Появилось много друзей-афганцев, появились песни афганские. Так и строились встречи, так и строился репертуар. Я так жил. Это мой жизненный опыт.

– Какое главное правило вы вынесли из этого жизненного опыта?

– Я всегда говорю: «самая большая ошибка в жизни – это стремление к популярности»: ой, скорее бы у меня автографы брали, чтобы меня узнавали на улице, по телевидению показывали. Понимаете, люди должны самозабвенно любить свою профессию, любить свою музыку. Если это театральный артист – театр. Если это художник – живопись. Знать эту профессию и увлечённо трудиться! Не ждать, пока тебе дадут звание заслуженного, народного. Всё само придёт. И популярность придёт, если ты успешно работаешь.

– Согласитесь, сегодня трудолюбия и любви не всегда хватает артистам для признания. Почему так происходит?

– Элементарное условие, чтобы артист появился перед аудиторией, кроме его любви и таланта от бога, – это песня. Почему-то они все стремятся к новым песням, а я всем своим студентам говорю: «Ходите в библиотеку, берите антологию отечественной песни – и советской, и народной. Там столько ещё песен, с ума сойти можно! И не пойте, пожалуйста, песни “на слова”. Пойте “на стихи!”».

Ведь я застал «эпоху ренессанса», когда я пел на стихи сначала «старших» поэтов – Ошанина, Долматовского, Матусовского. Потом – Гамзатова, Рождественского, Вознесенского, Евтушенко, Ваншенкина, Окуджавы.

Я пел песни на стихи выдающихся поэтов и на музыку выдающихся композиторов, а сейчас я не знаю, что они поют. Вот мне говорят: «Вы ханжа». Я не ханжа! Я люблю красивых женщин, я люблю голых и раздетых, если это соответствует…

– Погоде?

– Нет. (Улыбается.) Жанру. Я не о пошлости говорю. Если выходит красивая женщина на сцену, в меру оголённая, то на неё приятно смотреть. Но когда специально выставляются напоказ части тела, чтобы привлечь внимание, а за этим не стоит ничего – это ужасно.

– А если всё-таки что-то стоит, и песни хорошие, и талант есть?

– Сегодня на культуру финансирование отсутствует в принципе. В частности – на эстрадную культуру. В итоге молодые артисты сами пишут песни. Ещё нужно снять клип, заказать эфирное время, подготовить номер. За всё это нужно платить. Ну нет у бедного талантливого певца или певицы средств! Значит, нужно: а) чтобы тебя опекал город, в котором ты живёшь, б) чтобы тебя опекал любовник или любовница. Да, именно так! Сейчас мы их ласково называем «спонсоры». Плюс к этому сегодня отсутствуют концертные залы. Снесли «Россию», Колонный зал отдали профсоюзам Москвы. Новые залы не построили. Вот появился телевизионный конкурс «Голос». Он привлёк колоссальное внимание. Но где эти исполнители, где? Они не могут выступить завтра в «Олимпийском», в «Крокусе», а малых залов нет. Как помочь молодым исполнителям? Помочь им легко и просто – надо выделить средства и обратить на них внимание. Построить для них концертные залы или переоборудовать невостребованные театральные залы.

«Ничего не нужно менять, если ты убеждён в том, что профессия, которую ты любишь, которую ты избрал, необходима, востребованна и актуальна сегодня»

Почему бы не сделать в спальных районах культурные центры и не дать возможность молодым выступать, чтобы они себя проявляли? Глядишь, мы и заметим какую-нибудь звёздочку. А вы говорите про молодёжь. Молодёжи нужны именно такие вещи. И это речь идёт о Москве, Санкт-Петербурге. Я не говорю уже про Урал, Сибирь и Дальний Восток. Там вообще затишье, завал. Есть либо кабак какой-нибудь, либо ночное заведение. Как удержать в Сибири молодёжь, чтобы она не ехала в Москву? Или мой Забайкальский округ как удержать? 70 тысяч человек ежегодно покидают Забайкалье. Как их удержать, чем? Удержите их вниманием, востребованностью. Пока этого нет, молодёжь смотрит телевизор, а там праздничные программы, которые ведёт Басков или ещё кто-то. Они смотрят: «Живут же люди, а? Живут наши сверстники, а мы здесь прозябаем». И пьют. Наркомания, алкоголизм, проституция. Об этом американцы мечтают – чтобы у нас ничего не менялось. Не надо воевать с Россией. Россия сама себя убивает. Женя, это беда страны. Беда, что не даём чувство востребованности молодёжи, что не помогаем ей. Обязательно нужно преподавать историю. Сейчас мы её не преподаем. Вот Зураб Церетели открыл в Рузе памятник Зое Космодемьянской. Ученики спрашивают: «Кому-кому? А кто это такая?» Они не знают, кто такая Зоя Космодемьянская. Они не знают, кто такой Александр Матросов, Алексей Маресьев. Они скоро перестанут знать, кто такой Гагарин. Что такое человек, живущий сегодня без духовной культуры? Это пьяница, наркоман! Что такое пьяница и наркоман? Пьяница – это человек, разрушающий семью. Человек, который совершает уголовное преступление в нетрезвом состоянии. Человек, который убивает, будучи за рулём, нормальных прохожих. Что такое наркоман? Это человек, который уничтожает свою семью. Он тащит всё из дома, а когда из дома всё вытащено, он ворует на улице.

