Голос российского бизнеса

Александр Козлов: «Соблюдение экологического законодательства должно стать выгодным для бизнеса»

О взаимодействии власти и бизнеса в решении вопросов, связанных с экологией, перспективах совершенствования природоохранного законодательства, проблемах углеродного регулирования, перспективах реализации «мусорной» реформы рассказывает в интервью нашему журналу Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Александр Козлов.


– Наличие разногласий среди представителей бизнеса и природоохранных органов по вопросам нормативно-правового регулирования в сфере экологии – явление уже привычное. Можете ли вы назвать примеры, когда обоюдная готовность к поиску компромисса предпринимателей и министерства позволила прийти к решениям, устраивающим обе стороны?

– Федеральный закон – это не то, что приходит «сверху». Тогда он просто не работает. Нам нужен результат – механизм, который выгоден и бизнесу, и государству, и природе. Поэтому любой законопроект у нас разрабатывается с участием широкого круга лиц: экспертов, представителей бизнеса, властей, общественных организаций.

Обсуждение идёт по двум направлениям. Первое – в соответствии с российским законодательством, каждый нормативный правовой акт выкладывается на сайт regulation.gov.ru. Каждый может высказать своё мнение, замечание и предложение по законопроекту. Затем все эти замечания учитываются при дальнейшей доработке документа. Второе – широкое обсуждение новых форм, правил, инструментов регулирования в природоохранной сфере, внесение поправок в действующее законодательство обсуждается с привлечением Общественной палаты РФ и общественных советов на круглых столах, форумах, в рабочих группах, куда обязательно входят представители бизнеса. Я благодарен коллегам из Российского союза промышленников и предпринимателей.

Пример такого активного обсуждения – законопроект, определяющий ответственность собственников промышленных предприятий за накоп­ленный вред экологии. В его разработке активно участвует РСПП. Задача законопроекта – не допустить повторения таких ситуаций, как в Усолье-Сибирском и с Байкальским ЦБК, когда концов не найдёшь и непонятно, кто будет отвечать за то, что десятилетиями убивали природу. Ответственность должна быть у бизнеса. Получил прибыль – убери за собой. Президент страны Владимир Путин поручил ускорить принятие законопроекта: сейчас он находится в Правительстве РФ.

– Как вы можете оценить предварительные результаты проведения «регуляторной гильотины» в природоохранной сфере?

– Основная задача механизма «регуляторной гильотины» – актуализация законодательства. В природоохранной сфере с советских времен накопилось огромное количество требований, зачастую устаревших. Регулирование стало слишком детальным, во многих случаях запутанным и противоречивым. Даже ответственному бизнесу стало очень сложно ориентироваться в требованиях законодательства. С начала 2021 года отменено действие устаревших требований. Безусловно, нельзя допустить, чтобы актуальные документы перестали действовать, поэтому есть список нормативных актов, не подпадающих под действие «регуляторной гильотины».

Не менее опасен и правовой вакуум. В Минприроды России создана рабочая группа, задача которой – актуализировать важнейшие для бизнеса нормативные правовые акты в сфере охраны окружающей среды. Например, разработаны новые требования к материалам оценки воздействия на окружающую среду. Они начнут действовать с 1 сентября 2021 года.

Прежняя процедура была разработана ещё в 2000 году, за это время мир изменился. Сам принцип проведения оценки остался прежним: проводятся исследования, по результатам которых готовятся материалы, и потом всё это ещё раз обсуждается. Но мы ввели ряд уточнений и дифференцировали требования с учётом особенностей деятельности, которую ведёт предприятие. Например, в отношении объектов I категории по уровню воздействия на окружающую среду (самые опасные) материалы оценки должны дополнительно содержать анализ соответствия технологических процессов требованиям наилучших доступных технологий.

Также новые требования чётко определяют процедуру уведомления об общественных обсуждениях. С 1 сентяб­ря они будут публиковаться на официальных сайтах властей. Если это объекты экологической экспертизы федерального уровня, то на сайте Росприроднадзора и того региона, где планируется объект. Если экспертиза регионального уровня, то на сайте субъекта и муниципального образования. Если же будущая деятельность не является объектом экологической экспертизы, то уведомление об общественных обсуждениях должно быть размещено на сайте муниципальных органов власти.

– Какие законопроекты в настоящее время готовятся министерством? В чём заключается их актуальность?

