Голос российского бизнеса

Доброта, сокрушающая стереотипы

Бездомные животные – деликатная и больная тема. Видишь их на улицах, и сразу возникает чувство вины. Да, не ты обрёк собаку или кошку на это жалкое существование, а кто-то другой. Но это сделал человек. Наверное, с каким-то дефектом в душе. Из Центра реабилитации временно бездомных животных «Юна» уезжал с чувством благодарности к людям, создавшим его и работающим здесь. Тоже – люди. Только душа у них особенная, излучающая доброту. Моими собеседниками были соучредители «Юны» Елена Синаюк и Анна Светакова.


– Признаться, то, что я здесь увидел, полностью разрушило моё устоявшееся представление о приюте для животных как скорбном и мрачном месте. Впечатляет и радует…

Мы хотели создать такой имидж зоозащитной организации, при котором у человека нет ощущения, что только он осчастливливает животное, только он спасает. На самом деле ведь и человеку будет хорошо. Он будет счастлив, если животное попадёт в его дом, станет другом и близким существом

Елена Синаюк: Действительно, когда люди говорят о приюте для бездомных животных, то стереотип такой, что это что-то несчастное, грязное, больное.

Но это как раз то, от чего мы мечтали уйти. И мне кажется, у нас получилось. Когда люди приезжают к нам и видят собак и кошек, которые ждут своего хозяина, всё равно слезы наворачиваются. Всех хочется забрать домой, но это не те эмоции, которые обычно возникают у людей, когда они посещают приюты. Особенно муниципальные. Там ситуация очень тяжёлая. Посещение таких мест вызывает не только жалость к животным, но и из-за давящей и безысходной атмосферы становится моральным испытанием для гостя.

Мы хотели создать такой имидж зоозащитной организации, при котором у человека нет ощущения, что только он осчастливливает животное, только он спасает. На самом деле ведь и человеку будет хорошо. Он будет счастлив, если животное попадёт в его дом, станет другом и близким существом. На этом основана вся концепция Центра, что мы – место встречи, где люди и животные обретают друг друга.

А начиналось всё с задумки построить небольшой домашний приют. Мы с Анной помогали таким организациям и в какой-то момент поняли, что пора делать что-то своё.

Для начала мы решили ознакомиться с опытом коллег – проехались по приютам Москвы и Подмосковья, посмотрели, как всё устроено. Многие приюты выглядят хорошо, животным комфортно.

Потом поехали в Европу узнать, как там обстоят дела.

– Там ситуация лучше?

Анна Светакова: Во всяком случае, во многих странах. В Великобритании, Бельгии, например. Больше всего мы общались с коллегами из Великобритании. Это организации Dogs Trust и приюты Mayhew и Battersea. Ребята очень открытые. Всё показывали, делились материалами по строительству и логистике. А Dogs Trust помогала нам с проектированием Центра.

Большое им спасибо и низкий поклон. Они нас поддержали и помогли с проектом. Объяснили, как лучше сделать, чтобы и людям, и животным было комфортно, чтобы ветеринарная часть органично встроилась в проект.

Сами животные появились у нас ещё до открытия, во время стройки. Нам срочно надо было кого-то брать, кому-то помогать, кого-то спасать. Первая собака пришла, когда здесь ещё был котлован, её назвали Юной. Она стала нашим первым пристроенным животным

Е.С.: А сами животные появились у нас ещё до открытия, во время стройки. Нам срочно надо было кого-то брать, кому-то помогать, кого-то спасать. Первая собака пришла, когда здесь ещё был котлован, её назвали Юной. Она стала нашим первым пристроенным животным.

– Отсюда и название?

А.С: Да. Вот такая у нас история.

– А где Юна сейчас?

Е.С.: Она счастлива и живёт дома. Животные у нас появились сначала в деревянных вольерах на самом краю стройки. Было несколько собак и кошек, а потом всё это разрасталось и разрасталось.

Почему мы называемся Центр, а не приют? Приют – это место, где содержатся животные, которые ждут пристройства, а у нас очень много направлений деятельности.

А.С.: Сами не ожидали, что так будет. Когда начали, то поняли, что работа должна быть комплексной. Невозможно только пристраивать животных и не работать с населением. Люди берут животных, и, к сожалению, они же их бросают на произвол судьбы, поэтому если не работать с людьми, то это бессмысленный процесс.

– Это как носить воду в решете…

Е.С.: Абсолютно точно. Мы активно работаем как со взрослыми, так и с детьми разных возрастов.

Ещё мы открыли ветеринарную клинику. Новым хозяевам просто необходима полноценная поддержка ветеринаров так же, как и нашим животным. Когда кошка или собака попадает в Центр, мы их лечим, стерилизуем или кастрируем, проводим операцию и последующую реабилитацию, если в этом есть необходимость. Это обязательно для всех животных в центре.

