Голос российского бизнеса

Андрей Базилевский: «Нам хотелось бы больше работать в России»

Проблема оптимизации взаимодействия крупных холдингов и корпораций с представителями малого и среднего бизнеса по-прежнему остаётся актуальной. Возможности такого сотрудничества реализуются далеко не лучшим образом. Так считает и наш сегодняшний собеседник – учредитель и генеральный директор ООО «ЮЛТА» Андрей Базилевский.


– Ваша компания образована недавно, тем не менее она уже добилась заметных успехов. В чём секрет столь быстрого роста?

– Действительно, наша компания была организована в 2019 году, но до этого в течение 3 лет велись разработки внутритрубного оборудования и программного обеспечения для анализа данных. Над созданием первого комплекса оборудования диаметром 273 мм трудилась группа конструкторов, программистов и проектировщиков печатных плат. То есть мы серьёзно готовились к практической работе.

В 2019 году было проинспектировано несколько нефтепроводов, что подтвердило работоспособность оборудования и методик обработки данных. В настоящее время в нашем арсенале – дефектоскопы диаметром 219 мм, 273 мм, 325 мм, 530 мм и 820 мм.

Мы проводим диагностику нефте- и газопроводов дочерних структур «Лукойла», «Роснефти», «Славнефти» и «Газпрома». Сейчас выходим на рынки Казахстана и Ближнего Востока.

– То есть дальнейшие перспективы выглядят оптимистично?

– Увы, всё не так просто. В настоящее время на рынке внутритрубной диагностики в России у нефтяников сложилась очень неблагоприятная ситуация. Тендерная система, нацеленная главным образом на минимизацию стоимости услуг, привела к снижению качества диагностики. Зачастую она проводится для галочки.

«Газпром» в этом плане – приятное исключение. Компания периодически проводит отборочные испытания для потенциальных подрядчиков на специальном стенде и анализирует полученные результаты. Таким образом, отсеиваются компании с низким качеством диагностики. То есть объёмы «Газпрома» распределяются между проверенными поставщиками услуг.

Мы бы предложили неф­тяникам организовать испытания по аналогу газпромовских. Каждой компании отдельно нецелесообразно их проводить, а скооперировавшись на отраслевом уровне, можно обустроить стенд и на нём испытывать оборудование подрядчиков.

– Можно предположить, что главное конкурентное преимущество ваших приборов и услуг – в их цене?

– Это не совсем так. По качеству мы также вполне конкурентоспособны. Чем определяется качество в нашем случае? Это гарантированность выявления и точность обмера дефектов. На качество влияют три фактора. Во-первых, характеристики наших приборов. Второй фактор – программное обеспечение, с помощью которого мы анализируем данные, полученные с дефектоскопов. Третий – высокая квалификация специалистов компании.

– Сами приборы, программное обеспечение – ваши собственные разработки?

– Конечно. Всё – от проектирования приборов и программного обеспечения, их производства до выезда к заказчику, проведения всех работ, анализа их результатов и подготовки подробного отчёта о состоянии трубопровода – делаем сами.

 – Вы почувствовали уверенность в своих силах, выходите на зарубежные рынки…

– Но при этом нам хотелось бы больше работать именно в России. Но здесь, как я уже говорил, существуют определённые трудности. Кроме того, мы молодая компания. При этом к участию в тендере нередко допускаются фирмы, имеющие практический опыт работы не менее 3 или даже 5 лет. Для нас это барьер, хотя мы можем – чтобы не простаи­вало оборудование – дать значительно более выгодное предложение по цене. И всегда приглашаем потенциальных заказчиков к себе – чтобы они своими глазами посмотрели, на каком оборудовании мы работаем, как организовано дело. Увы, это им, как правило, неинтересно.

Нам бы очень хотелось работать с крупными компаниями напрямую, минуя субподрядное звено. Но, к сожалению, практика сложилась именно такая. Надеюсь, нам удастся изменить её, обратившись в соответствующий Комитет РСПП, принять участие в его работе.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Андрей Базилевский: «Нам хотелось бы больше работать в России»" – на любой email.