Голос российского бизнеса

Темур Шакая и Евгений Добровольский: «В бизнесе, как и в семье, нужно уметь договариваться»

Как дружба перерождается в деловое партнёрство и почему совсем скоро Instagram, Facebook и TikTok потеряют аудиторию, рассказали бизнес-партнёры Темур Шакая и Евгений Добровольский.


– Каждый из вас имеет уникальный опыт в бизнесе в совершенно разных отраслях, но при этом в какой-то момент вы сошлись в интересных проектах. Что это были за проекты?

Темур Шакая: Совместный бизнес у нас с Евгением совпал с одновременным выходом из старых бизнесов, которыми мы занимались долгие-долгие счастливые, радостные годы.

Женя занимался пенсионным фондом «Согласие», я – аптечным бизнесом. Мы практически параллельно вышли из этих направлений, поскольку было чёткое понимание, что будущее уже не будет прежним и нужно смотреть на несколько шагов вперёд, чтобы снова, так сказать, оседлать ту волну, которая ещё только будет зарождаться.

Евгений Добровольский: Ещё у нас был молочный бизнес. Мы запустили производство экологически чистых сор­тов молока и начали с козьего, под брендом Bettamilk, а также начали разрабатывать бизнес-проект выпуска воды Silver Spun с содержанием наночастиц серебра. Мы осваивали наноиндустрию, мы смотрели на «пищёвку». Плюс у нас с Темуром был и есть, слава Богу, довольно-таки большой ИТ-проект «ИнфоАптека». Это софт, на котором строят свои бизнес-процессы около 3 тысяч независимых аптек. Благодаря ему маленькие аптеки и аптечные сети могут получать от производителей и дистрибьюторов такие же условия, как и крупные игроки.

– Расскажете об этом подробнее?

Т.Ш.: Это целая экосистема, которая управляет бизнес-процессами, начиная от расчёта минимальных остатков, отчётов вплоть до аналитических выкладок и всего остального. Мы выводим этот проект на новые уровни и хотим для аптек сделать вообще полный сервис «360 градусов», начиная от кадрового учёта и заканчивая юридическим сопровождением.

– Сколько лет вы знакомы? И главное – как вообще так получилось, что вы сначала просто дружили и вдруг в какой-то момент начали делать бизнес?

Е.Д.: Мы знакомы с Темуром порядка 10 лет. Сначала у нас не было каких-то существенных пересечений по бизнесу, но в какой-то момент мы вдруг почти одновременно поняли, что наши бизнес-интересы пересекаются, и решили пробовать совместные стартапы. К слову, Темур забыл упомянуть, что мы создали достаточно крупного эксклюзивного дистрибьютора американской и японской косметики.

Т.Ш.: Точно! Это профессио­нальная японская салонная косметика Wamiles и Otome, профессиональные шампуни и краски для волос американского бренда CHI, а также бальзам для губ № 1 в мире – Carmex. А сегодня бизнес сам начал генерировать и бренды уже собственного производства и т.д. Поэтому там тоже всё очень активно развивается.

– Сейчас ваш флагманский проект, занимающий основное время и ресурсы, – ARROUND. Расскажите, пожалуйста, о нём – почему вы считаете, что займёте с ним большую нишу, причём не только на российском, но и на глобальном рынке?

Т.Ш.: Мир сегодня меняется с сумасшедшей скоростью, но люди, прежде всего молодые, как и прежде, хотят творить, хотят создавать что-то новое, не­обычное и зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом.

Мы с Женей провели анализ существующих социальных сетей и платформ и обнаружили, что на сегодняшний день просто не существует такой площадки, которая могла бы хоть как-то удовлетворить эти потребности.

Разработанная нами платформа ARROUND способна не только полностью удовлетворить потребности творческих людей, но и заменить собой порядка 14 приложений: Instagram, TikTok, YouTube, Twitch, Telegram, WhatsApp, Zoom и ещё массу приложений, в том числе и те, которые специализируются на дополненной реальности.

Е.Д.: Мы дали возможность творческим людям заниматься только творчеством. Сегодня те же блогеры вынуждены договариваться с огромным количеством рекламодателей. Как итог, падение доверия, ведь блогер должен от своего имени рекламировать продукцию, которой он на самом деле никогда не пользовался и только впервые в руки взял.

Т.Ш.: Мы же построили систему монетизации таким образом, чтобы творческие люди могли вообще не думать о деньгах и зарабатывать вместе с ARROUND, занимаясь только любимым делом! ARROUND отдаёт своим блогерам и евангелистам до 50 % чистой выручки, которую получает от рекламодателей. За 5 лет ARROUND заплатит своим блогерам свыше 5 млрд долларов.

– Евгений, вы в вашей команде отвечаете за техническую часть. Скажите, как всё, о чём сказал Темур, реализовать технически так, чтобы это успешно конкурировало с уже привычными широкому пользователю продуктами?