– Ветеринарная клиника платная?

А.С.: Да, но есть бесплатное направление – стерилизация бездомных животных. К сожалению, мы ограничены в средствах и не всем можем помочь, но ежемесячно выделяется определённая сумма на проведение таких операций. Программа также распространяется на льготные слои населения – пенсионеров, многодетные семьи с домашними животными и др.

Также есть скидки для разных групп людей – волонтёров, малоимущих, пенсионеров, хозяев животных-выпускников Центра.

Клиника качественно укомплектована – технологичная операционная, инфекционный стационар, кабинет реабилитации, УЗИ и мн.др. Под руководством высококвалифицированных врачей клиники всё это позволяет нам лечить широкий спектр заболеваний и работать со сложными травмами.

– Но очевидно, что только за счёт ветеринарных услуг невозможно содержать столь крупное и солидное хозяйство…

Е.С.: Конечно. Фонд «Абсолют-помощь», которому мы безмерно благодарны, на данный момент является нашим основным инвестором.

– Но Центр, подобный вашему, в принципе может ­выйти на самоокупаемость?

Е.С.: Честно говоря, это наша мечта. Стать полностью самостоятельными в финансовом плане. И мы идём к ней шаг за шагом.

А.С.: Стараемся зарабатывать на финансирование уставных целей с помощью ветеринарной клиники, услуг зоопсихолога, кинологии, кабинета реабилитации, зоо­гостиницы. Плюс работает программа опеки животных, продаётся сувенирная продукция. Вся прибыль уходит на содержание животных. Среди «сувенирки» у нас мерч для родителей и детей, худи, гигиенические биоразлагаемые пакетики для собачек. Есть фирменные кружечки, стикер-паки. Буквально на днях мы запустили с партнёрами новую совместную линейку – парные дождевики для собак и хозяев.

Мы – полноценная некоммерческая организация. По уставу мы можем использовать вырученные средства только на уставную деятельность. Пока мы зарабатываем немного, но это уже хорошее подспорье.

Е.С.: Эти средства в том числе позволяют развивать наше образовательное направление – «Юна-Класс». Это авторская программа для школьников с 1-го по 9-й класс, с помощью которой каждый ребёнок имеет возможность понять, как сделать так, чтобы именно он изменил этот мир к лучшему, вкладывая частичку своей любви, доброты, труда в то, что его окружает.

Уроки абсолютно бесплатные. Наши педагоги по договорённости выезжают в школы или проводят встречи в Центре. Занятия ведутся в формате дискуссии. То есть это не сухая лекция, мы размышляем, спорим. После урока проводится экскурсия по Центру. Дети смотрят, как всё здесь устроено. Их знакомят со специалистами, которые у нас работают. Детям постарше мы предлагаем что-то сделать своими руками, например помочь в уходе за собаками и кошками. Очень важно, чтобы ребёнок почувствовал себя нужным, потратил время и вложил собственную любовь в этот процесс.

Есть волонтёры, которые удалённо оказывают нам огромную помощь. Например, человек живёт в Канаде, дистанционно делает дизайнерскую работу по буклетам, волонтёр из Сибири редактирует тексты, есть масса примеров

– На каких принципах строятся ваши взаимоотношения с волонтёрами?

Е.С.: Мы стремимся развивать волонтёрство и для помощи нам как благотворительной организации, и в ракурсе общего развития волонтёрского движения в России.

А.С.: За волонтёрами, которые приезжают в Центр на постоянной основе, закреплено время, животное и вид деятельности.

А ещё есть волонтёры, которые удалённо оказывают нам огромную помощь. Например, человек живёт в Канаде, дистанционно делает дизайнерскую работу по буклетам, волонтёр из Сибири редактирует тексты, есть масса примеров.

Е.С.: Редакторы, дизайнеры, фотографы, видеографы – масса профессий, которые можно задействовать. Мы всё время расширяемся, появляются проекты, возникновения которых мы никак не могли ожидать. Сейчас вот задумали кино снимать.

– Художественное?

Е.С.: Почти. Это будет развлекательно-образовательный проект для детей и родителей на ТВ. Наша мечта, которая, надеюсь, сбудется. В этом нам помогают партнёры.

А.С.: А партнёров много, и с ними мы реализуем львиную часть наших проектов! Например, с департаментом транспорта Москвы мы активно сотрудничаем в рамках «Юна-Фестов», снимаем образовательные ролики по уходу за питомцами и в поддержку животных из приютов. Также мы – участники программы «Хвосты и лапки» и даже были на запуске тематического поезда.

Телеканал СТС Love сделал страничку с подопечными Центра на своём сайте, а также снимал наших животных для межпрограммных заставок. Кстати, практически всех животных, которые снимались в роликах, уже забрали домой.