– Я уже упоминал о законопроекте, который регулирует порядок ликвидации объектов накопленного вреда окружающей среде. Он находится на особом контроле у государства. Идёт широкое обсуждение документа с представителями РСПП, бизнеса, в том числе такого крупного, как «Лукойл», «Газпром нефть», Русал, «Металлоинвест», ­«Еврохим» и др.

Проблема брошенных вредных производств – не единичные случаи, таких примеров у нас по стране достаточно. Недавно я был в Хабаровском крае, в городе Амурске, где ртуть не утилизирована. Собственник предприятия непонятно где, на месте производства – руины... Поэтому крайне необходим закон, который определит, что собственник отвечает за весь жизненный цикл предприятия, вплоть до «зачистки» ландшафта после ликвидации производства.

Сегодня у всех на слуху тот факт, что компания «Норникель» выплатила 146 млрд рублей штрафа за ущерб окружающей среде после аварии в Норильске. Конечно, приоритет не штрафы брать, а делать так, чтобы соблюдать экологическое законодательство было выгодно. Но и штрафы должны идти на сохранение экологии. Сейчас они попадают в общий бюджет и потом идут на самые различные цели. По поручению президента страны они теперь будут «окрашены» – то есть целиком направлены на решение экологических проблем.

В текущем году предстоит внести в законодательство изменения о квотировании выбросов в городах с сильным уровнем загрязнения воздуха. Сейчас эксперимент проводится в 12 крупных промышленных центрах страны в рамках национального проекта «Экология».

Кроме того, перед нами стоит задача создать национальную систему высокоточного мониторинга и утилизации климатически активных газов. Нужно понимать, кто, чем и в каких объёмах загрязняет окружающую среду.

Большая работа предстоит в сфере борьбы с изменениями климата. По данным Росгидромета, темпы потепления в России почти в 3 раза быстрее, чем в мире. Ситуацию необходимо менять, и планы по адаптации к изменениям климата будут утверждены у отраслевых ведомств и у всех 85 регионов страны.

По поручению Президента РФ уровень выбросов парниковых газов, которые провоцируют потепление, к 2050 году должен быть ниже, чем в Евросоюзе. Основой для изменения экономического уклада станет законопроект об ограничении выбросов парниковых газов, который разрабатывает Мин­экономразвития России.

– В своих выступлениях и интервью вы не раз достаточно критично отзывались об углеродном регулировании в целом и углеродном налоге в частности. В чём, на ваш взгляд, суть существующих проблем?

– Наши крупнейшие угольные, металлургические, нефтеперерабатывающие и другие предприятия в случае введения углеродного налога – в зоне риска. Мы должны защитить наш экспортный потенциал. При оценке выбросов парниковых газов, объёмы которых у России далеко не самые высокие в мире, не учитывается поглощающая способность наших лесов. А на минутку это 20 % от всей площади лесов в мире. Наша страна должна предложить свою научно обоснованную методику расчётов выбросов парниковых газов.

В начале года мы внесли изменения в методику определения объёма поглощения парниковых газов, сделали её более точной. Далее – Рослесхоз и Росгидромет должны убедить международных экспертов Рамочной конвенции ООН об изменении климата. В 2022 году мы планируем представить в секретариат Национальный кадастр, учитывающий обновлённые данные о поглощающей способности российских лесов.

– Судя по всему, арктические проекты сегодня пользуются особым вниманием руководства министерства: есть намерение разобраться с мусорной проблемой в регионе. Экологическая обстановка в Арктике вызывает особое беспокойство?

– Нужно понимать, что Арктика – это регион, от которого во многом зависит экологическое благополучие планеты. Мы с вами уже говорили об изменениях климата. Для высоких широт – это таяние ледников, многолетней мерзлоты. Сложные вопросы, на которые необходимо искать ответы.

Нужны современные наблюдения. Минприроды России предлагает создать государственную систему мониторинга многолетней мерзлоты. 65 % нашей страны находится в криолитозоне, но о ней не упоминается ни в одном программном документе. Притом что состояние многолетней мерзлоты влияет на экосистемы, рельеф, береговую линию. Мы сейчас сталкиваемся с тем, что из-за таяния грунта «ведёт» инфраструктурные объекты. Необходимо защитить северную природу от экологических катастроф.

Мы предлагаем создать систему мониторинга многолетней мерзлоты на базе наблюдательной сети Росгидромета. Этот процесс займёт несколько лет и будет включать два этапа: пилотный и основной.

