Голос российского бизнеса

У истоков русского экологического движения

Традиционно считается, что первыми национальную систему защиты памятников природы и охраняемые территории создали американцы в виде их знаменитых национальных парков.


Европейцы часто парируют, что американские нацпарки были созданы лишь с рекреационной целью для национальных нужд (регламентация отдыха на природе), а иногда и просто в коммерческих целях. Сохранение же природы как самоцель, как нравственная обязанность человека перед грядущими поколениями – это изобретение европейцев. И прежде всего великого Гуго Конвенца – немецкого учёного, автора понятия «заповедник». Именно он в Германской империи сформулировал концепцию охраны природы как составной части защиты родины и как национальной обязанности. С его участием были созданы первые заповедники в Германии, он даже принял участие в защите Беловежской пущи во время Первой мировой войны.

Рассвет экологического движения в мире затронул и Россию: ещё до революции природоохранное движение набирало силу в нашей стране. Директор Зоологического музея Московского университета Григорий Кожевников (защитник зубров и один из создателей Сухумского обезьяньего питомника) на II Всероссийском съезде охотников выступил с докладом «О заповедных участках», начав борьбу за создание заповедных зон в России.

Огромную системную работу проводил ботаник, академик Иван Бородин: его призыв защитить первобытную степную зону и создание ботанических станций фактически стал подготовительной работой к появлению системы охранных зон в России. Даже первые нацпарки в России (хоть и спустя десятилетия) появились в основном на основе этих ботанических станций. В 1913 г. на первой международной конференции по охране природы в Берне Бородин и Кожевников представили Россию – тогда страну с лучшим в Европе потенциалом по созданию природоохранных зон.

После выступлений Бородина при Императорском географическом обществе была создана постоянная природоохранная комиссия, задачей которой и было рассмотрение вопросов создания заповедных зон в России и вообще широкое обсуждение экологических проблем. Рига предлагала создать заповедник на островах в Балтике, в Тифлисе общество охраны природы занялось сохранением уникальных природных памятников Грузии, в Харькове была проведена одна из первых в мире выставок «Охрана природы», которая собрала на святках 1913–1914 гг. 10 тыс. посетителей! Её организатор Валерий Талиев, автор первой российской экологической книги «Охраняйте природу!», писал: «Красивый ландшафт, живописная дорога, богатый воспоминаниями обрыв и пр. являются таким же национальным богатством в области духа, как и минеральные залежи и пр. в области материальной культуры».

Первая мировая война отложила в долгий ящик начавшийся процесс, и только в Сибири, далеко от фронтов, 17 мая 1916 г. иркутский губернатор Александр Пильц, только вступивший в должность, одним из первых своих постановлений подписал создание Баргузинского соболиного заповедника. Цели его создания были далеки от экологических идей: правительству нужны были деньги, хороший доход от экспорта соболей был под угрозой из-за резкого сокращения их численности. Но Зенон Сватош из чисто утилитарной цели создал настоящий заповедник, дедушку природоохранных учреждений России. Чех по крови, талантливый зоолог из Петербурга, чудом выживший в печально известной экспедиции Русанова, он посвятил Баргузину всю свою жизнь.

Осенью 1916 г. в России был принят первый правовой акт, регламентирующий порядок создания и функцио­нирования заповедников «Об установлении правил об охотничьих заповедниках», а 11 января 1917 г. акт иркутского губернатора был утверждён на правительственном уровне. Сейчас этот день – День заповедников России и одна из важнейших дат русского экологического движения.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "У истоков русского экологического движения" – на любой email.