Аркадий Злочевский: «Я предпочитаю отечественные продукты»

Нередко после посещения продовольственного магазина мы какое-то время пребываем в плену сомнений: правильный ли выбор сделали. Или испытываем чувство неудовлетворения качеством каких-либо продуктов, их вкусом. Вопросы возникают. Ответы на них могут дать только специалисты. Такие, например, как Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, который в продовольственной тематике с полным правом может позиционировать себя в качестве грамотного потребителя.

– Аркадий Леонидович, принято считать, что хлеб – всему голова. С хлеба и начнём. Почему тот хлеб, который мы покупаем в магазинах, стал таким невкусным?

– Есть несколько причин. Главная – особенности ценообразования. Власть (причём на всех уровнях) «давит» на цены. Не дай бог, на копейку поднимется цена булки хлеба – это уже скандал. При этом издержки производителей никто не тормозит. А они растут, а следовательно, повышается себестоимость хлеба. В этих условиях единственный выход хлебопёка – жертвовать качеством. Приходится покупать дешёвую муку, то же самое – с другими составляющими: маслом, сахаром. Идут на нарушение рецептуры, попросту не докладывая необходимые продукты. В результате хлеб таким вот и получается, нередко просто ужасного качества.

«Хлебопёки просто вынуждены жертвовать качеством для собственного выживания, сохранения хоть какой-то рентабельности производства»

Впрочем, эта причина – основная, но далеко не единственная. Например, за последние лет 20 появилось огромное количество мини-мельниц. Государство практически утратило контроль за деятельностью мельничного оборудования, производства. Было отменено лицензирование. В результате это привело к тому, что мельницы начали ставить при элеваторах, при хозяйствах. Где только их нет! В основном это мини-мельницы, которые не отвечают требованиям по очистке зерна, в первую очередь. Мука там получается с различными примесями, добавками. Там нет входного, выходного контроля. А мы уже производим больше 30% муки на таких «предприятиях». Часть её не отвечает даже элементарным требованиям безопасности, не говоря уже о качестве.

Ещё одна причина – уровень компетентности сегодняшних специалистов-хлебопёков. Разрушена система подготовки кадров, нет поддержки профессионального образования в этой сфере. В результате квалификация специалистов, которые работают в пекарнях, на хлебозаводах, оставляет желать лучшего. Они иногда просто не владеют в совершенстве технологиями и нарушают технологические процессы. Найти сегодня по-настоящему умелого специалиста в этой области – огромная проблема. Тем более что условия труда хлебопёков очень тяжёлые. Температура воздуха у печи – под 60 градусов. Никакие кондиционеры тут не помогут.

В общем, имеет смысл говорить о целом комплексе причин низкого качества хлеба. Но, повторюсь, главная – то, что хлебопёки просто вынуждены жертвовать качеством для собственного выживания, сохранения хоть какой-то рентабельности производства.

– Естественный вопрос: что делать?

– Во-первых, надо отказаться от этого устаревшего уже лозунга, который вы упомянули: «Хлеб – всему голова». Потому что когда он много лет назад входил в употребление, значение имел совсем другое. Под хлебом подразумевалось зерно, зерновое производство и всё, что с ним связано. А у нас, в сегодняшнем понимании, всему голова – булка хлеба. Которая, кстати, в стоимостном выражении занимает всего 2,5% потребительской корзины.

А мы же сдерживаем цены именно на хлеб, считая, что это социальный фактор, что для малоимущих хлеб – основной продукт питания. Это неправда. Сейчас средний россиянин тратит на хлеб 120–130 рублей в месяц.

Если на это будет уходить 200 рублей, никакой трагедии не произойдёт. В конце концов, компенсировать из бюджета такое повышение цен малоимущим – не проблема.

Поэтому нам надо отказаться от сдерживания цен на хлеб.
Надо дать им возможность спокойно и нормально дорасти до каких-то хотя бы близких к общемировым значений. Это единственно возможный рецепт для восстановления ситуации с качеством хлеба.