На первом этапе, с 2022 по 2024 год, будут разработаны методы и технологии мониторинга исключительно для Арктической зоны России на основе опыта пунктов, которые работают на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа и Северной Земле. После дооснащения эти пункты войдут в общероссийскую систему, которая будет создана уже на втором этапе и «накроет» территорию всей многолетней мерзлоты нашей страны.

Отмечу космическую программу Росгидромета. В конце февраля 2021 года с космодрома Байконур был запущен первый космический аппарат «Арктика-М». Эта уникальная не только для России, но и для всего мира система позволит круглосуточно наблюдать за процессами в Арктике. Следить за ледовой обстановкой, непрерывно получать данные о солнечной и геомагнитной активности, собирать данные с наземных платформ и передавать их в прогнозные центры. В дальнейшем будет создана группировка из двух аппаратов.

Кроме того, по заказу Росгидромета предприятия ракетно-космической промышленности разрабатывают космические аппараты, которые будут оснащены бортовым радиолокатором. Прибор способен проводить наблюдения за Землёй независимо от времени суток и освещения. Это позволит снизить зависимость от зарубежных спутниковых данных.

Что касается мусорной проблемы – она так же актуальна, как и для всей нашей страны. У нас непростое индустриальное наследие: брошенные заводы, затопленные корабли... Всё это копилось десятилетиями. До 2024 года в пяти арктических регионах мы ликвидируем 11 объектов накопленного вреда. Это восемь несанкционированных свалок и три наиболее опасных объекта. Улучшится качество жизни более 700 тыс. человек.

– Мусорная реформа – тема, которая, вероятно, будет актуальна ещё долгое время. Потому хотя бы, что фактически она затрагивает всех жителей страны. Сейчас нередко можно слышать пессимистические прогнозы, касающиеся реальности достижения поставленных целей в намеченные сроки. Какие задачи, связанные с успешным проведением реформы, вы считаете наиболее важными, требующими первоочередного решения?

– В определении ключевых задач нужно исходить из основной цели – переход к циклической экономике за счёт повторного использования ресурсов. Отходы – это сырьё для новой продукции: мебели, одежды, строительных материалов. Во всём мире постепенно переходят к этому. Это значит, что в стране должна быть налажена сортировка мусора, переработка. Необходим рынок для сбыта новой продукции.

Вы правы: это процесс не одного года. Но экологическая повестка – не разовая вещь. Она будет всегда. Устаревают технологии: сегодня мы строим самый современный мусороперерабатывающий завод, через 10 лет он уже не будет таковым. В 2021 году мы рекультивируем свалки самыми современными способами, но через 10 лет будут иные подходы. Мы находимся только в самом начале пути, и здесь перед нами стоит целый ряд задач.

Первое – люди ещё не привыкли сортировать мусор. Нужно объяснять, зачем это делается, менять сознание людей. Пока каждый человек в нашей стране не поймёт, что ресурсы не бесконечны, что мусор, который просто выбрасывается, природа перерабатывает столетиями, а то и тысячелетиями, изменить что-то сложно.

Другая важная задача – сор­тировка. Нужно, чтобы во дворах каждого российского города, посёлка, села стояли контейнеры для раздельного сбора мусора. Это довольно накладно для регионов, поэтому мы разрабатываем программу субсидирования из федерального бюджета.

Третье – как утилизировать уже накопившийся мусор. Какие свалки необходимо убрать в первую очередь. Нужна методика, определяющая степень приоритетности ликвидации полигонов.

И четвёртое – как снова не замусорить страну. Вы посмотрите, сколько упаковки мы выбрасываем после каждого похода в магазин. Покупаешь игрушечную машинку ребёнку, она бы и в карман поместилась, но коробка у неё такая, что и в руках не унесёшь, нужен большой пакет. В конце прошлого года принята Концепция расширенной ответственности производителя (РОП), которая предполагает, что с 2022 года вся выпускаемая упаковка будет полностью утилизироваться за счёт производителя. Можно переработать её на своих мощностях или заплатить экологический сбор. Уже утверждена дорожная карта концепции: детальный план того, что мы будем делать, чтобы добиться полной утилизации выпускаемой упаковки.


Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Александр Козлов: «Соблюдение экологического законодательства должно стать выгодным для бизнеса»" – на любой email.