Голос российского бизнеса

Юлия Ларина: «Мы выходим на рынки дальнего зарубежья»

Компания «Инсипром» из Краснодарского края стала одним из победителей третьего проекта «Инновационный бизнес-навигатор» (совместного проекта Российского союза промышленников и предпринимателей и аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России). Жюри приняло решение о необходимости рассказать об опыте компании на страницах нашего журнала. Мы это решение с готовностью выполняем. Материалы об успешной работе российских предприятий МСП всегда нами приветствуются. Передовой опыт достоин тиражирования. Наш собеседник – соучредитель, заместитель директора ООО ­«Инсипром» Юлия Ларина.


– Юлия, расскажите, пожалуйста, об истории предприятия.

– У истоков его создания стоял Павел Юрьевич Ларин. Он начинал с поставок в Россию подобного оборудования производства одной английской компании. Потом возникла идея открыть в России совместное с англичанами производство. Но не сложилось. Тем не менее мы решили не отступать. Попробовали организовать производство оборудования уже по своим чертежам. И у нас получилось!

С 2013 года мы производим инсинераторы торговой марки ИНСИ. Это промышленные печи, предназначенные для термической утилизации и обезвреживания очень многих видов отходов, которые не запрещены к сжиганию.

Наше оборудование подходит для утилизации твёрдых коммунальных отходов. Причём стоит отметить, что оно подойдёт и для ликвидации несанкционированных свалок в населённых пунктах. Также его можно использовать для ликвидации опасных объектов экологического вреда. Для биологических отходов подходит – это трупы животных, отходы животноводства, птицеводства.

Наши инсинераторы могут быть применены при ликвидации последствий вспышек болезней животных. При этом мобильные версии оборудования – те, которые устанавливаются на прицепы, на мобильные платформы либо в автомобили, – являются идеальным решением, потому что они доставляются туда, где произошла вспышка болезни. Мы исключаем риск распространения этой инфекции, поскольку сами заражённые отходы не перевозятся. Всё утилизируется на месте.

В итоге остаются пепел, зола – несгораемый минеральный остаток. Всё, что касается биологических отходов, – всего лишь 5 % от изначального объёма.

– Даже золу, наверное, как удобрение можно использовать?

– Да, она безопасна для человека, для окружающей среды. Можно как минеральное удобрение использовать или при производстве строительных материалов.

– Получается практически безотходная технология?

– Совершенно верно. Стоит особо отметить, что и медицинские отходы прекрасно сжигаются в наших печах. Даже инфицированные, заражённые биоматериалы, шприцы, катетеры, те же самые средства индивидуальной защиты – маски, перчатки и т.п. Как вы понимаете, сегодня это особенно актуально. В СанПиН «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами» как раз указано, что медицинские отходы можно сжигать либо на мусоросжигательных заводах, либо в специально предназначенных для этого мусоросжигательных печах, то есть инсинераторах. То же касается фальсифицированных, просроченных лекарств – их переработать уже невозможно. Только сжигать.

Поэтому наши установки зачастую являются прекрасной альтернативой мусоросжигательным заводам.

Наше оборудование компактное, то есть для установки не требуется большой территории. Обслуживать его могут один-два оператора. Это экономически выгодно. При необходимости – если потребность в оборудовании носит сезонный характер – оно легко консервируется.

Его можно доставить в труднодоступные места. Или на территории, где вечная мерзлота. Там полигон сделать просто невозможно, отходы запрещено закапывать. Выгодно также использовать небольшие инсинераторы в фермерских хозяйствах.

– Да и мясокомбинатам такая техника, наверное, может пригодиться?

– Конечно. Сжигать отходы на месте им гораздо выгоднее, чем вывозить и утилизировать где-то ещё.

– Но здесь, вероятно, речь идёт уже о высокопроизводительном оборудовании?

– Линейка нашей продукции включает разное по производительности, размерам оборудование. Есть совсем небольшие инсинераторы – они рассчитаны на 150 кг загрузки. Есть большие печи. Наш самый большой инсинератор – размером с 40-футовый контейнер. В основном он используется большими хозяйствами, полигонами ТБО.

– Как вы понимаете, об экологичности оборудования не задать вопрос просто нельзя…

– Конечно. И в этом смысле наши инсинераторы – тоже на высоте. В отличие от крематоров, которые сейчас ещё используются, инсинераторы обязательно оснащаются камерой дожигания, в которой дожигаются отходящие газы. При сжигании образуются соединения, которые могут нанести вред экологии, окружающим людям либо даже оператору, который находится в непосредственной близости. Но за счёт этой камеры дожигания мы на выходе получаем безопасный выхлоп, состав которого соответствует нормам предельно допустимых концентраций. Поэтому мы с полным правом можем говорить, что наше оборудование экологически безопасное. И это подтверждается проведёнными аккредитованной лабораторией испытаниями выбросов, результаты которых указаны в Материалах оценки воздействия на окружающую среду технологии обезвреживания отходов в инсинераторах ИНСИ.