Злочевский
«У нас 20 линий ГМО, зарегистрированных
в Минздраве и Минсельхозе
»

– Продолжая разговор о качестве того, чем мы питаемся, хочется обратиться к нашумевшей уже теме использования ГМО. Каковы риски их распространения? Как широко представлены продукты, содержащие ГМО, на прилавках российских магазинов?

– Моя точка зрения выглядит таким образом. Необходимо наладить систему контроля за распространением ГМ-продукции, ибо таких систем у нас нет. Контроль за использованием присутствует, пусть и не всегда, по-моему, разумный. А вот систем контроля за распространением на нашей территории мы не имеем вообще. Сама по себе позиция государства в этом вопросе выглядит достаточно странно. У нас 20 линий ГМО, зарегистрированных в Минздраве и Минсельхозе. Мы ввозим и на пищевые, и на кормовые цели такую продукцию, произведённую не на нашей территории. При этом запрещаем у нас сеять и производить такую продукцию.

Было бы логично, по крайней мере, если бы мы запрещали и ввозить, провозгласили бы нашу страну «территорией, свободной от ГМО». Тогда была бы хоть какая-то логика.

В результате запрет приводит к тому, что у нас и сеют, и производят такую продукцию, но нелегально. По нашим оценкам, под это занято уже свыше 400 тыс. гектаров. Имеются в виду посевы кукурузы, рапса, сои…

«Квалификация специалистов, которые работают в пекарнях, на хлебозаводах, оставляет желать лучшего. Найти сегодня по-настоящему умелого специалиста в этой области – огромная проблема»

Пекарь

Это всё распространяется вне систем контроля. А это неправильно с точки зрения как раз тех рисков, которые возникают при неконтролируемом распространении. Самый главный, основной риск – это так называемый эффект резистентности. Это вообще очень большая, сложная тема. Не буду вдаваться в детали. Суть в том, что выращивание ГМ-культур требует очень чёткого соблюдения соответствующих технологий. Если их не соблюдать, последствия могут быть очень серьёзными. Это риски и для окружающей среды, и для разработчиков, которые вкладывают в выведение новых ГМ-сортов огромные средства.

Поэтому я считаю, что в первую очередь нам надо наладить систему контроля за распространением. Вот это самое главное. А для этого, хотим мы или не хотим, придётся нормировать посевы. То есть разрешить сеять на нашей территории. Отказаться от потребления мы не в состоянии – как бы ни хотелось кому-то, но это невозможно. Если мы прекратим, например, завозить на территорию страны ГМ-соевый шрот – значит, будем завозить мясо, выращенное на ГМ-соевом шроте. Есть реалии, которые невозможно не учитывать.

– Но ведь сколько раз доводилось слышать, что потребление продуктов с ГМО – риск. Что есть угроза генных мутаций. Что их безопасность не доказана…

– Чушь. Не доказана опасность. А безопасность доказана в каждой стране, которая разрешает использование в ходе испытаний. Так выглядит процедура регистрации везде, в том числе и у нас. Испытания проводятся как раз в целях обеспечения безопасности. Плюс к этому есть, например, доклад ВОЗ, опубликованный ещё в 2005 году. Это результат 10-летних исследований проблемы учёными разных стран, медиками. 

Цель доклада: исследовать воздействие ГМ-пищи на организм человека. Вывод доклада: не существует ни одного риска потребления человеческим организмом ГМ-пищи, отличной от потребления традиционных аналогов. Понимаете? Потребление – это очень специфическая сфера. Речь идёт о том, что ГМ-пища, по сравнению с традиционными аналогами (а именно это исследовалось), никаких дополнительных рисков не несёт. Все риски – те же самые, что и в традиционной пище. И за те годы, что минули после обнародования этих выводов, никаких доказательств опасности ГМО не появилось.

Злочевский
«При производстве свёклы используется от 14 до 20 видов различных ядохимикатов. А при производстве ГМ-свёклы требуется один препарат»

– Хорошо. Вы лично при наличии выбора какой продукт купите в магазине – содержащий ГМО или без их использования?

