Голос российского бизнеса

Михаил Алексеев: «Нужно уметь управлять ожиданиями!»

За плечами Председателя Правления ЮниКредит Банка, члена Правления РСПП Михаила Алексеева уникальный опыт работы в банковской сфере: он стал самым молодым доктором наук, работал в Министерстве финансов и почти 30 лет является крупнейшим специалистом в банковской сфере. Михаил Юрьевич – блистательный спикер, регулярно выступающий на различных профессиональных и образовательных площадках. Он лично готовит свои презентации, к настоящему моменту имея уже 10 тыс. слайдов, каждый из которых содержит не только полезную, зачастую философски ориентированную информацию, но и юмор. Как говорит сам Михаил Юрьевич, он любит коллекционировать интересные сюжеты. Поэтому и его хобби – банковскую фотографию – смело можно отнести к настоящему искусству!


– Михаил Юрьевич, уже много лет ваша судьба неразрывно связана с ЮниКредит Банком. Какие позиции он сегодня занимает в банковской системе России?

– Наш банк создан в 1989 году. Соответственно, в этом году мы отмечаем своё 30-летие. Мы входим в число 11 системообразующих кредитных организаций. Наша доля на рынке – около 2 %, но среди банков с участием иностранного капитала ЮниКредит Банк – самый крупный в России. Здесь наша доля – порядка четверти. У нас около 4 тыс. сотрудников, 100 точек присутствия, более 2 млн розничных клиентов, примерно 30 тыс. – корпоративных.

За 10 лет, что я руковожу банком, мы заработали порядка 3 млрд евро чистой прибыли. Банк входит в большую международную группу UniCredit, история которой начинается в XV веке. Это одна из крупнейших банковских групп мира и Европы.

– Принадлежность к столь солидной международной банковской структуре – фактор исключительно позитивный?

– В этом положении есть свои преимущества и недостатки. Преимущества – это стабильность лучшей международной практики и возможность получить поддержку материнской структуры. К недостаткам я бы отнес определённые ограничения свободы действий, потому что всё достаточно сильно зарегламентировано. Мы как вагон в железнодорожном составе – с какой скоростью двигается этот состав, с такой скоростью двигается наш вагон.

Понимаете, быть частью большой, крупной группы – это огромный плюс. Например, можно централизованно, на групповом уровне разработать какое-либо эффективное и передовое решение и попытаться внедрить его во всех других банках, таким образом сэкономив за счёт масштаба. Конечно, при этом надо учитывать особенности регулирования в каждой стране.

– Бывают ли для банкиров лёгкие времена?

– Банковская деятельность – это бизнес, который находится под очень высоким давлением. Причём со всех сторон: внешняя среда, клиенты, конкуренты, регуляторы.

Ранее в стране был полностью государственный банковский сектор, и у него была своя, я считаю, достаточно высокая степень эффективности. Мы захотели получить частную банковскую систему в надежде, что она будет ещё более эффективной. Но в итоге сегодня сложилась ситуация, когда две трети банковского сектора находятся в руках государства. Эффективность банковской системы даже много ниже, чем это было при Советском Союзе. С этой точки зрения нам хотя бы вернуться на уровень прошлого.

«Банковская деятельность – это бизнес, который находится под очень высоким давлением. Причём со всех сторон: внешняя среда, клиенты, конкуренты, регуляторы»

За 30 лет с рынка ушло порядка 80 % банков – более 2 тыс.: банков становится меньше, они укрупняются, частные банки уходят или становятся государственными. На санацию и помощь банкам тратятся огромные средства. Все номинальные показатели увеличиваются, но прибыль оседает в основном в государственных банках. Банковский сектор номинально растёт, но этот рост не трансформируется в рост экономики.

В абсолютном выражении наблюдается рост активов – за последние годы они выросли примерно в 1,5 раза. Но сейчас этот рост существенно замедлился. То же самое касается доли банков в ВВП.

Вообще, банки перестали быть привлекательным объектом инвестиций, как это было ещё 15–20 лет назад. Был период, когда активы и стоимость акций банковского сектора бурно росли, а в последнее время они находятся на низких отметках.

Конечно, система у нас сильно монополизирована и консолидирована. Так, в Фонд консолидации банковской системы попало порядка 7 % активов банковского сектора – это очень много.