Как мы с этим боремся? Когда хватаем, сажаем. А в Китае – на площадь и расстреливают. И правильно делают! Раньше такого не было. Не надо говорить о том, что в Советском Союзе всё было плохо. Было плохо, но не всё. Мы с вами говорим о том, как помочь молодым исполнителям. Но как помочь, если наша молодёжь поёт «музыка моя, слова мои». Когда мы говорим о художественных советах, которые раньше были, они говорят: «Ну, эта цензура нам не нужна. В наше время демократия и рынок». Это разные вещи: цензура и художественный совет.

В художественный совет входили композиторы, поэты, исполнители, которые рекомендовали необходимый репертуар. У каждого исполнителя был репертуарный паспорт. До этого даже доходило! Какие-то полезные вещи можно и нужно было перенять.

Кто это мог делать и пропагандировать? Единая молодёжная организация. Не нравится вам название «комсомол», называйте как угодно – гагаринец, гвардеец. Как хотите, так и называйте, но одна организация, которая будет держать молодёжь и востребовать, бороться за неё, должна существовать.

«Самая большая ошибка в жизни – это стремление к популярности»

– С другой стороны, путём лишь создания очередной организации результата не достичь. Должно сформироваться соответствующее гражданское общество, для которого данная организация должна быть очевидным инструментом. И оно будет постепенно формироваться. Да, молодёжь спивается и является невостребованной, но в то же самое время появляется всё больше предпринимательских инициатив, стартапов в малом бизнесе, общественных и благотворительных движений, инициаторы которых находят для себя эту востребованность сами.

– Вы понимаете, энтузиасты существовали всегда, мы же говорим об отсутствии выработанной государственной молодёжной политики в целом. В том числе и об отсутствии поддержки малого и молодёжного предпринимательства. Бизнес сегодня связан с таким бюрократизмом, с такой волокитой, с такими административными нагрузками, что никто не хочет им заниматься честно и никто не хочет честно платить налоги.

Вот недавно Нарышкин Сергей Евгеньевич проводил в областном городе Жостове совещание прямо на Жостовской фабрике, которая подносы расписные делает, знаете? Выступал руководитель народного промысла, который рассказывал страшные, на мой взгляд, вещи. Он говорит: «Как мне сохранить это уникальное, фантастическое национальное народное творчество, как сделать так, чтобы мастера и художники не разбежались по квартирам? Мне нужно им платить достойную зарплату. Их продукция должна быть востребованна. Ей должно быть придано внимание. Когда мы устраиваем раз в году на Красной Пресне выставку “Ладья”, куда стекаются все народные промыслы страны, на неё приходят иностранцы и с ума сходят от восторга! Почему мы всего этого не видим в нашей собственной стране?

60% я должен платить суммарных налогов, а 40% мне остаётся на зарплату. Ну не хотят эту нищенскую зарплату получать профессионалы-художники», – говорит этот директор.

В итоге получается, что художники «уходят домой», где делают вроде то же самое, но теряется традиция, теряется культура, теряется профессионализм. Да уже потерян! Мы уже и варежки скоро разучимся вязать. Этому нужно придать значение!

«Надо бороться с законами, которые дают по рукам тем, кто собирается нарушать их и собирается заниматься коррупцией»

В сентябре началась новая осенняя сессия в Государственной Думе. Сергей Евгеньевич обещал разработать закон по поддержке малого бизнеса. Всё это взаимосвязано. Бизнес и налогообложение – это неотделимые вещи. Имеет ли смысл заниматься бизнесом, если ты налоги оплачиваешь больше, чем зарабатываешь? Тогда надо воровать и не платить!

