Голос российского бизнеса

Александр Шохин: «Бизнес активно включился в реализацию национальных проектов»

Об опыте, уже накопленном бизнесом при реализации приоритетных национальных проектов, основных направлениях работы РСПП по реализации майских указов Президента РФ 2012 г., условиях, при которых эта работа может и должна стать более эффективной в период 2018–2024 гг., рассказывает Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.


– Правомерно ли говорить о том, что российский бизнес уже накопил определённый опыт, работая совместно с госструктурами над выполнением майских указов Президента РФ, принятых в 2012 году? Как этот опыт можно использовать сегодня при реализации приоритетных национальных проектов?

– Опыт был чрезвычайно полезный. Успешно реализованы дорожные карты Национальной предпринимательской инициативы, в рамках которой бизнес впервые не просто участвовал в подготовке перечней мероприятий, но и контролировал и подтверждал выполнение федеральными органами исполнительной власти пунктов дорожных карт.

Эффективность данного инструмента подтверждает и продвижение России в рейтинге Doing Business на 31-е место. До целевого 20-го места добраться не удалось, но прогресс со 120-го места впечатляющий.

Создан институт уполномоченного по защите прав предпринимателей на федеральном и региональном уровнях.

Полноценно запущена появившаяся несколько раньше – в 2010 году – процедура оценки регулирующего воздействия (ОРВ) и проектов нормативных документов. Абсолютное большинство проектов нормативных правовых актов проходят процедуру публичной экспертизы, по результатам которой проект может быть серьёзно скорректирован, а в ряде случаев министерство или ведомство может просто отказаться от его разработки из-за негативных оценок.

Много сделано для развития институтов и механизмов поддержки инвестиционной активности бизнеса.

Запущен механизм государственных программ как основа стратегического планирования, уже доказавший свою эффективность и ставший формализованной основой для реализации национальных проектов.

Так что лучшие практики реализации майских указов 2012 года уже используются в реализации прошлогоднего указа.

– Работа РСПП в данном направлении будет, вероятно, координироваться соответствующими комитетами и комиссиями? Многие из них также накопили определённый опыт практической работы в этом направлении. Какие из комитетов и комиссий вы можете отметить в качестве положительных примеров?

– Большинство комитетов и комиссий РСПП работают успешно, тем более что ряд направлений требует взаимодействия нескольких рабочих органов.

Пример – цифровизация. С одной стороны, есть профильные рабочие органы, например Координационный совет по вопросам цифровизации, Комитет по цифровой экономике, Комиссия по связи и информационно-коммуникационным технологиям. С другой стороны, это системная, функциональная тема, в подготовку предложений по которой вовлечены практически все комитеты и комиссии РСПП.

– Понятно, что говорить о сравнительной приоритетности нацпроектов неуместно. Они все актуальны. Но, вероятно, участие бизнеса в некоторых из них может быть особенно эффективным по каким-то объективным причинам?

– Сейчас максимальный интерес среди нацпроектов у предпринимательского сообщества вызывают «Экология», «Международная кооперация и экспорт», «Повышение производительности труда и поддержка занятости», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» как наиболее бизнес-ориентированные.

Но и нацпроекты «Здравоохранение», «Образование», «Демография» и другие не менее важны для бизнеса, учитывая, что это инвестиции в будущее, в развитие страны, в конкурентоспособность. Причём компании уже участвуют в реализации таких проектов, а не только декларируют интерес.

– Детали участия бизнеса в нацпроектах продолжают обсуждаться на совещаниях с участием предпринимателей и чиновников. Какие аспекты совместной работы являются наиболее проблемными в плане достижения консенсуса?

– Самым сложным оказалось на практике, а не в теории добиться от органов власти ориентации на бизнес-стандарты при реализации совместных проектов на всех их стадиях – от формирования инвестиционного предложения до контроля за реализацией. Органам власти проще действовать в рамках стандартной бюрократической логики, чем применять проектный подход.