– Насколько ваша продукция востребована сегодня на рынке?

– Спрос есть, и с каждым годом он возрастает. Например, у нас в прошлом году вырос спрос на оборудование для сжигания медицинских отходов.

Мы работали на нашем внутреннем рынке и охватывали ближнее зарубежье. В прошлом году мы поставили в Молдову для сжигания медицинских отходов инсинератор модели B-300.

Конкретный интерес к нашему оборудованию появился во Вьетнаме. Там сейчас остро стоит проблема с бытовым мусором. Сейчас мы определяемся с объёмами и номенклатурой поставок в эту страну. Так что можно сказать, что мы постепенно осваиваем и рынки дальнего зарубежья. Надеюсь, этот процесс будет продолжаться.

Кстати, в «Инновационном бизнес-навигаторе» мы участвовали как раз с бизнес-проектом диверсификации экспорта инновационного оборудования для утилизации отходов. Но нам не хватало знаний о самих механизмах продвижения продукции на зарубежные рынки. Трекеры программы, в первую очередь Евгений Волошин, нам очень помогли. Мы получили знания, которые реально для нас полезны, и сейчас используем их в работе. Применили подход кастдев (от англ. Customer development, сокращённо custdev), который позволил узнать новые потребности клиентов и разработать новые решения. Внедрили продуктовый подход в нашу линейку решений.

Мы также участвуем в различных мероприятиях, которые организуются Минпромторгом России, Российским экспортным центром, Центром поддержки экспорта Краснодарского края, Департаментом промышленной политики Краснодарского края.

За счёт этого мы получаем информацию о востребованности той или иной продукции на территории разных стран, о нюансах продвижения на внешние рынки, путях поиска либо покупателей, либо дилеров. То есть мы получаем реальную и очень эффективную помощь государственных органов как федерального, так и регионального уровней.

В прошлом году, как раз во время проведения акселерационной программы «Инновационного бизнес-навигатора», мы участвовали и в бизнес-миссии в области станкостроения, организованной Российским экспортным центром и Минпромторгом России. Там уже конкретно для нас были найдены, подобраны VIP-клиенты.

В итоге мы заключили соглашения о сотрудничестве с Узбекистаном, начали плотно работать с потенциальными покупателями в Индии.

– Конкуренты на внутреннем и на зарубежном рынке у вас есть?

– Я бы сказала так, что производство такого оборудования для утилизации отходов относится к рынку со слаборазвитой конкуренцией, потому что не так уж много производителей. При этом ­войти на этот рынок какому-то новому поставщику, который решил заняться именно производством, а не перепродажей, довольно непросто. Поэтому прежде всего речь идёт о достаточно наукоёмких технологиях, нужно учитывать и технические, и технологические аспекты.

Вообще технология высокотемпературного термического обезвреживания используется во всём мире. Подобное оборудование производится в Китае, в Великобритании, Германии – во многих странах есть такая технология.

Но мы сами являемся разработчиками оборудования, которое производим. Кроме того, мы являемся узконаправленным предприятием, то есть занимаемся производством исключительно инсинераторов. Мы вкладываем все силы и финансирование в новые разработки, усовершенствование своих моделей. Причём мы всегда стараемся учитывать потребности клиентов, модифицируем оборудование под конкретные запросы покупателей, которые зависят от особенностей эксплуатации.

Ещё один важный момент – сервисное обслуживание. К этому вопросу мы подходим очень серьёзно. И уже завоевали соответствующую репутацию. Потому что были случаи, когда к нам обращались с просьбой провести ремонт или сервисное обслуживание инсинераторов других производителей. Мы за это берёмся, и клиент всегда остаётся удовлетворённым нашей работой. И для нас это выгодно. Вполне вероятно, что когда у такого клиента возникнет потребность в закупке нового оборудования, он обратится именно к нам.

Это важно, потому что расширение клиентской базы является сегодня одной из наших стратегических задач. После успешного участия компании в «Инновационном бизнес-навигаторе» уверенности в том, что эта задача будет решена, у нас заметно прибавилось.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Юлия Ларина: «Мы выходим на рынки дальнего зарубежья»" – на любой email.