Поэтому ситуация достаточно напряжённая. Но главное то, что мы видим вызов со стороны небанковских игроков, связанных с процессами цифровизации. Они начинают конкурировать с банковским сектором, оказывать те или иные финансовые услуги.

– Какие конкретно структуры вы имеете в виду?

– Это стартапы, крупные цифровые компании – Google, Facebook, Amazon, а также другие сетевые структуры типа Alibaba, платёжные системы, например Apple Pay.

«Банки перестали быть привлекательным объектом инвестиций, как это было ещё 15–20 лет назад. Был период, когда активы и стоимость акций банковского сектора бурно росли, а в последнее время они находятся на низких отметках»

Их присутствие меняет ландшафт банковской системы. Встаёт выбор: или мы меняемся, или будем терять долю рынка, терять бизнес.

Цифровая революция, цифровая трансформация – это достаточно серьёзная вещь. Она воздействует на всех и каждого.

– Какие ещё наиболее значимые изменения происходят сейчас в достаточно консервативном банковском секторе?

– Банки уже давно по факту выполняют огромный набор контрольных и надзорных, в том числе проверочных, функций. Нагрузка на нас всё время увеличивается, предъявляются новые требования.

Кстати, и процессы цифровизации здесь играют свою роль. Кто работает в бизнесе, знает: по Закону № 54-ФЗ установили онлайн-кассы. Их уже 1,5 млн, в ближайшие 2–3 года их число увеличится до 5 млн. Весь малый и средний бизнес будет охвачен этой системой онлайн-касс. Таким образом, любая финансовая операция практически в реальном режиме времени будет попадать в большие данные через операторов фискальных данных.

Также в перспективе – система маркировки всех продуктов и создание тотального слепка со всех экономических процессов. На этой основе можно легко воссоздать Госплан версии 2.0 или 3.0. Будут накоплены огромные массивы данных практически обо всех сторонах экономических процессов и явлений. С другой стороны, это, конечно, источник знаний, которые повысят эффективность продаж или бизнеса.

Уже сейчас есть целый ряд крупных организаций (например, «Аэрофлот», Лукойл), куда налоговые органы вообще не приходят с проверками. Потому что они подключаются к их базам данных, скачивают всё, что им необходимо, и анализируют эту информацию. Центральный банк ставит такую же задачу в отношении банков. Пока это не очень получается, но тотальная система «государева ока» и контроля за всеми процессами дальше будет только развиваться.

Мы тоже участники этого процесса, хотя пока он выстроен недостаточно эффективно.

– Вероятно, в этих условиях главная задача – не отстать от времени?

– Конечно. Мы видим, что появляются новые игроки. Например, банк «Тинькофф». Это яркий пример восходящей звезды, потому что он достаточно гибко реагирует на изменения. По сути, это платформа, которая позволяет в короткие сроки времени создавать новые продукты, услуги, выходить на новые рынки и ниши.

Наш банк был создан три десятка лет тому назад как классический банк. Тогда темп изменений был не такой высокий. Мы достаточно устоявшаяся, консервативная, жёсткая система, которая к тому же управляется большой группой.

Мы не очень сильно заточены на изменения. Наша задача – создать внутри себя такой контур, который позволял бы достаточно быстро выводить на рынок новые продукты, услуги, быть, как говорится, в тренде.

Мы банк, на две трети обслуживающий крупный корпоративный бизнес, а обслуживание этой категории клиентов вряд ли сильно трансформируется и поменяется даже в ближайшие 5–7 лет.

«Мы видим вызов со стороны небанковских игроков, связанных с процессами цифровизации. Они начинают конкурировать с банковским сектором, оказывать те или иные финансовые услуги»

Сейчас группа UniCredit и мы как её часть вступили в стадию очередного цикла планирования и составляем бизнес-план на следующие 4 года. Проводим мозговые штурмы на тему «Каким должен быть банк будущего», и здесь много совершенно свежих и нетривиальных идей. Но основное – это цифровизация, цифровизация и ещё раз цифровизация.

Очевидно, что границы между банковским бизнесом и всеми другими сферами деятельности потихонечку будут разрушаться. Как я уже говорил, крупные цифровые компании сами начинают оказывать финансовые услуги, и, соответственно, банки тоже расширяют спектр оказываемых услуг.

Сейчас говорят даже не о банках, а о «платформах», «экосистемах», когда банк может, например, продавать билеты в театр или в кино, оказывать услуги по бронированию гостиницы и так далее и тому подобное.