Есть проблемы и с недостаточной открытостью органов власти. Проекты нормативных правовых актов в большинстве случаев проходят процедуру ОРВ, хотя и здесь остаются лазейки для недобросовестного поведения, когда, например, на ОРВ размещается один вариант проекта постановления или распоряжения, а вносится в Правительство РФ абсолютно другой. Но в отношении проектов стратегических документов обязательств по проведению публичной экспертизы нет.

Учитывая, что закон о стратегическом планировании, очевидно, надо править, в него потребуется заложить более жёсткие конструкции и в части реального внедрения принципов проектного управления, и в части обязательности экспертизы бизнеса для стратегических документов.

– Вопрос доверия между бизнесом и властью, видимо, по-прежнему остаётся ключевым и будет иметь важнейшее значение для результатов совместной работы по реализации нацпроектов. Что реально сделано государством за последние год-полтора, чтобы повысить уровень доверия?

– Уровень доверия растёт, но недостаточно быстро. Во многом это связано с сохраняющейся высокой непредсказуемостью принимаемых решений и недостаточными сроками для реализации законодательных новаций.

Стало привычным, когда подзаконные акты принимаются с опозданием на несколько месяцев. В некоторых случаях полный комплект подзаконки не появляется через год после принятия закона и даже больше. В лучшем случае бизнес-сообществу удаётся перенести сроки введения нового регулирования, в худшем – действовать в условиях высокой неопределённости и риска попадания под штрафные санкции из-за нерасторопности органов власти.

Позитивные примеры, такие как принятие в прошлом году основных налоговых законов в весеннюю сессию, что позволило бизнесу адаптироваться к изменениям (в результате даже повышение НДС оказалось не столь критичным для экономики), нередко нивелируются негативной правоприменительной практикой, когда меняющиеся подходы к трактовке законодательства неожиданно получают обратную силу.

И то, что считалось правильным в налоговой сфере, неожиданно становится нарушением со всеми вытекающими административными и даже уголовными последствиями. Пример – развернувшиеся между компаниями и налоговыми органами споры по некоторым видам оборудования: движимое это имущество или недвижимое.

Хотя в целом ситуация улучшается: государство стало немного больше доверять бизнесу, а бизнес – государству.

– Можно ли привести конкретные примеры важных для предпринимателей законодательных актов, в окончательных текстах которых предложения бизнеса, в частности РСПП, были учтены если не в полной, то в значительной степени?

– Таких примеров достаточно много, причём РСПП взаимодействует с разработчиками законопроектов на самых ранних стадиях. В минувшем, 2018 году в Государственную Думу внесён объёмный законопроект, направленный на масштабную модернизацию процессуальных механизмов в арбитражном, гражданском и административном судопроизводстве. Ещё до внесения Бюро Правления РСПП сформировало позицию по предлагаемым Верховным Судом РФ новациям, уведомило разработчика и Правительство РФ. Поскольку доводы были хорошо обоснованны, большинство из них было учтено, например отказались от отмены так называемой «договорной подсудности». Рассмотрение законопроекта в Госдуме намечено на апрель, и в нём уже нет положений, которые не поддержал бизнес.

– Каковы перспективы формирования новой нормативной базы инвестиционной деятельности, в частности реализации СПИК?

– Мы ждём принятия в весеннюю сессию двух долгожданных для бизнеса законов – «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Федеральный закон “О промышленной политике в Российской Федерации” в части регулирования специальных инвестиционных контрактов», а также связанных с ними поправок в Налоговый кодекс.

Первый законопроект создаёт «платформенное решение» для применения стабилизационной оговорки, причём в широком смысле этого слова. Речь идёт и о фискальной, и о регуляторной, и о тарифной стабильности условий реализации инвестиционных проектов. При этом компания, заключающая в соответствии с этим законопроектом соглашение о защите и поощрении капиталовложений, имеет возможность пользоваться и другими мерами поддержки, например налоговыми льготами в рамках ОЭЗ, ТОСЭР или СПИК.

Одновременно законопроект позволяет упорядочить базовое законодательство в инвестиционной сфере, учитывая, что отдельные законы действуют ещё с советских времен, а ситуация с тех пор изменилась: сформировались принципиально иные лучшие практики в регулировании инвестиционной деятельности, появились новые инструменты и институты поддержки, да и уровень вовлечённости России в глобальный финансовый рынок серьёзно вырос.