– Я, наверное, могу себя считать грамотным потребителем, достаточно информированным по продовольственным вопросам. И отдаю предпочтение ГМО. Примеры? Пожалуйста. Я знаю, что при производстве свёклы используется от 14 до 20 видов различных ядохимикатов. Прежде всего для борьбы с сорняками. А при производстве ГМ-свёклы требуется один препарат. Действующее вещество, на основе которого он изготавливается, называется глифосат. Токсичность глифосата – меньше, чем у поваренной соли. Период полураспада – 12 дней. Через 120 дней вы от него следа в почве не найдёте никакого. В отличие от всех остальных ядов, которые применяются при традиционном цикле.

Вопрос – где риск нанести вред вашему организму больше?

– Признаюсь, убедительно…

– Как достигаются вообще успехи в селекции? Что это такое – селекционная работа, обычная, «традиционная» селекция? Сегодня уже про мичуринские прививки плодовых деревьев все забыли. Хотя что такое эта прививка, как не генное модифицирование, только другая технология применялась.

А сегодня два самых мощных средства, которые используют селекционеры, – это воздействие химии и радиации. Цель этого воздействия – естественно, изменить генную структуру.

При разработке ГМО изменяется один ген-носитель признака. А при воздействии химии, радиации сколько генов меняется? Кто может сказать? Поэтому традиционная селекция – куда менее точный способ воздействия на генную структуру.

Кстати, например, канадский потребитель воспринимает ГМО как преимущество. Мы на прилавках продвигаем и рекламируем не-ГМ-продукцию: «Не содержит ГМО». А в Канаде – всё с точностью до наоборот. Там потребители охотнее покупают именно продукты, содержащие ГМО.

«Я считаю, что лозунг “Покупайте российское”
на самом деле должен стать фетишем для российского потребителя. Это правильно
»

– Мне хочется задать вам вопрос как грамотному покупателю. Когда вы приходите в магазин покупать себе что-то из продуктов, для вас важно, российские они либо импортные?

– Я предпочитаю покупать отечественное. Это просто элементарная здравая логика любого нормального, грамотного потребителя.

– На чём она основывается?

– Тут важен временной фактор – сроки изготовления и сроки годности. Чем свежее продукт, тем он вкуснее. Вот и всё. Любой импорт – это прохождение таможенных процедур. Это требует времени, иногда немалого. Любой продукт, который попадает из Подмосковья или даже из близлежащих регионов на прилавок, не требует прохождения этих процедур.

Логика моя как потребителя именно в этом. Но я не предпочитаю российскую продукцию где-нибудь в Австралии или в Мексике. Естественно, покупаю в Австралии австралийское, в Мексике – мексиканское, исходя из этой же логики.

При этом я в принципе здоровый патриот (себя считаю таковым) и ратую за то, чтобы у нас максимально прилавок был нашим, российским продуктом заполнен и в силу ещё некоторых характеристик.

Есть вкусовые традиции, которые формируются на разных национальных территориях. Мои вкусовые предпочтения сформировались здесь, в России. Я здесь вырос, я здесь живу. Естественно, все мои вкусовые пристрастия сформировались в России.

В принципе я считаю, что лозунг «Покупайте российское» на самом деле должен стать фетишем для российского потребителя. Это правильно. Надо поддерживать свою экономику, свою территорию. От этого зависит вся наша жизнь, все институты, вся среда, в которой мы обитаем.


zlochevskiy webЗлочевский Аркадий Леонидович,
Президент Российского зернового союза.

Родился 26 февраля 1959 г. в г. Владимире.

В 1990 г. окончил Московский государственный институт культуры, в 1995 г. после учебы в высшей школе бизнеса им. Дж. Кеннеди (Гарвардский университет, Бостон, США), ему была присвоена квалификация «управляющий агробизнесом».

Экономическое образование получил в 1999 г. в Институте современного бизнеса. С 2002 г. и по настоящий момент занимает пост Президента РЗС.

Является председателем совета директоров РЗС, членом Совета по вопросам агропромышленного комплекса при Председателе Совета Федераций ФС РФ, Членом экспертного совета по агропромышленному комплексу при ФАС России. Награждён медалью «За труды по сельскому хозяйству», является автором более 100 публикаций.

Женат, воспитал дочь.

 

магазин DVD фильмов
Battlefield 4 Beta обзоры, тесты, новости