К чему это всё приведет – сказать сложно. Но, наверное, это будет очень быстрая трансформация. В течение следующих 5–7 лет мы увидим совершенно другие формы ведения банковской деятельности...

– Вы как человек многогранный, безусловно, готовы к этим изменениям. Правильно ли я понимаю, что своё увлечение фотографией вы постепенно перевели в профессиональный формат? Когда я была на вашей последней выставке в «Зарядье», впечатлил международный масштаб организации, а самое главное – высокохудожественный уровень работ.

– Могу сказать, что моё хобби уже можно рассматривать как профессиональную деятельность. Потому что фотографии продаются. Своего рода дополнительный заработок. (Смеются.) Но это не главное, конечно.

Когда видишь элементы красоты и гармонии в окружающем мире, возникает желание их запечатлеть. Вполне естественное, на мой взгляд.

Тут два подхода. Либо ты для искусства, в частности для фотографии. Либо оно – для тебя. Мне нужна такая фотография, которая делает мою жизнь интереснее, лучше и ярче. Но прагматично я её рассматриваю как инструмент для решения какого-то рода задач. Для меня это ещё и способ зайти в бизнес с другой стороны, потому что я определяю свой жанр как банковскую фотографию. Я снимаю то, что связано с банками, что связано с деньгами. Портреты банкиров, архитектуру и т.д.

– И ощущение счастья?

Это важная часть жизни, но она не единственная. Я люблю и занятия историей финансов, готовить выступления, слайды к ним, люблю изучать литературу по разным областям знаний. Но, мне кажется, очень важно поддерживать баланс между работой и другими аспектами жизни.

Конечно, нельзя распыляться. Количество таких увлечений и того, что тебе нравится, должно быть достаточно ограниченным. Но в целом это придаёт жизни гораздо большую устойчивость.

– Есть такие люди: что бы с ними ни случилось, они себя чувствуют хорошо. А есть люди: что им ни дай, как старухе в «Сказке о рыбаке и рыбке», у них всегда всё будет плохо и всегда всего мало. Третьи – промежуточный вариант между первым и вторым.

Надо следовать правилу Козьмы Пруткова: «Если хочешь быть счастливым, будь им». Состояние гармонии, душевного равновесия, спокойствия и ощущение счастья – это первичное.

И потом я отношусь к такому поколению, у представителей которого всё-таки планка ожиданий не была очень сильно завышена. Всё, что с нами случилось, оказалось лучше, чем мы ожидали и планировали. Поэтому настрой у меня в целом по жизни позитивный.

У молодого поколения, у многих людей, с которыми я сталкиваюсь, в том числе из сферы бизнеса, иногда встречаются необоснованно завышенные ожидания. Особенно у выпускников институтов – по зарплате, по карьерному росту.

Я считаю, что ожиданиями надо управлять. Надеюсь, у меня это получается неплохо. Если в глубине души у человека будет мир и относительная гармония, если он сохраняет способность получать удовольствие от жизни, нести радость и себе, и другим – тогда и дело будет идти лучше, и жизнь будет складываться удачно.



Профессионально и с любовью

Сам он говорит: «Своей деятельностью можно заниматься по-разному. Профессионально – не профессионально. С любовью – или без неё. Если любитель делает что-то с любовью – это хобби. Если профессионал, который делает что-то равнодушно, без любви, – это ремесло. А когда делается и с любовью, и профессионально – это уже искусство. Важно подниматься на уровень искусства».

И на собственном примере, языком своих фоторабот доказывает правильность этого суждения.

Алексеев – член Московского союза художников.

Его фотоработы многократно выставлялись в рамках различных экспозиций, как персональных, так и совместно с другими известными российскими фотографами.

Работы Михаила Алексеева украшают стены многих российских и международных организаций (в том числе штаб-квартиры группы UniCredit в Милане, Росбанка, МСП Банка, Рено-Ниссан Банка, Финансового университета при Правительстве РФ, Трубной металлургической компании и др.), входят в частные фотографические собрания, как в России, так и за рубежом.

Вышел в свет ряд авторских фотоальбомов Михаила Алексеева.


Персоны, упоминаемые в этом материале:
М.Ю. Алексеев

Отправить ссылку на email

Вы можете отправить ссылку на эту статью – "Михаил Алексеев: «Нужно уметь управлять ожиданиями!»" – на любой email.