– Тема неналоговых платежей, кажется, становится уже хронической. В прошлом году и вы лично, и многие представители РСПП поднимали этот вопрос на самом высоком уровне. Существует ли шанс, что необходимость совместной работы бизнеса и государства над реализацией нацпроектов позволит, наконец, решить эту важную для предпринимательского сообщества проблему?

– Действительно, существенного прогресса в решении поставленной бизнесом задачи урегулировать систему неналоговых платежей добиться пока не удалось.

Работа над рамочным законопроектом, регулирующим порядок установления, исчисления и взимания таких платежей, была приостановлена, хотя он был согласован и ключевыми федеральными органами исполнительной власти, и бизнесом.

Предложенный Минфином России законопроект, предусматривающий включение экологических неналоговых платежей в Налоговый кодекс в виде экологического налога и утилизационного сбора, не поддержан РСПП.

Причин несколько. В нарушение поручений Председателя Правительства РФ и первого заместителя Председателя Правительства РФ – Министра финансов России не было предусмотрено освобождение от уголовной ответственности минимум на 10-летний срок (только снижены штрафы).

Законопроект ликвидировал целевой характер экологических платежей, при этом давал возможность зачесть не более 70 % инвестиций в счёт уплаты налога, что ставило под удар и стимулирующий характер экологического сбора.

В целом ориентация на фискальный подход может привести к невозможности реализации приоритетного способа исполнения расширенной ответственности производителя – её самостоятельной реализации, а также к заморозке начатых проектов по самостоятельной утилизации отходов.

Но, главное, такая конструкция не ограничивает возможность дальнейшего креатива органов власти по введению новых платежей, например предложенного Минэкономразвития России углеродного сбора.

Мы не возражаем против подхода Минфина России по принятию точечных решений по отдельным группам неналоговых платежей, например против включения в Налоговый кодекс платежей, по своим основным характеристикам не отличающихся от госпошлин, но нужен системный подход по законодательному урегулированию этого вопроса в целом.

– Какие проблемы сегодня воспринимаются бизнесом острее всего? Устранение или снижение каких административных барьеров, по мнению предпринимателей, необходимо, в том числе и для эффективной работы по реализации приоритетных нацпроектов?

– По существу, это и есть главная цель реформы контрольно-надзорной деятельности. Исключение устаревших и дублирующих требований, переход на риск-ориентированный принцип проверок, пересмотр обязательных требований необходимо осуществить практически во всех областях хозяйственной деятельности. Эту работу срочно нужно делать и при этом не забывать о гармонизации требований к бизнесу в рамках ЕАЭС.

– Президент РФ Владимир Путин решил ещё раз продлить уже вторую амнистию капитала на год, до марта 2020 года. Будет ли этот шаг способствовать возвращению капиталов в Россию? Возможно, это, в свою очередь, позволит и увеличить объём частных инвестиций в реализацию нацпроектов?

– Если на начальном этапе амнистии бизнес не очень активно ею пользовался, то теперь ситуация изменилась. По оценкам первого заместителя Председателя Правительства РФ – Министра финансов России Антона Силуанова, за последний год задекларировано только остатков по счетам более 10 млрд евро. Это очень приличная сумма.

Сработали два фактора – растущие внешние риски в виде расширения санкций против России и российского предпринимательского сообщества и повышение доверия к перспективам инвестиций в Россию.

Дополнительный бонус для компаний, готовых перерегистрироваться в России, – созданные специальные административные районы и принятое законодательство о международных холдинговых компаниях. Эти решения серьёзно повысили конкурентоспособность российской юрисдикции и шансы на более активное возвращение капиталов в страну.

А учитывая декларируемую бизнес-ориентированность при вовлечении компаний в реализацию национальных проектов, уверен, что возвращающийся в страну капитал станет существенным компонентом внебюджетных средств в проектах, ориентированных на достижение задач из майского указа Президента РФ.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Александр Шохин: «Бизнес активно включился в реализацию национальных проектов»" – на любой email.