Почему наши артисты не платят налоги? Все гонорары они получают в конвертах! Однажды я пришёл к Сердюкову, который тогда ещё был в налоговой полиции. Когда я к нему пришёл, то сказал: «Я пришёл и принёс 100 тысяч долларов». Он говорит: «Не понял, что это такое?» Я его успокаиваю: «Да это не взятка. Я хочу заплатить налоги». Он: «Понятно. А где вы их получили?» Я отвечаю: «Какая вам разница?» Он: «Понимаете, я у вас не могу взять налоги, потому что мне нужно сначала оформить документы от того, кто вам дал эти деньги, потом от вас заявление нужно – сколько вы получили. После этого я смогу брать налоги». Я говорю: «Тогда оставайтесь без налогов, а я с этими деньгами ухожу к себе домой».

Мы хотим бороться с коррупцией, а как мы с ней можем бороться с такими законами? Идут к чиновнику – дают ему взятку и добиваются нужного результата. Потом вдруг ловят то мэра какого-нибудь городка, то какого-нибудь руководителя департамента и говорят: «мы боремся с коррупцией». Надо бороться с законами, которые дают по рукам тем, кто собирается нарушать их и собирается заниматься коррупцией. Обязательно во всём нужен профессионализм. Есть какие-то выработанные каноны в бизнесе – и в большом, и в среднем, и в малом. Бизнес должен опираться на законы, и не более того.

Нам ещё нужно многое сделать и для культуры, и для предпринимателей, и для промышленников. Особенно ваш папа, Александр Николаевич, знает, сколько потеряла наша промышленность предприятий. А наши несчастья в моём любимом космосе, которые стали происходить, – стали падать ракеты… Вы понимаете, это всё от отсутствия строжайшего контроля и от отсутствия законов, предусматривающих комфортные условия для развития бизнеса.

– Но шанс же есть, что эти условия появятся?

– Вы знаете, у меня растёт семеро внуков. Их любят сверстники, значит, они хорошие ребята. Значит, они дружелюбные и отзывчивые. Конечно, хотелось бы, чтобы они жили в хорошей стране. Мне так хочется, чтобы они выросли и не было повода ругать деда за то, что он им оставил не такую страну. Поэтому я очень стараюсь, чтобы эти условия появились!

В сентябре началась новая осенняя сессия в Государственной Думе. Сергей Евгеньевич обещал разработать закон по поддержке малого бизнеса. Всё это взаимосвязано. Бизнес и налогообложение – это неотделимые вещи. Имеет ли смысл заниматься бизнесом, если ты налоги оплачиваешь больше, чем зарабатываешь? Тогда надо воровать и не платить!

Почему наши артисты не платят налоги? Все гонорары они получают в конвертах! Однажды я пришёл к Сердюкову, который тогда ещё был в налоговой полиции. Когда я к нему пришёл, то сказал: «Я пришёл и принёс 100 тысяч долларов». Он говорит: «Не понял, что это такое?» Я его успокаиваю: «Да это не взятка. Я хочу заплатить налоги». Он: «Понятно. А где вы их получили?» Я отвечаю: «Какая вам разница?» Он: «Понимаете, я у вас не могу взять налоги, потому что мне нужно сначала оформить документы от того, кто вам дал эти деньги, потом от вас заявление нужно – сколько вы получили. После этого я смогу брать налоги». Я говорю: «Тогда оставайтесь без налогов, а я с этими деньгами ухожу к себе домой».

Мы хотим бороться с коррупцией, а как мы с ней можем бороться с такими законами? Идут к чиновнику – дают ему взятку и добиваются нужного результата. Потом вдруг ловят то мэра какого-нибудь городка, то какого-нибудь руководителя департамента и говорят: «мы боремся с коррупцией». Надо бороться с законами, которые дают по рукам тем, кто собирается нарушать их и собирается заниматься коррупцией. Обязательно во всём нужен профессионализм. Есть какие-то выработанные каноны в бизнесе – и в большом, и в среднем, и в малом. Бизнес должен опираться на законы, и не более того.

Нам ещё нужно многое сделать и для культуры, и для предпринимателей, и для промышленников. Особенно ваш папа, Александр Николаевич, знает, сколько потеряла наша промышленность предприятий. А наши несчастья в моём любимом космосе, которые стали происходить, – стали падать ракеты… Вы понимаете, это всё от отсутствия строжайшего контроля и от отсутствия законов, предусматривающих комфортные условия для развития бизнеса.

– Но шанс же есть, что эти условия появятся?