Е.Д.: В данном случае я бы не сказал, что это только техническая составляющая. У нас целый отдел, который занимается только анализом рынка, конкурентов, анализирует и прогнозирует какие-то перспективные вещи, которые только ещё будут появляться на рынке – в частности, речь об искусственном интеллекте.

Люди рано или поздно уйдут от простых поисковиков типа «Яндекс» и Google, они захотят какого-то более эмпатичного общения, благодаря которому они будут принимать решение о покупке того или иного товара, услуги, путешествия и т.д.

Нам приходится очень сильно сканировать рынок и где-то даже предугадывать, куда пойдёт тренд.

– Какое количество пользователей на данный момент у сервиса ARROUND? Делали ли вы опросы текущих пользователей – что их устраивает, а что нет?

Т.Ш.: Мы постоянно делаем опросы, запускаем в систему различных блогеров по всему миру и получаем от них обратную связь. Они нам что-то рекомендуют, и мы дорабатываем продукт. Эта работа идёт постоянно, и хотя продукт уже полностью готов, мы пока не объявляли о его запуске. У нас сейчас 20 с лишним тысяч тестировщиков, которые в той или иной степени активности смотрят наш проект.

– Будет ли его официальный релиз?

Е.Д.: Да, мы готовим официальный старт-запуск, который будет сопровождаться и influence-маркетингом, и пиаром, и рекламой. Дата пока уточняется. Думаю, что к концу лета мы выйдем на рынок. Запуститься можно только один раз, и поэтому нам нужно набрать хороший трафик уже в первый месяц. Минимальная планка, которую мы сами себе поставили, – это миллион пользователей в первый месяц. А так несколько миллионов пользователей с ежемесячным приростом.

– Насчёт инфлюенсеров, которые будут с вами работать, – есть ли среди них знаменитости вроде Илона Маска?

Е.Д.: Мы не будем сейчас их называть. Пусть это будет сюрпризом.

Т.Ш.: Мы не можем сейчас сказать о том, что Илон Маск обязательно будет с нами.

Е.Д.: Но и не можем отрицать этого.

Т.Ш.: Если серьёзно, уже были проведены переговоры с голливудскими актёрами. Планируем подключить к проекту и одного из самых топовых режиссёров Голливуда, который создал супермегахиты.

Е.Д.: Но всё же основной фокус внимания сейчас – на России. Связи и знакомства, естественно, здесь более глубокие, и здесь всё делается проще. Запустившись успешно в России, мы пойдём дальше по миру.

– Вы сказали, что блогерам вы собираетесь платить до 50 % от собственной выручки. А из чего складывается ваша выручка?

Т.Ш.: Мы подписываем и подписали контракты с такими компаниями, как Google, «Яндекс», и ещё более 100 крупнейшими медиаторами (я запомнил это слово).

Это компании, которые генерируют рекламный трафик, имеют контракты со всеми рекламодателями и полностью заполнят все рекламные слоты. Рекламодатель обращается на Facebook или в какую-то другую структуру. Те передают задачи по рекламе в Google. А Google и другие медиаторы размещают эту рекламу у нас. И у нас уже идёт реклама от Google. Вот у нас пока всего 20 тысяч подписчиков, но уже есть реклама от Google.

Е.Д.: Согласно нашей модели монетизации, доход получает каждый подписчик, поскольку Google размещает рекламу по всему миру, и у нас фактически подписан контракт со всем миром. Соответственно, каждый человек, который будет находиться внутри ARROUND, будет монетизироваться.

Задача блогера будет лишь наполнить свой аккаунт подписчиками. И именно они будут пожизненно обеспечивать ему доход. Мы найдём свою аудиторию. Люди всё больше проводят времени в соцсетях. Если мы раньше проводили всё время в Facebook и «ВКонтакте», то у нас появились сейчас TikTok, Instagram, Snapchat и ещё куча приложений. И на всё у нас хватает времени.

– Мы говорим о потребности блогеров, молодёжи реа­лизовываться в творческом порыве, заниматься своим делом. Но одновременно с этим очень многих волнует, особенно родителей, безопасность в интернете. Вы уже думали над тем, чтобы ваш замечательный проект не стал со временем вредным?

Т.Ш.: У нас есть личный персональный помощник, ассистент, друг – Jinnee. В отличие от текущих помощников типа Siri и Алиса, её можно будет не только услышать, не только с ней разговаривать, но её можно будет увидеть в дополненной реальности. В отличие от вышеуказанных объектов, с ней можно разговаривать на любые темы, от математики до секса – абсолютно обо всём.

Мы её постепенно будем накачивать знаниями в области юриспруденции, бухгалтерского учёта, психоанализа и мн.др., что позволит минимизировать общение со всеми шарлатанами и извращенцами, которых сейчас в Сети миллиарды. Искусственный интеллект всегда подскажет, даст правильный ответ, совет, направит в нужную сторону.