Сейчас мы делаем с авторитетными глянцевыми изданиями два фотопроекта с нашими животными, чтобы их показать, «подсветить» и в перспективе найти им дом.

Мы и с Театром наций сотрудничаем. На малой сцене проходит детская постановка «На острове Сальткрока» по одноимённой повести Астрид Линдгрен. Спектакль заканчивается уроком «Юна-Класс», адаптированным под театральную постановку. На примере её героев мы с детишками обсуждаем, как правильно ухаживать за животными.

И, конечно, нельзя не сказать о нашем основном партнёре – известной всем владельцам животных компании Purina.

Мы идём дальше только с теми партнёрами, с которыми у нас совпадает идеология, ценности и всё остальное. Purina – это стопроцентное попадание. Компания так же, как и мы, активно развивает гуманное отношение к животным

 – В чём суть партнёрства?

Е.С.: Мы идём дальше только с теми партнёрами, с которыми у нас совпадает идеология, ценности и всё остальное. Purina – это стопроцентное попадание. Компания так же, как и мы, активно развивает гуманное отношение к животным.

Совместно с Purina мы организовываем выставки-пристройства «Юна-Фест», а ещё компания оказывает неоценимую помощь с питанием животных. Накормить 300 животных – задача непростая, согласитесь.

– Об этом проекте многие уже наслышаны.

А.С: Это фестиваль для всей семьи, который мы проводим несколько раз в году. Люди могут прийти, выбрать понравившееся животное, пройти собеседование и забрать кошку или собачку прямо с фестиваля. Торжественно, с подарками. Всё это очень красиво.

Мы привозим туда животных из Центра, а также берём кошек и собак у дружественных кураторов, волонтёров и некоторых приютов. Это настоящий праздник, где также оборудованы детские зоны, проходят лотереи и конкурсы, выступления. Ближайший «Юна-Фест» пройдёт 6 июня в Artplay.

Е.С.: Кстати, с помощью нашего партнёра – компании «Абсолют Страхование» – в сентябре прошлого года мы запустили совместный проект по страхованию животных, которые уезжали из Центра и с выставок.

Этот полис покрывал все расходы в случае гражданской ответственности.

 – Как часто животных забирают в семьи? Насколько сложным является сам процесс?

А.С.: Если человек или семья хочет взять у нас животное, мы не можем сразу отдать его. Будущий хозяин выбирает понравившееся животное на сайте по фотографиям. Назначает встречу. Приезжает в Центр и знакомится с животным, а также с нашим зоопсихологом, среди задач которого – помочь наладить первородную связь, которая всегда была у человека с домашним животным. Сейчас мы почему-то начали забывать, что именно мы приручили домашних питомцев.

Зоопсихолог задаёт много вопросов. Важно не только понять, подходит ли это животное данной семье, но и определить, насколько человек готов взять на себя ответственность.

Е.С.: Если случается ошибка, это стресс для всех. И для животного, и для семьи, которая получает негативный опыт. Мы хотим этого избежать и стремимся, чтобы ошибки не произошло. Внимательно к этому относимся. Но если всё же случилось, мы всегда готовы принять нашего выпускника обратно.

А.С.: Есть ещё такое направление деятельности – опека. Это особенно актуально, когда ребёнок хочет животное, но не может пока иметь его по объективным причинам. Родители, например, считают, что ребёнок не готов к ответственности. Или у кого-то из членов семьи аллергия. Или квартира слишком маленькая. Причин бывает много.

В этом случае семья может приехать к нам и стать опекуном понравившегося животного. Опекун может навещать своего питомца в любое время, гулять с ним, кормить, ухаживать. Опекунский взнос небольшой, и он идёт на содержание животного.

Часто бывает, что семья приезжает, долго ухаживает и приглядывается к животному, а потом уже не может без него и забирает его домой.

 – Возвращают животных часто?

А.С.: Где-то до 10 % всех пристроенных животных. Это естественно. Люди могут не рассчитать свои силы. Но одна из самых распространённых причин – аллергия.

– Интересно, как относятся к вашей деятельности местные власти. Конфликтов не было?

А.С.: Мы довольно дисциплинированные. Любые проверяющие остаются довольны организацией работы, соблюдением всевозможных норм и правил, ведением документации. И с местными властями у нас полное взаимопонимание.

– Да и потом, среди проверяющих, наверное, немало людей, которые любят животных, прекрасно понимают, какое доброе дело вы делаете…

А.С.: Конечно. Мы, кстати, участвуем в различных государственных программах. Например, в 2018 году мы получили президентский грант на рабочие тетради для «Юна-Класса». Благодаря этому в первый год программы удалось обучить около 2 тыс. школьников. Сейчас мы ждём результатов по новой заявке – уже на развитие волонтёрского движения.

Е.С.: У нас много единомышленников, помощников. Уверена, со временем их станет ещё больше.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Доброта, сокрушающая стереотипы" – на любой email.