– Вы знаете, у меня растёт семеро внуков. Их любят сверстники, значит, они хорошие ребята. Значит, они дружелюбные и отзывчивые. Конечно, хотелось бы, чтобы они жили в хорошей стране. Мне так хочется, чтобы они выросли и не было повода ругать деда за то, что он им оставил не такую страну. Поэтому я очень стараюсь, чтобы эти условия появились!

Слева направо: Арнелла – дочь Натальи, супруга Нинель Михайловна, Джозеф – сын Натальи, дочь Наталья, Идель – дочь Натальи, Мишель – дочь Натальи, Полина – дочь Андрея, Юрий – муж Натальи

Кобзон Иосиф Давыдович,

Кобзон Иосиф Давыдович,

российский эстрадный певец, педагог, бизнесмен, депутат Госдумы РФ от партии «Единая Россия», общественный деятель.

Родился 11 сентября 1937 г. в г. Часовом Яре Донецкой области Украинской ССР.

В 1956 г. окончил отделение разведочного бурения Днепропетровского горного техникума, после чего устроился работать помощником моториста буровой установки.

В 1956–1959 гг. служил в рядах Советской Армии; в конце второго года службы был приглашён в ансамбль песни и пляски Закавказского военного округа.

В конце 1950-х гг. поступил в Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных (с 1992 г. – Российская академия музыки им. Гнесиных), однако прервал обучение, начав активно выступать на сцене. В 1959 г. стал солистом Всесоюзного радио, в 1962 г. – солистом гастрольно-концертного объединения «Москонцерт». Выпускником института им. Гнесиных певец стал уже будучи популярным, в 1973 г.

С 1984 по 1997 г. являлся художественным руководителем вокально-эстрадного отделения кафедры вокалистов Российской академии музыки им. Гнесиных.

В 1985 г. занял пост вице-президента по гуманитарным вопросам Ассоциации «XXI век». В 1989 г. стал солистом и художественным руководителем концертно-зрелищной дирекции «Москва».

В 1993 г. занял пост советника по культуре мэра Москвы Юрия Лужкова.

В сентябре 1997 г. был избран депутатом ГД РФ по Агинскому Бурятскому избирательному округу.

В 1998 г. вошёл в состав центрального совета общественно-политической организации «Отечество».

В декабре 1999 г. певец вновь стал депутатом ГД РФ по Агинскому Бурятскому округу №215. В парламенте Иосиф Кобзон вошёл в состав группы «Регионы России» и занял пост заместителя председателя Комитета по культуре и туризму ГД РФ.

В декабре 2001 г. был избран лидером Российской партии мира (РПМ).

7 декабря 2003 г. вновь был избран депутатом ГД РФ по Агинскому Бурятскому одномандатному округу. В парламенте IV созыва вошёл в состав фракции «Единая Россия» и занял пост председателя Комитета по культуре Госдумы РФ.

В сентябре 2007 г. вступил в партию «Единая Россия».

В 2011 г. снова был избран по спискам «Единой России» от Забайкальского края депутатом ГД РФ VI созыва.

Иосиф Кобзон занесён в Книгу рекордов России как самый титулованный артист страны. Иосиф Кобзон – почётный гражданин 29 городов России и стран СНГ.

Иосиф Кобзон избран Почётным гражданином города Москвы – 24-м за последние 140 лет.

Женат третьим браком на Нинели Михайловне Кобзон (в девичестве Дризина, 1950 г.р.). Имеет двоих детей – сына Андрея (1974 г.р.) и дочь Наталью (1976 г.р.), пять внучек и двоих внуков.

1954 г. В Доме спорта в Днепропетровске

1957 г. Закавказский военный округ

Съезд профсоюзов СССР

1964 г. С Юрием Алексеевичем Гагариным в Звёздном городке

В Афганистане

1974 г. С супругой Нинель Михайловной и первенцем Андреем

1981 г. В кругу семьи

С супругой Нинель Михайловной и внуком Джозефом

С Владимиром Владимировичем Путиным в «Меркурий-клубе»

С Владиславом Александровичем Третьяком

С Владимиром Вольфовичем Жириновским на концерте по случаю 60-летнего юбилея в Государственном Кремлёвском дворце

Патриарх Алексий II вручает Иосифу Давыдовичу Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени

1998 г. С Бабу-ламой в Агинском Бурятском автономном округе

На юбилее у Геннадия Андреевича Зюганова

С начальником – художественным руководителем Академического ансамбля песни и пляски ВВ МВД России Виктором Петровичем Елисеевым, Ким Чен Иром и супругой Нинель Михайловной