– Но это будет работать лишь для тех пользователей, которые смогут сформулировать запрос. У меня была такая ситуация с сыном: старшему было лет 10, и ему написал некто, желавший показать ему кое-что. Да, его нашли, но не всем так везёт…

Е.Д.: Мы не пускаем тех, кто младше 12 лет.

– Они пишут, что старше 12, и всё. Дети же во всех сетях зарегистрированы. Это во-первых. Во-вторых, идентификация самого пользователя у вас идёт по мобильному телефону. Но понятно, что 99 % будут добросовестные пользователи, которые пользуются контентом. Но 1 % маньяков обойдёт систему.

Т.Ш.: Я искренне надеюсь, что наш искусственный интеллект разовьётся до той степени, когда сможет отлавливать и такие моменты. Нейросеть учится. Очень сложно вычленить разницу, когда друг друга соблазняют взрослые или же взрослый домогается ребёнка. Но мне кажется, если мы загоним достаточный массив информации, то искусственный интеллект сможет вычислять эти факты и сообщать о них в службу безопасности.

– Вы говорите, что будете открыты и для политических дискуссий. Но о политике же можно поговорить по-разному. Можно и о том, какой Путин красавчик.

Т.Ш.: Мы будем действовать строго в рамках законодательства.

– Как будете определять «законность» тем для разных культур? То, о чём можно говорить в Берлине, невозможно в Дохе и т.д.

Е.Д.: Это очень легко. У нас же будет сегментированный контент. Мы просто не будем показывать странам Ближнего Востока контент с Мальдив.

– Если я скажу, что Навальный молодец, борец, я же не нарушу закон?

Т.Ш.: Мы за мир и стабильность в нашем государстве и во всём мире.

– Не будет такой политики, что Навальный такой-сякой, у него есть право высказаться, но при этом надо это делать аккуратнее?

Е.Д.: Я не считаю правильным вообще затрагивать эти темы с политикой.

– Ваш голосовой помощник будет говорить в том числе и о политике?

Т.Ш.: Мы не пойдём в какие-то провокационные темы.

– Например, кто-то спросит: за кого мне голосовать на выборах в Думу?

Т.Ш.: В подобных ситуациях будет один ответ: «Я вне политики».

– Может быть, умнее сказать, как Познер отвечает: я никогда не отвечаю, за кого голосую. У меня есть свой выбор, я обязательно схожу на выборы, но это такой момент…

Т.Ш.: Ну или так.

– Есть разные мнения, каким должно быть партнёрство в бизнесе. Есть мнение, что 50/50 – плохое решение, всё равно возникнут ситуации неразрешённого конфликта. Что люди, как и в браке, например, в случае развода больше теряют, чем приобретают. И что оптимальная схема – 90/10. Как партнёрство выглядит у вас?

Т.Ш.: Я всю жизнь был в парт­нёрстве 50/50.

Е.Д.: То же самое.

Т.Ш.: Просто нужно уметь договариваться в бизнесе, как и в семейной жизни, уметь находить компромисс. Если не умеешь находить компромиссы – ты не выживешь ни там, ни там.

– Вы в партнёрство ещё кого-то пускаете?

Т.Ш.: Мы рассматриваем сейчас возможность входа инвестора на чек в 25 млн долларов. Это позволит нам облегчить скорость запуска. Такой совет нам дали те, кто будет выводить нас на IPO. Они сказали, что лучше, чтобы был какой-то ещё партнёр, который выступит именно как финансовый инвестор.

– Здесь важно, чтобы человек был уже в теме.

Т.Ш.: Обязательно.

– Если бы Илон Маск вошёл…

Т.Ш.: Это идеально было бы, конечно. Но даже просто человек с именем – для нас было бы хорошо. Достаточно, чтобы это был даже российский бизнесмен. Сегодня российские бизнесмены в ИТ-проектах очень адекватно воспринимаются на Западе при IPO. Если какое-то количество лет тому назад это было как красная тряпка, то сейчас абсолютно нормально смотрят, воспринимают.

– Всё хорошо. Но если почувствуют, что вы можете у кого-то откусить какие-то доли, тот же Instagram и так далее…

Т.Ш.: Зашёл же TikTok. Откусил по самое не балуйся. А мы многократно интереснее и увлекательнее, чем TikTok.

– TikTok чья компания?

Т.Ш.: Китайцы. Отрекламировали себя по полной программе в Instagram, Facebook и других социальных сетях. И до сих пор там рекламируются.

Е.Д.: При выходе на американский рынок их, конечно, заставили часть акций продать американцам – но это не страшно. Будем действовать по обстановке, в зависимости от того, с какой стороны и как будем заходить.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Темур Шакая и Евгений Добровольский: «В бизнесе, как и в семье, нужно уметь договариваться»" – на любой email.